Жилищные проблемы ВПО надо решать прежде всего государству

Жилищные проблемы ВПО надо решать прежде всего государству

(По результатам социологического исследования в разных регионах Украины)

«Мы здесь оказались в беде, а где государство? Давайте объединимся, чтобы этот вопрос рассматривали с государственных позиций» 

1. Об организации исследования

Обеспечение ВПО жильем является решением большинства проблем переселенцев. Временные меры такие, как предоставление ВПО комнат в санаториях и общежитиях, строительство модульных городков не решили проблему, а лишь частично снизили напряжение в обществе.

Даже государственные программы не эффективны, поскольку они не решают проблему обеспеченности жильем ВПО на любой значущий процент от общего количества ВПО, нуждающихся в жилье. Результаты работы государственных жилищных программ не являются оптимистичными, особенно с учетом тех средств, которые выделяются ежегодно из бюджета.

Наряду с финансовой обеспеченностью действующих государственных жилищных программ для ВПО существует проблема прозрачности финансирования строительства или ремонта или реконструкции жилья для ВПО. Именно прозрачность и контроль со стороны общества является основой повышения качества планирования программ и эффективности распределения и расходования средств на создание жилья для ВПО.

Для осуществления оценки прозрачности жилья для ВПО ОО «Чайка» было начато проект «Прозрачность жилья для ВПО» при поддержке Фонда содействия демократии Посольства США в Украине. Проект реализуется в избранных локациях в Луганской, Тернопольской, Одесской, Киевской областях, в городе Киев. Они сбалансировано представляют политическую географию Украины с различными подходами к решению проблемы, охватывают более 30% ВПО.

Социологическое исследование было проведено в августе-сентябре 2020. Целью было содействие решению жилищной проблемы ВПО путем повышения прозрачности планирования и расходования бюджетных средств на жилье для ВПО в 10 пилотных больших городах и маленьких городках в разных регионах Украины. Выполнение проекта позволило сделать более прозрачным для ВПО, общественности, власти использования средств на местах в целях создания жилья для ВПО, то есть на строительство, ремонт, реконструкцию, покупку, выкуп и т. д.

Прозрачность использования публичных средств понимается как:

1) открытость доступа к информации о процессах формирования и прохождения средств до конечного потребителя (бенефициара);

2) открытость доступа к соответствующим проектным, плановым, расходным и отчетным документам для оценки эффективности расходов указанных выше средств на нужды определенной целевой группы;

3) свободное использование этой информации для целей воздействия на принятие решений, более рациональных с точки зрения потребителя (адресата средств), повышение эффективности использования публичных средств.

Открытость — это что именно делается

Прозрачность – это как и по правилам ли делается и доходит до конечной цели.

Вопрос прозрачности бюджетного процесса как условия повышения эффективности использования бюджетных средств при создании жилья для ВПО изучались нами с помощью трех групп методов: социологического обследования (1-й этап), бюджетного сканирования (2-й этап), экспертного обсуждения (3-й этап) .

В данной публикации речь идет о социологическом исследование. Его целью было изучение мнения ВПО как целевой аудитории (бенефициаров жилищных программ) о возможностях и ограничениях в ходе обеспечения жильем внутренне перемещенных лиц. Участникам 5 фокус-групп предлагалось ответить на такие вопросы:

  • какие реальные потребности в жилье и требования к жилью имеют внутренне перемещенные лица;
  • насколько осведомлены они о существующих программах обеспечения ВПО жильем;
  • как они оценивают эффективность государственных жилищных программ для ВПО, исходя из собственного опыта приобретения или кого-то из окружения;
  • как сами ВПО и эксперты характеризуют диалог между ВПО, властью и ОГО в решении вопросов с жильем для ВПО.

Параллельно в тех же областях были проведены глубинные интервью с 5 ключевыми экспертами национального, областного, местного уровней, имеющих опыт работы в органах государственной власти (министерство, областной совет, руководящие должности в органах местного самоуправления).

Социологическое исследование предшествовало бюджетному сканированию и последующей обработке документов, экспертной дискуссии.

После социологического исследования было выполнено бюджетное сканирование прохождения средств от уровня министерств в органы местного самоуправления по сайту открытых данных «E-data» — единственном веб-портале использования публичных средств, а также путем анализа ответов на запросы, сделанные в органы центральной власти и местного самоуправления.

Завершено этот анализ физической проверкой состояния объектов на местах (отвечает ли состояние объекта и объем проведенных работ объемам их финансирования).

Данные дополнены наработками национального совещания экспертов в октябре 2020г. в составе представителей 5 задействованных регионов, 4 — от органов власти — (на уровне министерств, КГГА), 1 — от международной организации, 7 — от других профильных организаций.

Таким трехэтапным образом было обеспечено комплексность исследования, которое вывело исполнителей на значимые результаты.

2. О состоянии ВПО на восьмом году войны

«Проблема беженцев на Востоке Украины уже настолько устарела,

 что в настоящее время превратилась в хроническое заболевание» «впечатление, что на тебя

 что-то давит постоянно, непрерывно, каждый день и давит и давит, и давит»

Исследования в фокус-группах показало, что на ВПО продолжают давить характерные для войны психологические факторы. Прежде всего, это фактор внезапности / вынужденности / неожиданности / сюрреалистичности обстоятельств, в которых оказался человек. Это разрыв и кардинальность изменений постоянной экосистемы человека; стрессовое состояние; грустные воспоминания о событиях; грустные воспоминания о жизни «до»; воспоминания о стабильной жизни. Это неопределенность относительно дальнейших действий личности в условиях неопределенности в государстве и мире; мысли об оставленном имуществе; отсутствие уверенности (нестабильное состояние).

Не менее важным является длительное воздействие социальных факторов: разорванность социальных / семейных связей, недоброжелательность / обиды / травли со стороны представителей общины (жители, власть, бизнес, СМИ); торможения активности, состояние неопределенности и долгое ожидание, когда все вернется назад (фрустрация). Выделяются также профессиональные факторы: изменение рабочего места, профессии, рода занятий.

Экономические факторы продолжают свое давление на ВПО, но по этой группе — наибольший разрыв между различными подгруппами ВПО. Чем дальше, тем больше разрыв в материальном положении различных социальных групп ВПО, тем больше возрастает потребность одних — в содействии со стороны государства в реализации трудового потенциала, облегчение в ведении бизнеса, потребность вторых — помощь и защиту со стороны государства от нарастающего нищеты. В обоих направлениях — ведущая роль приходится на государство, на использование им своих обязанностей перед гражданами.

В своем стремлении решить проблемы, которые обрушились на них в 2014 году, ВПО озабоченно воспринимают действие таких факторов, как отсутствие политической воли местных властей, а также политические — перенос ответственности других за начало войны на отдельного индивида, обвинения в сторону личности других (вы все одинаковые) участие в выборах в местные органы власти.

Важную роль в темпах адаптации на новых местах проживания играют факторы пространственные: смена места жительства — типа населенного пункта, величины населенного пункта, Не менее важны культурные факторы: изменение устоев и традиции этого населенного пункта.

В таком сложном мире живут внутри перемещенные лица. Они еще не переселенцы. Они станут переселенцами, когда окончательно поселятся в своем достаточном жилье и будут вписаны во все социальные и экономические структуры наравне с другими жителями, будут иметь права членов местных общин.

Что сегодня, на восьмом году войны на Востоке, чувствуют ВПО по отношению к себе, от каких проблем они были и продолжают быть наиболее уязвимыми?

Ведущие и не решены проблемы: потеря капитала — дома, работы, семейных и дружеских связей, отчуждение от малой родины, бездействие государства. Без государства эти проблемы неразрешимы.

ВПО и государство:

Внутренне перемещенные лица являются чувствительными к своему состоянию в результате войны и связанного с ней изломом жизни. Они ощутимо страдают от непредоставления (или если и предоставления, то с препятствиями) законных услуг со стороны государства и местных властей. ВПО отмечают порой оскорбительное отношение к ним, по которому им представляется прямое и косвенное обвинение их в ситуации на Востоке. Это усиливается неэтичным поведением на рабочем месте некоторых представителей органов власти и учреждений при предоставлении государственных, муниципальных, в том числе административных, услуг и воспринимается как дискриминация со стороны государства.

Возможно, следует говорить о небрежном соблюдении этики госслужащего и ненадлежащем исполнение услуг, на которое государство не повлияло, но своим игнорированием косвенно поддержала такую «скрытую» дискриминации в отношении ВПО.

ВПО и члены принимающих общин:

ВПО продолжают замечать дискриминацию, которая в некоторых случаях усиливается параллельно нарастанию потребности в принятии долгосрочных решений по ВПО. Причины дискриминации по словам респондентов (со стороны членов принимающих общин):

  • недоверие / подозрительность априори / боязнь по надежности арендатора-переселенца / работника-переселенца из-за существующего миф, что именно жители Донецкой и Луганской областей «позвали русский мир», перенос ответственности за начало оккупации на переселенцев;
  • риск-профиль жителей Донецкой и Луганской областей имел негативные оценки из-за отсутствия постоянного места жительства, неформального статуса «перекати поле»;
  • прецеденты с некоторыми переселенцами по оплате за жилье, когда дело касалось материальной ответственности на работе;
  • ментальные различия, чем дальше от Донецкой и Луганской областей, тем более это имело/ имеет влияние;
  • обнищание / неплатежеспособность переселенцев, поскольку вынуждены были внезапно оставить дома;
  • предвзятое отношение представителей принимающих общин к «другим», которые «понаехали», в т.ч. с трансляцией такого отношения на рабочее место.

Невнимание государства к проблемам и к состоянию ВПО демонстрирует фактически пренебрежительное отношение государства к этому контингенту населения, передается на настроения руководителей органов местного самоуправления, порождает иногда негативные нотки в общественном мнении. («На кого Бог, на того и люди». — народная пословица).

3. Реальные потребности ВПО в жилье — учитываются ли они в государственных программах

«Самое необходимое… сколько там положено на одного человека квадратных метров… привязка к работе… хоть немножко, но свое»

Следует заметить, что продолжающееся расслоение ВПО по экономическим, имущественным признакам ориентирует их на различные программы обеспечения жильем в соответствии с особенностями их жилищных потребностей, даже в разном физическом, социальном, психологическом пространстве. Это проявилось и в ходе работы фокус-групп.

Еще одно замечание: в течение 7 лет перемещения с зоны вооруженного конфликта социально-демографическое состояние ВПО меняется, и те формы регистрации и учета ВПО, которые были утверждены в начале процесса массового переселения, не дают достаточной информации для принятия долгосрочных решений.

Заявление о постановке на учет ВПО содержит 25 видов информации о заявителе и членов его семьи. Но на ее основе нельзя стать в очередь на получение жилья и разрабатывать жилищные программы — не хватает необходимой информации.

Органы местного самоуправления ведут учет граждан, «нуждающихся в улучшении жилищных условий», и требуют от ВПО, особенно ВПО — участников АТО / ООС еще с десяток необходимых справок, которые нужно брать главным образом в военных ведомствах, у врачей, а также с других реестров.

Для создания жилья нужны очень конкретные, четкие данные, на основе которых и по желанию самих ВПО можно было бы посоветовать им ту или иную жилищную программу. При этом уточнить потребности и возможности ВПО, на основе чего они могли бы воспользоваться какой-то государственной программой (например, «Доступное жилье»). Для того, чтобы войти в очередь на социальное жилье и получать жилье по местной целевой программе, эти программы должны становиться составными частями местных программ социально-экономического развития

На практике для целей планирования и проектирование жилья используют пакеты других данных, а именно:

  • структура семей ВПО в зависимости от уровня дохода и стоимости планируемого жилья;
  • портрет целевого сегмента по уровню доходов (исходя из стоимости домовладений);
  • структура целевого сегмента по степени готовности оформления ипотечного кредита;
  • структура целевого сегмента по возрастным категориям;
  • структура целевого сегмента по размеру семьи;
  • структура целевого сегмента по социальному статусу.

При таком порядке учета и формирования очередей на жилье возникает ряд вопросов, в которых, как показали фокус-группы, ВПО мало ориентированы. Прежде всего, внесение их в общие очереди вместе с местными жителями становится камнем преткновения в отношениях с теми из них, кто встал на очередь раньше, еще в мирное время.

Несмотря на здравый смысл, очередь для ВПО и очередь участников АТО / ООС, которые впоследствии пристают к категории ВПО, должны быть разделенными между собой и отделены от местных жителей. Для этих трех групп действует разное законодательство, природа их создания разная, министерства как распорядители средств и источники финансирования также различны.

На фокус-группах респонденты проявляли понимание этого вопроса.

Уточняя свои потребности в жилье, респонденты в основном исходили из условий проживания: чтобы семья жила вместе; рядом с работой / транспортом / больницей и т.д., — а также исходя из норм проживания, а именно количества квадратных метров на одного человека.

Респонденты в основном не демонстрируют желания воспроизводить контуры своего жилья в Донецкой и Луганской областях. Главной для многих респондентов выступает потребнось иметь свое жилье на новых местах жительства, кроме нескольких женщин ВПО старшого возраста, мечтающих о возвращении домой.

Также важным считается обеспечения норм жилой площади на одного человека, чтобы было «свое» пространство.

В основном, все говорят о бюджетнрм варианте жилья (социальное жилье). Некоторые — мечтают о жилье, соответствующему по площади и комфорте наровне с утраченным жильем.

Это варианты типовых ответов на нужды ВПО в жилье.

Из них очевидно, что люди готовы довольствоваться малым: им нужна безопасная квартира (чтобы завтра не выселили), возможность иметь хотя бы скромное минимально гарантированное жилое и социальное пространство (потому что намучались в перенаселенных арендованных квартирах, общежитиях, местах компактного проживания и т д.). Еще людям нужны работа и социальная инфраструктура рядом. ВПО страдают от безденежья, а без денег жилья не будет: разрекламированные жилищные программы рассчитаны на кредитно-льготное приобретение жилья, но это не для обедневшего большинства, а для адаптированного, с начальным капиталом, меньшинства ВПО. Социальный квартирный учет — для тех 20% ВПО[5], которые в нем нуждаются, остается для них малоизвестным понятием.

Способны ВПО к принятию решений путем развития своей активности?

Оценки такой способности проводилась по социальной активности, экономической активности, адаптированности к жизни в принимающей общине.

Самооценка ВПО активной жизненной позиции (внутреннего потенциала) — социальной и экономической активности, а также адаптированности к жизни в принимающих общинах — свидетельствует о достаточном уровне для формирования способности.

С максимальных 10 баллов по каждой позиции ситуация выражается в таких параметрах:

  • Активность самых ВПО — 5,7;
  • Взаимодействие с властью — 1.97;
  • Результат — 1,52.

С другой стороны, оценка организационной активности со стороны «своих» организаций, представляющих интересы ВПО — втрое меньше индивидуальной активности.

Однако жилищная проблема не является однозначно «жилой», поскольку проблема лежит глубже и уходит корнями в правовое поле таких определений как «статус оккупированных территорий», «война», «агрессор», «статус ВПО» и другие.

 Поэтому пути решения жилищной проблемы в условиях войны, продолжается, — смутные, без четкого видения. А видеть и определяться надо было уже вчера, на пятом году войны.

4. Об осведомленности ВПО о жилищных программах

«…будем реалистами… я не жду, что государство мне даст какое-то жилье. Мне было бы приемлемо жилье под 3%… на вторичное жилье, чтоб я туда мог зайти и жить… Первичка — это голые стены, это еще раз работать полжизни»

Респонденты информированы о жилищных программах поверхностно. Каналы такого информирования — в основном слухи, также тематические группы в социальных сетях (Фейсбук, ВКонтакте).

Все программы воспринимаются переселенцами более или менее положительно, но все же с неким недоверием.

Важным для них условием есть рациональная приемлемость условий погашения кредита / компенсации, поскольку респонденты рассчитывают в основном на собственные силы.

Итак, востребованными программами для обеспечения ВПО жильем является льготное кредитование до 7% годовых, компенсация процентов по кредиту, строительство / реконструкция социального жилья за счет бюджета и других фондов, восстановление заброшенных домов / квартир / дач, а также кооперативное строительство, и, конечно, льготное кредитование. Важным является кооперативное строительство кооперативами, созданными ВПО. Но оно требует доработанной законодательной базы.

Эффективность действующих жилищных программ оценивается внутренне перемещенными лицами достаточно критично.

Респонденты в фокус-группах привели свое видение обеспечения ВПО жильцем:

  • для участия в предлагаемых государством программах надо иметь стартовый капитал не менее 4000 -10000 долл;
  • найти квартиру на вторичном рынке и ждать, пока программа заработает;
  • обратиться за льготным кредитованием под 3-7%;
  • оформить рассрочку;
  • ждать компенсацию жилья от государства;
  • усилить сектор социального жилья;
  • социальное жилье оформить, а потом его выкупить;
  • застройщики могут выделять из каждого высотного дома по 5-6 квартир под социальное жилье;
  • найти пожилого человека и ухаживать за ним с возможностью получить наследство, но такие люди уже под контролем квартирной мафии, которая наживается на их имуществе;
  • мотивировать городские советы на участие в жилищных программах для ВПО в условиях

децентрализации, использовать социальные объекты, которые закрыты или недостроенные в период слияния различных служб при объединении общин для реконструкции под жилье;

  • провести инвентаризацию общежитий, которые остались на балансе городов;
  • не верить государству, чрезмерно работать и заработать на жилье;
  • раздобыть денег и купить самому;
  • разработать новые механизмы формирования очереди на жилье для ВПО.

Такие пути видят ВПО для получения / создания жилья с помощью государства / или самостоятельного приобретения его.

5. О диалоге между ВПО, властью и ОГО в решении вопросов с жильем для ВПО.

«Мы НЕ создаем базы людей, которые нуждается в жилье (ВПО). А знаете почему? Если мы сейчас начнем создавать эти базы — под что?»

Каждый диалог начинается с открытости информации. Его цель — всестороннее рассмотрение проблемы и сближения позиций для принятия в условиях относительной ограниченности ресурсов наиболее рационального решения, направленного на целевую аудиторию и на наиболее эффективное использование ресурсов.

Очевидно, карантин из-за Ковид-19 и массовость заболеваемости нарушили непосредственные контакты между представителями органов власти, органов местного самоуправления, организациями гражданского общества, сообществом ВПО.

Тем более возросло внимание к информации на сайтах всех перечисленных субъектов общения целей распространения полезной для целевой группы информации, ее анализа, представления аргументированных предложений, влияния на подготовку взвешенных решений.

Участники нашего социологического исследования на основе ответов ВПО констатируют слабость донесения до них информации именно по жилищным программам, новых возможностей для ВПО, изложение опыта людей, которые уже получили жилье. и т.д. Настоящего диалога по этой теме не налажено.

В этом вина всех указанных субъектов желаемого диалога, обладающих различными долями информации из различных источников. Также к диалогу почти не подключаются руководители-исполнители жилищных программ. На этом фоне положительно выделяется только программа «Доступное жилье». Но если бы ВПО имели более широкий доступ к прямому диалогу, то по этой программе могли бы буть озвученными уже выявленые некоторые моменты, которые прежде всего нуждаються в доработке законодательства.

Для ВПО получения жилья — задача со многими неизвестными, которую надо решить путем срочного предоставления «свежих» документов, ведь от этого зависит место в очереди на жилье. Очень часто надо успеть получить жилье «здесь и сейчас», так как средства на жилье для ВПО выделяют ближе к концу года, а в случае их неиспользования до конца года — заберут обратно.

В условиях такой искусственно создаваемой законодателями и исполнителями суеты алгоритм действий достаточно насыщенный. Возможность попасть в одну из программ по обеспечению жильем ВПО — это прежде всего предварительная готовность принять участие в таких государственных программах. Для этого нужно: стоять в очереди, отслеживать квартиры для покупки, следить за официальными ресурсами, которые информируют о наличии выделения бюджетных средств на программы. Дальше — иметь хорошее здоровье, стабильный доход, несколько каналов дохода и готовность выполнять финансовые обязательства по Программе.

С другой стороны, чиновники не считаются с тем, как ВПО ищут возможности решить жилищный вопрос и находят разные, даже оригинальные варианты.

6. Рекомендации к Дорожной карте для правительства

«У ВПО обострённое чувство справедливости, переживание за будущее Украины, больше вовлеченность»

Исходя из результатов исследования, констатируем, что большинством респондентов и экспертов определена основная плоскость, в которой, по их мнению, лежит проблема решения жилищных вопросов ВПО (удовлетворение базовой потребности человека в жилье и уважения к ней) — это реальная политическая воля государственной власти (гаранта конституционных прав граждан Украины) и способность органов местного самоуправления (принимающих общин) к участию в жилищных программах для ВПО.

Несмотря на общее состояние дел по жилью для ВПО, учитывая мнение респондентов и Экспертов в данном исследовании, считаем необходимым:

1) провести в Украине парламентские слушания, посвященные решению проблемы жилья для ВПО;

2) Правительству и общественности разработать Дорожную карту действий «Жилье для ВПО»

Предварительно представляются следующие рекомендации:

Органам государственной власти:

1. Разработать стратегический и коммуникационный планы решения жилищных вопросов ВПО. Одной из задач коммуникационной стратегии должны быть вопросы этики общения государственных служащих, а задач стратегии обеспечения жильем проживающих в общинах ВПО — обязательность включения жилищных программ для ВПО в планы социально-экономического развития на данной территории: дополнение к существующим программам и обязательный раздел в новых программах.

2. Начинать разрабатывать реальные целевые жилищные программы для ВПО с первичного звена, а именно с выяснения на местах потребностей ВПО в конкретном жилье и с драфтов обеспечения жильем ВПО на уровне общин.

3. Решить вопрос жилья для ВПО в небольших городках и сельской местности путем покупки на вторичном рынке пригодных зданий, возведенных до 2000 года. Это более эффективный механизм по обеспечению жильем ВПО в тех общинах, где нет нового жилищного строительства, но поблизости работа и люди хотят там жить.

4. Законодательно обеспечить содействие кооперативном строительству кооперативам, созданным исключительно ВПО, без наличия в списках посторонних лиц.

5. Наладить контроль за деятельностю строительных организаций в направлениях своевременного изготовления и утверждения документации на строительство, внедрение системы поощрений таких организаций к созданию жилья для ВПО и сдачи их «под ключ». Усилить контроль за тем, чтобы в цене не было «коррупционной составляющей».

6. Опираясь на кейсы более или менее эффективного решения жилищных проблем ВПО по городам (например, Мариуполь, Харьков), в т.ч. в государственных жилищных программах, применение эффективных механизмов формирования очереди на получение социального жилья для ВПО, использования в условиях децентрализации новых для общин социальных объектов для реконструкции под жилье и т.д. — продолжать стимулировать органы местной власти на участие в жилищных программах для ВПО, в распределении ресурсов из субвенции.

7. Внедрять партнерские отношения между центральной властью (в лице Министерства по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины, Министерства развития общин и территорий Украины, Министерства социальной политики Украины), органами местной власти и их ассоциаций, организациями гражданского общества (которые координируют жилищные программы для ВПО).

8. Сделать центральный канал информирования по решению жилищных проблем на сайте Министерства по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины, например, это может быть вкладка на сайте, в которой собрана вся информации по данному вопросу, поскольку этот вопрос имеет не меньшую важность, чем коррупционная деятельность , которой посвящено достаточно внимания на сайте.

9. Государственным банкам болем широко применять Программу для предоставления льготного кредитования ВПО с кредитной ставкой до 7% годовых, с компенсацией за счет бюджета и других фондов процентов на кредитование, с первоочередным вкладом до 10% от стоимости жилья, причем как на первичном, так и на вторичном рынке недвижимости.

10. Рассматривать Закон о выкупе жилья у ВПО в Украине как один из возможных путей решения жилищной проблемы.

11. Обеспечить прозрачность государственных программ путем надлежащего информирования ВПО о них, полноты публикаций данных о ресурсах на сайтах открытых данных.

Органам местного самоуправления:

12. Обратить особое внимание на реконструкцию социального жилья, восстановление заброшенных домов / квартир / дач и т.п.

Украинским институтам гражданского общества и международным организациям в Украине, которые занимаются вопросами беженцев и ВПО:

13. Усилить и развивать адвокационную деятельность организаций гражданского общества, которые координируют жилищные программы для ВПО.

14. Работать над сплочением внутренне перемещенных лиц вокруг темы жилья.

15. Положительно оценить первый опыт привлечения международных средств к созданию жилья для ВПО. Расширить эту практику.

Материал упорядочила Заливная Л.Н., менеджер проекта

Статья опубликована в рамках проекта «Transparency of IDPs Housing »(«Бюджетный сканер жилья для ВПО») при поддержке Фонда содействия демократии Посольства США в Украине. Взгляды участников мероприятия не обязательно совпадают с официальной позицией правительства США.


Добавить комментарий