Взрыв в «ПриватБанке» в Старобельске: почему взорвал себя экс-«айдаровец»


Валерий Гаврилов (скриншот с hromadske.tv)

17 мая в отделении «ПриватБанка» в Старобельске Луганской области произошел взрыв. Мужчина подорвал гранату, сам он погиб, осколочные ранения получили несколько посетителей и сотрудников банка. Из неофициальных источников доподлинно известно, что это — бывший боец ​​батальона «Айдар» и бывший луганский журналист Валерий Гаврилов, якобы погибший три года назад. Об Валерии Гаврилове и мотивах его поступка пишет «Радио Свобода»

Александр Белокобыльский

Мужчина пришел в банк получить кредитную карточку, сообщил отдел коммуникации полиции в Луганской области. Сотрудники банка увидели признаки подделки в паспорте, который он предъявил, и вызвали полицию. Тогда он достал из сумки гранату и подорвал ее.

Во время обыска по месту жительства погибшего полиция изъяла большое количество патронов, стрелкового оружия, гранат и тому подобное. Больше деталей удалось узнать из нескольких неофициальных источников в правоохранительных органах. В том числе и имя погибшего.

«Искупить вину за Абхазию»

До войны Валерий Гаврилов печатался в нескольких луганских газетах. С 2013 был редактором «Путевой газеты», создал онлайн-ресурс «Луганск и луганчане».

С коллегами имел ровные отношения, умел произвести впечатление на девушек. Для мужчин-коллег у него были упоминания (без подробных рассказов) об участии в боевых действиях в Абхазии в 90-х. По его словам, он воевал на стороне абхазских сепаратистов против грузинских войск, был ранен.

Когда в 2014 году Россия оккупировала Крым и развязала войну на Донбассе, Гаврилов говорил, свою абхазскую ошибку осознал и хотел искупить вину. Перед этим вместе с Валерием и еще несколькими редакторами луганских СМИ я побывал на «совещании» в группировке «ЛНР», которая признана в Украине террористической. Вероятно, именно тогда он окончательно решил взять в руки оружие.

В начале июня Луганск контролировали боевики группировки «ЛНР». Газеты с проукраинской позицией, в частности «Реальная газета», где я был заместителем редактора, еще выходили в городе.

Главным спикером от «ЛНР» на «совещании» был человек, который назвался «Николаем Николаевичем Павловым», который зашел и прислонил автомат в углу у входа. Он держался высокомерно, насмешливо комментировал похищения и избиения журналистов. Тем, кто собирался соблюдать проукраинскую позицию, он напомнил о подвалах Лубянки.

«Совещание» с участием московского политтехнолога Павла Карпова стало последней каплей, после которой Гаврилов пошел добровольцем в «Айдар». Скриншот с realgazeta.com.ua

О себе он сказал, что «он луганчанин». В ответ Валерий Гаврилов посоветовал «Павлову» придержать свой «маааасковский акцент» (позже оказалось, это был московский политтехнолог Павел Карпов, которого связывают с Администрацией президента РФ).

«Мне к автомату было ближе, чем «Павлову». Я бы их положил там. Но вас, коллег, пожалел», — говорил мне на следующий день Гаврилов. Он предложил документально зафиксировать факт «совещания», на котором на прессу давили и обещали пытки несогласным с линией «ЛНР».

В конце такой меморандум с указанием основных положений «совещания» подписали Гаврилов от «Подорожней газеты», я от «Реальной», а также главреды издания областного совета «Наша газета» Николай Северин и газеты «ХХI век» Юрий Юров.

На войну — и снова к мирной жизни?

Позже летом 2014-го стало известно, что Гаврилов воюет в добровольческом батальоне «Айдар». В октябре его и еще одного бойца Андрея Ревуцкого задержали в Киеве за якобы похищение человека. Вдвоем они привезли с Луганщины задержанного бывшего начальника областного управления здравоохранения Павла Малыша, которого подозревали в сотрудничестве с группировкой «ЛНР» (по предположению разведки «Айдара», он был «заместителем министра здравоохранения ЛНР»).

Бойцы говорили, что выполняли приказ командования и их действия были согласованы с СБУ. Впрочем, дело было возбуждено по заявлению жены Малыша. Суд освободил бойцов под залог во время ночного заседания 4 октября.

Производство не было закрыто. Чтобы избежать преследования, Валерий Гаврилов, который на тот момент уже был ранен и контужен во время боевых действий, инсценировал собственную смерть. Далее он жил под чужим именем.

Он вклеил свое фото в чужой паспорт. Впоследствии женился на девушке из одного прифронтового населенного пункта и взял себе двойную фамилию: через дефис к фамилии из поддельного паспорта добавил фамилию жены. У них родился ребенок.

Но в мирной жизни бывший боец ​​места себе не нашел. Все больше он становился более раздражительным и суровым. Это было заметно даже в нескольких телефонных разговорах, которые я имел с «погибшим» на тот момент приятелем в 2015 году.

В настоящее время Гаврилов собирался расставаться с женой и жил с другой женщиной. Перед тем, как взорвать гранату в офисе банка, он позвонил ей и сказал: «Прощай».

Правоохранители, которые работали на месте происшествия, нашли при погибшем, кроме поддельных и настоящих документов (в частности, удостоверение участника боевых действий на имя Валерия Гаврилова), также справку с результатами клинического обследования. Согласно ей, у Гаврилова было онкологическое заболевание на поздней стадии.

Однозначно не теракт

При получении кредитной карты в отделении «ПриватБанка» 17 мая вышла заминка. Увидев на пороге сотрудников полиции, Валерий Гаврилов не обнаружил признаков беспокойства, а не паниковал. Но, очевидно, понял, что сейчас его разоблачат.

Он достал из сумки гранату, выдернул чеку, поднял гранату над головой и крикнул всем, кто был в помещении, бежать.

Это однозначно не был спланированный теракт, направленный на причинение вреда людям или финучреждению.

Когда личность погибшего была установлена, полиция провела обыск по месту его жительства. Она обнаружила целый склад оружия и боеприпасов. В частности, пять реактивных гранатометов (РПГ-22 и РПГ-26), шесть автоматов Калашникова, 57 гранат (РГД-5, Ф-1, РГО, РКГ), три противопехотные мины МОН-50, 53 запалы к гранатам, 5 запалов к мин, 36 магазинов к АК, 15 сигнальных ракет и около 11 000 патронов различного калибра.

То есть, если бы речь шла о диверсии или теракте, выбор средства был бы совершенно другим. Даже вместо гранаты РГД-5 с радиусом поражения 20 метров Гаврилов подорвал бы Ф-1 (радиус поражения 200 метров), вряд ли кто-то из окружающих остался бы в живых.

Вероятно, Гаврилов хотел громко уйти из жизни, и так, чтобы его было легко идентифицировать. Иначе зачем брать с собой комплект поддельных и настоящих документов?

О чем эта история? Есть ли в ней мораль? Наверное, это — о посттравматическом синдроме, о том, как война меняет знакомых нам людей. И еще — о том, как трудно участникам боевых действий адаптироваться к мирной жизни.

,

Добавить комментарий