Угольная «национализация» по-сепаратистски. Без сбыта


В руках группировок «ЛДНР» в результате «национализации» оказались одни из лучших шахт украинского углепрома, что еще недавно принадлежали корпорациям «ДТЭК» и «Метинвест». Но смогут ли боевики с умом распорядиться ахметовским «приданым»?

Åâðîñîþç âûäåëèò 9 ìëí. åâðî íà ïðîãðàììó "Ïîääåðæêà óãîëüíîé îòðàñëè"

 Сергей Караваев

Еще долго не будут утихать споры: стала ли именно блокада активистами железнодорожных путей, ведущих из ОРДЛО — главным спусковым крючком, приведшим к окончательной потере украинскими собственниками контроля над предприятиями на оккупированной территории. Но факт остается фактом — группировки «ДНР» и «ЛНР» ввели «внешнее управление» на целый ряд стратегически важных предприятий, которые без малого три года функционировали «поперек» всей логике военного конфликта. Теперь трафику угля и металла с неподконтрольных районов через линию разграничения пришел конец. Или нет?

Юристы против «национализаторов»

Примечательно, что собственники угольных предприятий — руководители корпораций Рината Ахметова «ДТЭК» и «Метинвест» — факт потери контроля над шахтами признали последними. Еще месяц назад, в конце февраля, первые «эмиссары» от «ЛДНР» синхронно пришли на шахтоуправления с требованием перерегистрации предприятий под эгидой «народных республик». В начале марта — боевики «перерегистрировали» шахты насильно, переподчинив их собственным «министерствам» и сделав распорядителями «государственные холдинги». Но ахметовские менеджеры упорно хранили молчание.

Свою позицию пострадавшая сторона разъяснила лишь во второй половине марта. Гендиректор «ДТЭК» Максим Тимченко признал: почти 40 тысяч человек, работавших на шахтах корпорации, могут остаться без работы. Но пообещал максимально затруднить боевикам извлечение прибыли с захваченных предприятий.

«Мы уже зарегистрировали уголовное производство по нашим предприятиям. Подано заявление в полицию, и возбуждено 11 уголовных дел. Будут наложены аресты на все движимое и недвижимое имущество по списку, который мы передали. Это означает, что производство и вывоз любой продукции является уголовным преступлением. И у нас появились все юридические основания для того, чтобы при обнаружении факта потребления этой продукции предъявлять претензии» - гендиректор «ДТЭК» в интервью «Интерфакс-Украина».

Другими словами, украинские собственники будут создавать юридические проблемы не столько группировкам «ДНР» и «ЛНР», которые и так находятся за рамками каких бы то ни было законов и правил, сколько их возможным бизнес-партнерам из России, которые опекают донбасских сепаратистов. По словам Тимченко, юристы компании уже направили предупреждение Новочеркасской ГРЭС в Ростовской области РФ, которая может быть потенциальным объектом поставок угля с неподконтрольной территории. И готовятся отослать  «черные метки» еще 32 гипотетическим покупателям угля с «отжатых» шахт. В будущем бизнес-отношения с такими «национализированными» предприятиями может рассматриваться международными судами как соучастие в преступлении.

Гибридный ответ Кремля

Проблема в том, что кроме юридических рычагов в арсенале украинской стороны фактически нет ничего, что бы можно было эффективно противопоставить рассийской тактике «гибридной войны» — частью которой «угольная национализация» несомненно является.

В самом деле, не считать же, что РФ позволила боевикам прибрать к рукам ахметовские шахты для того, чтобы те таким образом «оздоровили свою экономику»? Без сбыта угля это просто невозможно.

В текущих условиях сгружать его придется только в товарняки с путевыми листами исключительно на российские предприятия. Но парадокс — у России самой перепроизводство угля, а шахты в Ростовской области давно находятся в кризисе перепроизводства, многие из них закрыты десятилетия назад. Донбасский уголь России не нужен. Но не нужен — как продукт для внутреннего потребления. А вот как предмет торга с Украиной — другое дело!

Пока и Кремль, и его марионетки имитируют бурную «пост-национализаторскую деятельность». Боевики ОРДЛО еще в феврале сделали ряд громких заявлений о начале многомиллионных экспортных поставок своей продукции неизвестным контрагентам в «дальнем зарубежье» и в Крыму.

Разумеется, подобные заявления могут быть далеки от действительности и проходить по рангу пропаганды «успешности молодых республик». Но пойди докажи, что поставки на несколько миллионов тонн — фейк! Россия со своей стороны также сделала ряд шагов, направленных на укрепление «пост-национализаторского» статус-кво. Так кремлевские медиа сообщают, что Россия «учреждает при Министерстве энергетики РФ специальный Торговый дом, который будет снабжать предприятия на территории «ДНР-ЛНР» сырьем из России, финансировать достройку инфраструктуры, содействовать «экспансии луганских и донецких предприятий на российские рынки».

Подобная экспансия (разумеется, если она состоится в реальности) может осуществиться только в убыток российским предприятиям соответствующего профиля. Ведь чтобы отдать часть внутреннего российского рынка донецким, ту же часть нужно отобрать у родного российского предприятия. Параллельно еще рискуя подставить всех участников торговой цепочки, начинающейся из «народной республики» — под международные суды. Такой риск делает маловероятным реальную интеграцию предприятий ОРДЛО в российскую экономику — особенно угольных — в перспективе ближайших нескольких лет. 

Угольный блеф?

Тогда возникает вопрос: зачем было устраивать «национализацию», ставить под угрозу трудоустройство десятков тысяч жителей оккупированной территории, если в отсутствие условий для сбыта угля боевики «ЛДНР» способны в лучшем случае временно консервировать потенциально доходные отобранные шахты, а в худшем — порезать их на металл (который, к слову, тоже нужно куда-то экспортировать) — и тем самым окончательно похоронить экономический потенциал региона?

Ответ лежит не в экономической плоскости. Точнее, не совсем в экономической. Россия, разорвав руками сепаратистов технологические цепочки ахметовских предприятий, пытается спровоцировать энергетический кризис в Украине — не сейчас, а осенью 2017-го. Расчет на то, что для нас возрастет цена экспортируемого угля, а соответственно — рост рыночной цены на электроэнергию. Что в свою очередь должно повлечь за собой очередной рост тарифов как для предприятий, так и для населения. Это чревато и политическими последствиями.

Другая задача, которую ставит перед собой Кремль, ввязавшись в рискованную игру в «национализацию» угольных предприятий ОРДЛО — создать такую ситуацию для украинских чиновников, когда им, чтобы справиться с осенним энергетическим кризисом, понадобится найти быстрое и эффективное решение проблемы.

Например, вместо дорого южноафриканского угля очередной «супермен» из энергетического Министерства (а то и рангом повыше) вдруг найдет значительно более дешевый (и подходящий по всем параметрам для украинских ТЭС) какой-нибудь «кипрский» или «панамский» уголь! А потом выяснится, что происхождение этого угля будет… украинским (ведь оккупированные территории все еще считаются украинскими, не так ли?). Уголь марки «добыто в ЛДНР» может быть проведен через целый ряд подставных российских и международных фирм — исключительно ради того, чтобы Кремль смог коррумпировать украинских чиновников и манипулировать ими в своих интересах, погрузив в привычные «серые» схемы.

Другими словами, «национализация» украинских предприятий в ОРДЛО уж точно не улучшит жизнь жителей оккупированной территории. Это всего лишь очередной удар агрессора в гибридной российско-украинской войне. Но способна ли Украина сегодня отреагировать на него адекватно? Ответ мы узнаем уже через несколько месяцев — цену донбасского угля, как и цыплят в известной поговорке, считают осенью.

 

_______________________________________________________________________________

Материал опубликован в рамках совместного проекта РГ и Центра исследований армии, конверсии и разоружения

Добавить комментарий