Вера под надзором. Как в «ЛНР» борются с «неправильными» церквями


Оккупационные власти Луганска продлили срок «регистрации» религиозных организаций до 15 октября 2018 года. Напомним, что 2 февраля «народным советом» «ЛНР» принят закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», который предписывал религиозным общинам до августа пройти «государственную религиоведческую экспертизу», а фактически получить разрешение существовать на неподконтрольной Украине территории. Вышеупомянутый «закон» составлен таким образом, что «свобода совести и религиозных объединениях» звучит только в самом названии, а на деле это очередной повод для новой волны репрессий, теперь уже на основе вероисповедания.

Влад Семенчук

На данный момент на территории Луганской области, временно неподконтрольной органам государственной власти Украины, действуют около 250 приходов Украинской православной церкви, два небольших прихода Украинской православной церкви Киевского патриархата, приход Украинской греко-католической церкви, два прихода Римско-католической церкви, а также целый ряд протестантских и неопротестантских церквей, насчитывающих несколько тысяч верующих – евангельские христиане-баптисты, христиане веры евангельской (пятидесятники), адвентисты седьмого дня, Украинская христианская евангельская церковь и др.

Регистрация – вопрос политический

Велика вероятность того, что после принятия «закона» приходы Украинской православной церкви Киевского патриархата, Украинской греко-католической церкви, Римско-католической церкви и ряда церквей протестантского направления на временно оккупированной территории Луганской области просто прекратят свою деятельность.

«Закон» обязывает религиозные организации зарегистрироваться в органах власти «ЛНР», но для этого они должны получить заключение «межведомственной комиссии» о допустимости такой регистрации.

– О квалификации «экспертов», принимающих решения, говорит тот факт, что они требуют, чтобы религиозные общины, которые хотят зарегистрироваться, состояли не менее чем из пяти религиозных ячеек, – рассказывает житель Луганска, прихожанин одной из протестантских церквей Сергей Н. – А все, кто малочисленны, окажутся вне закона. В качестве альтернативы сепаратистская «власть» предлагает общинам, принадлежащим к разным деноминациям, объединяться в одну организацию. Я с трудом представляю себе такие конгломераты. Это чревато, как минимум, конфликтом на теологической почве. Возможно, этого и добиваются «религиоведы». Таким образом, они получат очередной повод закрыть наши церкви.

Уставные документы религиозных общин, полученные на основании законодательства Украины, органами юстиции «ЛНР» не признаются. Правда, это не касается приходов Украинской православной церкви Московского патриархата, которым дозволено пользоваться документами, предоставленными госорганами Украины.

– Мы видим, как предпринимается все возможное, чтобы ограничить, а скорее – сделать вовсе невозможным функционирование в «ЛНР» каких бы то ни было религиозных организаций, кроме Московской УПЦ, – уверен Игорь С. – бывший луганчанин, а ныне – вынужденный переселенец, прихожанин православной церкви Киевского патриархата. – В соответствии с «законом», религиозные объединения, исповедующие православие, должны иметь епархии, признанные Вселенским Православием в пределах канонической территории Московского Патриархата. Это фактически делают невозможной регистрацию УПЦ КП на территории «ЛНР». Хотя и так было понятно, что нашу церковь не зарегистрируют.

Сейчас ходят активные слухи, что если прессинг со стороны «властей ЛНР» будет продолжаться, руководством УПЦ КП, УГКЦ и Римско-католической церкви в Украине будет принято решение отказаться от «перерегистрации» в органах «юстиции ЛНР» и закрыть там свои приходы. Уверен, что такие решения даются непросто, потому что многих людей это лишит пастырской поддержки. Но духовной свободы нас лишили оккупанты еще в 2014 году, когда со своим «русским миром» и «русскими попами» пришли на нашу землю. Мои братья и сестры по вере прекрасно понимают, что это вопрос политический, и перерегистрация будет являться актом признания псевдореспублики «ЛНР». А этого мы сами не хотим. Наша вера жива в нас, а не в каких-то бумажках с печатью террористов.

Численность верующих – «ловушка» для церквей

Протестанты – евангельские христиане-баптисты, пятидесятники, а также адвентисты седьмого дня, – готовы пройти процедуру «регистрации» в «ЛНР». В тоже время от украинской регистрации они отказываться не намерены.

У протестантских общин большая часть культовых сооружений зарегистрирована на частных лиц, некоторые – арендуются у владельцев. В этих церквях традиционно практикуется проведение так называемых «групповых собраний» в частных домах. Но авторы сепаратистского «закона» позаботились о том, чтобы запретить богослужебную деятельность на территории жилого фонда, тем самым сделав функционирование протестантских религиозных объединений невозможным.

В мае в городе Молодогвардейск руками «полиции» власти отобрали у общины адвентистов культовое помещение. Это была квартира в жилом доме, приобретенная церковью для проведения молитвенных собраний. В июле в том же Молодогвардейске «МГБ ЛНР» опечатало культовое помещение общины Всеукраинского Союза Церквей Евангельских Христиан-баптистов, которое располагалось в частной квартире, которую община приобрела специально для проведения молитвенных собраний.

– Установленная «властью» численность верующих – ловушка не только для многих конфессий, общины которых в небольших населенных пунктах всегда были малочисленными, – рассказывает Сергей Н. – Согласно «закону», религиозная община должна насчитывать не менее 30 человек, в реальности они зачастую насчитывают по 27-28 прихожан. К примеру, из-за этого некоторые общины адвентистов седьмого дня в Алчевске, Лутугино, Ровеньках не могут пройти перерегистрацию. Мы знаем, что Восточная миссия церкви АСД (в которую входят Донецкая и Луганская области) обращалась за помощью к российскому отделению Генеральной Конференции АСД. Но наши российские единоверцы ответили отказом, сказав, что повлиять на ситуацию никак не могут. А обращаться в международные религиозные институты по этому поводу руководство Восточной миссии пока не планирует, так как не без основания считает, что это приведет к новому витку санкций, в том числе и силовых, в отношении верующих.

Хотя смиренность верующих и надежда на понимание со стороны власти сепаратистов может привлечь к еще большим проблемам. Как заявили оккупационные власти, деятельность религиозных организаций, которые не пройдут процедуру «регистрации», не только будет официально прекращена, но и попытки ее продолжения будут считаться «уголовно наказуемым преступлением».

Обвинения в экстремизме и «дело врачей»

Что должна в «ЛНР» совершить религиозная организация, чтобы попасть в разряд экстремистских? Ничего особенного. К «экстремистской деятельности религиозного характера» в псевдогосударстве приравниваются публичные богослужения в не приспособленных для этого местах, хранение и распространение любой религиозной литературы – более одного экземпляра (если обнаружены два экземпляра – предупреждение, за три – арест).

К примеру, в феврале нынешнего года и.о. «министра культуры, спорта и молодежи ЛНР» Сидоров заявил, что с принятием закона «О свободе совести» деятельность религиозной организации «Свидетели Иеговы» на территории «ЛНР» запрещается. Предлог все тот же – экстремистская деятельность.

Читайте также: «Религиозная война». Как в ОРДЛО борются против поместной церкви

9 июня в селе Городище Перевальского района один из членов общины евангельских христиан-баптистов в собственном частном доме организовал мероприятие по оказанию местным жителям бесплатной медицинской помощи. Владелец дома сам работает врачом. Он пригласил пятерых своих коллег из различных медучреждений Луганска, также адептов этой церкви. Так называемое «МГБ ЛНР» квалифицировало благотворительный прием пациентов как «массовое мероприятие (религиозное собрание), направленное на популяризацию религиозной организации», и, в соответствии с «законом», пресекло его проведение. У медиков-баптистов конфисковано медицинское оборудование и товары медицинского назначения. Впоследствии «министерство здравоохранения ЛНР» разослало во все подконтрольные медицинские учреждения письма с требованием принять жесткие меры реагирования к этим медработникам.

Но и на этом оккупационные власти не остановились и раздули ситуацию до заговора с целью государственного переворота. Вскоре на медиа-ресурсах сепаратистов были опубликованы сообщения, в которых баптисты обвинялись в религиозном экстремизме, проповедовании идей силового захвата «ЛДНР» силами ВСУ, влиянии на верующих психотропными веществами, осуществлении частной медицинской деятельности без согласования с профильным «министерством». А на церковь баптистов был навешен ярлык – «секта».

6 августа в Алчевске в помещении церкви Христиан веры евангельской «Добрая весть» (здание является собственностью религиозной организации) должно было состояться собрание верующих, на которое пришли порядка 50 человек. Но собрание было прервано членами «МГБ ЛНР», которые вломились в помещение и заявили, что им надо срочно провести обыск в церкви и допрос присутствующих. Они изъяли духовную литературу и компьютер, в котором нашли текст «Молитвы за Украину», опросили всех верующих и доставили пастора и диакона церкви в Алчевский городской отдел «МГБ» для дальнейшего допроса. А уже 8 августа в оккупированном Алчевске состоялся «суд» над пастором, на котором ему выдвинули обвинения в «религиозном экстремизме». Правда, за отсутствием конкретных доказательств, пастора вскоре отпустили.

Поэтому прихожане церкви «Добрая весть» безрадостно смотрят на свое будущее в оккупации. По их мнению, в перспективе провокации, силовое и административное давление в отношении них только усилится.

На новое место жительства или в подполье?

– На фоне всего происходящего очень много верующих протестантских и новоевангельських религиозных общин покидают оккупированную территорию, особенно молодежь, – говорит Сергей Н. – Например, известная христианская церковь «Слово Жизни» из-за этого фактически полностью прекратила свое функционирование. Те же, кто не готов выехать, но не намерен предавать свою веру, переходят как в советское время, на подпольное существование. Что поделать, мы столкнулись с такими же безбожниками, какими были и коммунисты. Только вот те были, по крайней мере, честны своих заявлениях, заявляя, что они атеисты. А эти, прикрываясь словами о Боге, Христе и православии, преследуют таких же христиан…

Сложившаяся на оккупированной территории ситуация вызвала серьезный резонанс не только в религиозной среде Украины. К информации о репрессиях не остались безучастными протестантские и правозащитные общественные организации в Германии и Великобритании. Через возможности диппредставительств Украины в европейских странах факты ущемления прав верующих в «ЛНР» были доведены до мирового сообщества.

Верующие намерены в рамках международного законодательства отстаивать свои права. 7 августа в Интернете было размещено обращение верующих общин Всеукраинского союза церквей евангельских христиан-баптистов (ВСЦЕХБ) в Европейский суд по правам человека с призывом к осуждению и прекращению деятельности оккупационной администрации РФ в Луганской области, направленной на ограничение прав официальных религиозных организаций, действующих в ОРЛО.

Известно, что уже 9 августа начали поступать письма с предложениями поддержки от представителей протестантских и католических религиозных организаций США, Канады и ряда других стран, где есть значительные украинские диаспоры.

Но будут ли они услышаны луганскими боевиками и их хозяевами из РФ? Вопрос скорее риторический…

, , , , , ,

Добавить комментарий