Чем живет экономика «ЛНР»?


Если верить пропагандистским ресурсам, «молодые республики» встают с колен со страшной скоростью. Промышленность развивается, экономика работает, бюджет наполняется. «РГ» разбиралась, как же на самом деле обстоят дела на территории под контролем группировки «ЛНР».

Александр Белокобыльский, «РГ»

Хлеб в «ЛНР»: монополия Наден

Когда спрашивают, с чего живут люди на оккупированной территории, первое, что приходит на ум, – рынки и магазины работают. В торговле заняты многие. Хотя значительная часть магазинов закрыта (например, отжатые группировкой «ЛНР» супермаркеты «АТБ»), торговля остается одним из самых распространенных средств заработка.

Интерьер супермаркета «АТБ», который не смогли сделать «Народным». Луганск, ул. Панькова, 32

Действуют магазины бытовой техники и электроники, строительные, множество комиссионок, специализированные алкомаркеты и, конечно же, продуктовые. На прилавках Луганска продукты из РФ, Беларуси, есть украинские, а также немалый ассортимент произведенного в ОРДЛО.

Бывшие газетные киоски перешли к торговой сети «Добродии»

Из пищепрома с лейбой «Сделано в «ЛНР», прежде всего, хлебобулочная продукция предприятий «Луганскмлын» и «Луганск-Нива» под торговой маркой «Добродия». Обоими предприятиями руководит Зинаида Наден, «депутат народного совета ЛНР». С начала боевых действий она стала практически монополистом на рынке хлеба и круп. Кроме производства, предприятие расширило сеть фирменной торговли. В киосках, открытых повсеместно, хлеб и крупы продаются на несколько рублей дешевле – этим «Добродия» сильно подрубила конкурентов.

По некоторым данным, через нее проходила значительная часть гуманитарки, которую везли в «белых КАМАЗах» из РФ. Якобы для поддержания «социальных цен» на хлеб и крупы, но частично пришедшие крупы фасовались в собственную упаковку «Луганск-Нивы» и шли на продажу по обычным ценам.

Хлебозаводы компании «Lauffer Group» (принадлежит «донецкому» Александру Лещинскому), которые выпускали продукцию под ТМ «Коровай» начали проигрывать конкуренцию Наден еще до войны. Теперь они сдают позицию за позицией, хотя хлебозаводы продолжают работать (официально «Lauffer Group» к ним отношения не имеет).

Молочная продукция производства «республик» представлена марками «Станица» (Луганск) и «Добрыня» (Донецк). «Добрыня», помимо молочки, поставляет мороженое, конкуренцию ему проигрывает мороженое «Луганскхолода».

Пиво и водка – местные

Спиртные напитки местного производства – это водка ликеро-водочных заводов «Луга-Нова» (Луганск) и «Олимп» (Донецк). Уже в 2016 году директор завода Леонид Держак рапортовал, что производство водки увеличили в 6 раз по сравнению с довоенным. Что отчасти объясняется снижением конкуренции и демпинговыми ценами на спиртное «Луга-Новы» в Луганске.

Директор ЛЛВЗ «Луга-Нова» Леонид Держак (слева) и «и.о. министра промышленности ЛНР» Дмитрий Божич, 9 сентября 2016. Фото – ЛИЦ

Пиво местное – это отжатый у международной корпорации Efes пивзавод в Донецке и поставляющий пиво в кегах пивзавод из Ровеньков Луганской области.

Сладости «республиканские» производят отжатые (по крайней мере, формально) донецкие «Конти» и «АВК», последней принадлежит и луганская кондитерская фабрика, которая тоже работает. Печенье в широком ассортименте выпускает луганская фирма «Мак-Дак», ей же принадлежит ресторан с собственным производством пива «Макарска пивоварня» (возможно, фирма тоже отжата – владелец ныне выпускает крафтовое пиво под прежним названием в Василькове Киевской области).

Действуют мясокомбинаты, в частности, луганский (ТМ «Луганские деликатесы») и перевальский. Краснодонский мясокомбинат стоит, пункт о его запуске был внесен в так называемую «программу социально-экономического развития 2023».

Сельхозпроизводство существует, хотя объемы далеки от довоенных. Оно представлено земледелием (зерновые, подсолнечник), хотя основные объемы зерна, круп, а также подсолнечного масла завозятся из РФ. Действуют птицефабрики, в частности, Чернухинская и «Червоный прапор» в Перевальском районе, «Семейкинская» и «Изваринская» – в Сорокинском (бывш. Краснодонском) районе. С животноводством дело обстоит хуже.

Легпром: возрождения не заметно

До войны ситуация с легкой промышленностью была так себе. Успешно работали производители женского белья – ТМ «Anabel Arto», хорошо известная на украинском рынке, не афишировала свое луганское происхождение, но мощности были там. «Грация» (впоследствии – ЧП «Луиз»), «Татьяна» тоже пользовались успехом у дам. Они выполняли и зарубежные заказы известных марок, что говорит о высоком качестве.

«Anabel Arto» производство перенесла из Луганска, на подконтрольной правительству территории производится белье «Грации» и ряда родственных ей торговых марок. Однако оборудование из Луганска вывезти владельцам не дали, и на нем небольшими партиями продолжают нерегулярно шить для ОРДЛО.

«Anabel Arto» перенесла производство из Луганска. Скриншот

– «Татьяна» работает, знаю один магазинчик, где их продукция постоянно в ассортименте, – говорит о Луганске переселенка Виктория Цветкова.

Несколько швейных фабрик в городах областного значения до 2014 работали с переменным успехом ввиду проблем с оборотными средствами. В самом Луганске с полной загрузкой работала лишь швейная фабрика «Глория-Джинс», купленная этим российским производителем одежды несколькими годами раньше.

Эта швейная фабрика заработала еще в 2015 году, о чем рапортовал тогдашний «глава» Игорь Плотницкий. Он подчеркивал, что это именно российская «Глория-Джинс» возобновила производство. Однако фирма, чья продукция и сегодня продается в Украине, открещивается. Там утверждают, будто производственные мощности в Луганске ей неподконтрольны.

Российская «Глория-Джинс», чтобы избежать санкций, публично открещивается от восстановленного в Луганске производства. Фото — ЛИЦ

Остальные предприятия легпрома, согласно сообщениям пропагандистских ресурсов группировки «ЛНР», принимают участие в т.наз. «ВДНХ ЛНР», получают дипломы, но о результатах их работы не пишут.

Как правило, тамошняя пропаганда широко освещают даже малейшие успехи, чтобы подтвердить, мол, «республика состоялась». Судя по отсутствию таких новостей о легпроме, писать не о чем. Есть новости, где предлагаются рецепты спасения швейных фабрик (например, «Брянковчанки»). А вот новостей о том, что спасли – нет.

Машиностроение: гиганты в анабиозе

Что касается металлообработки и машиностроения, – работает завод трубопроводной арматуры «Маршал». Его акционеры и руководители Сергей Горохов (народный депутат фракции Партии регионов в ВР прошлого созыва) и Вячеслав Светлов активно поддержали «русскую весну». Ныне оба они входят в руководство луганского филиала ЗАО «Внешторгсервис», которому во «внешнее управление» переданы отжатые весной 2017 предприятия украинской юрисдикции (об этом ниже).

Сергей Горохов (на тот момент народный депутат Украины фракции ПР) проводит «съезд предпринимателей» при участии тогдашнего «главы ЛНР» Валерия Болотова. Май 2014

ЛЗТА «Маршал», как и до войны, поставляет продукцию в РФ. Однако, по словам местных жителей, зарплаты там невысокие, и рабочая неделя – неполная.

Работает завод «Автомотозапчасть», который выпускает автоклапаны, в т.ч. для российского «КамАЗ».

С неполной загрузкой продолжает работать «Луганский электромашиностроительный завод», он производит комплектующие для электровозов и шахтное оборудование.

Крупные предприятия Лутугинский завод прокатных валков, Стахановский вагоностроительный завод и Стахановский завод ферросплавов – стоят, несмотря на обещания «главы ЛНР» Леонида Пасечника запустить их «в ближайшей перспективе». Стоят Луганский станкостроительный (им. Ленина) и Луганский машиностроительный (им. Пархоменко).

Вывеска напечатана на принтере

Вывеска, напечатанная на принтере, — убедительное доказательство, что завод работает. Фото — ЛИЦ

Еще со времен «главы» Плотницкого в «ЛНР» заявляли, будто запущено производство на Луганском патронном заводе. А в апреле нынешнего года сообщалось о патронах луганского производства в Грузии. Международное разведывательное сообщество InformNapalm допускало, что это контрабанда из оккупированного Луганска. Однако источники «РГ», знакомые с обстановкой на заводе, заверяют: производство не восстанавливалось ни на день. Больше того, не проводился ни разу профилактический запуск. Так что теперь линии уже вряд ли можно будет запустить.

Оживший в 2012-13 годах «Лугансктепловоз», который принадлежит «Трансмашхолдингу» российского миллиардера Искандера Махмудова, – практически в анабиозе. По словам работников, сейчас в основном выполняют работы по ремонту вагонов, рабочая неделя неполная, зарплаты низкие, выплачиваются с задержками.

Горно-металлургический комплекс под «Внешторгсервисом»

Львиную долю налогов и продукции региона в денежном выражении давали предприятия горно-металлургического комплекса. Это угольные объединения, на которых работали десятки тысяч человек, и алчевские металлургический и косксохимический комбинаты.

Эти предприятия после введения транспортной блокады ОРДЛО и последовавшей «национализации» группировкой «ЛНР» столкнулись с огромными трудностями.

 

Вопрос с коксом для металлургии решить было можно – на Алчевский коксохим (он, как и меткомбинат, принадлежал корпорации «ИСД») можно направлять коксующийся уголь с шахт «Краснодонугля» (принадлежал «Метинвесту» и входил в металлургический дивизион «СКМ» Рината Ахметова). Но для работы Алчевского меткомбината необходимо еще и сырье – железная руда. Проблему пытались решать поставкой руды по серым схемам, через Росрезерв. Однако в полную силу предприятие так и не заработало.

Угольные же предприятия «национализировали» в два приема. Вначале государственные объединения «Луганскуголь», ГП «Антрацит» и ряд других превратили в «государственные унитарные предприятия». Сложности со сбытом привели к сокращениям зарплат и снижению, а на некоторых шахтах и к полному прекращению добычи.

Руководитель Филиала №2 ЗАО «Внешторгсервис» Сергей Горохов подписывает коллективный договор с трудовыми коллективами отжатых угольных объединений. Фото — МИА «Исток»

«Краснодонуголь» и входившие в энергетический дивизион «СКМ» Рината Ахметова «ДТЭК Свердловантрацит» и «ДТЭК Ровенькиантрацит» продолжали работать по-старому, а рабочие получали зарплаты на банковские карты до весны 2017. Затем было введено «внешнее управление» – их отдали ЗАО «Внешторгсервис», дочерней структуре одноименной фирмы, зарегистрированной в Южной Осетии, но имеющей корни в Москве. Возглавил луганскую структуру упомянутый выше экс-нардеп-«регионал» Сергей Горохов.

Читайте также: Как южноосетинский офшор «Внешторгсервис»
«съел» шахтерскую зарплату

Сейчас уголь, добытый на оккупированной части Луганщины контрабандой везут в РФ, он частично потребляется в России, частично направляется в оккупированный Крым, а частично, по данным СМИ, с подложными документами о якобы российском происхождении отправляется на экспорт. Еще часть направлялась, не исключено, что в Украину – с такими же подложными документами.

Объемы добычи не оглашаются, тем не менее, они явно далеки от тех, что были под украинской юрисдикцией.

Читайте также: Вугілля з Росії: імпорт чи контрабанда
з окупованих територій?

Как видим, говорить о том, что «жизнь совсем наладилась» на оккупированных территориях, пока что нельзя. В то же время и утверждения, будто там «совсем ничего не работает», – также далеки от истины. Однако этот обзор делает очевидным главное: «республики» живут исключительно за счет поддержки их государством-агрессором Российской Федерацией.

Из РФ поступает львиная доля сырья для пищевой промышленности и для легкой, и для тяжелой. Туда же сбывается значительная часть промышленной продукции. Кроме того, даже работающие «республиканские» предприятия загружены в основном процентов на 20 и не в состоянии наполнить «бюджет». Соответственно, дефицит должен восполняться. И взяться деньгам неоткуда, кроме как из Москвы.

Впрочем, маршрут российских денег в «госбанк ЛНР» – тема отдельного расследования.

, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Добавить комментарий