За что в РФ судят казаков, воевавших на Донбассе


Сергей пару лет назад переехал в Украину из-за преследований в своем городе, фото Facebook

Быть казаком в России сегодня опасно. Причем, независимо от того, поддерживаешь ли ты путинский режим или представляешь оппозицию, шел ли в 2014-м в первых рядах воевать за «русский мир» на Донбассе или отговаривал от этого соотечественников, — рассказывают собеседники «Реальной газеты»

Анна Комарова для Реальной газеты

Представители казачества, наводнившие неподконтрольный Донбасс в 2014-м, оказались в опале не только в «ЛДНР»

Как «внесистемных казаков» преследуют в России, “Реальной газете” рассказал один их представитель, Сергей. Сам Сергей пару лет назад переехал в Украину из-за преследований в своем городе. В частности, из-за того, что в 2014 он призывал молодых казаков не воевать в чужом государстве, а наводить порядок в своем.

Сегодня же в российских судах рассматриваются дела тех, кто все же поехал воевать на Донбасс и участвовал в оккупации Крыма. Сергей объясняет это просто: Крым — уже оккупирован, а на Донбассе — активная фаза не предвидится. Тех же, кто по инерции хочет махать нагайкой, решили усмирить, упрятать за решетку или… убрать.

Именно поэтому, считает наш собеседник, ФСБ РФ “убрала” полевых командиров Алексея Мозгового и Павла Дремова. Первый называл себя потомственным казаком, а второй — казачьим атаманом Всевеликого Войска Донского.

 

«Убрали, чтобы они не вернулись в Россию и не портили климат на оккупированной территории. Поскольку эти люди амбициозные. Да, сегодня он «ватник», но завтра может он может выступить против Путина из абсолютно меркантильных целей. Например, ограбить “российский общак” или стать президентом какого-то нового территориального образования. Если путинская  Россия рухнет, то естественно, развалится на сегменты. Таким образом, они (спецслужбы, — ред.) устраняют таких активных», — говорит Сергей.

Сергей считает, ФСБ РФ “убрала” полевых командиров Алексея Мозгового и Павла Дремова из-за казачьего происхождения

Казачий реестр  — способ вербовки, шантажа и манипуляций ФСБ

Держать под колпаком казаков помогает Государственный реестр казачьих обществ. Впервые о таком реестре заговорили в 1995 году. Тогда был принят Указ Президента РФ «О Государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации». Но реально заработал этот реестр только после редакции 2005 года. В нем четко прописано, что реестр, — это «информационный ресурс, содержащий сведения о казачьих обществах», а «российское казачество» — «граждане Российской Федерации, являющиеся членами казачьих обществ».

Сергей, — потомственный казак, но в этом реестре его нет. Скрывать ему нечего, но вот быть завербованным не сильно хочется:

«Дело в том, что так называемый Казачий реестр пример организации, которая плотно курируется ФСБ. Механизм такой: когда человек хочет попасть в реестр, на него собирается досье. Если у него голова соображает немного лучше остальных, его подтягивают на непубличный разговор и вербуют в резидентуру. Есть сеть Центра противодействия экстремизма, например. Человек этот пишет расписку, в которой подтверждает, что его вербуют. Далее шантаж происходит так:  ему говорят «Мы тебя посадим в тюрьму и сделаем так, что эта расписка попадет к зекам и тебя там зарежут убьют и так далее».

По словам Сергея, чаще всего реестровых казаков просят быть либо понятыми, либо дружинниками, либо лжесвидетелями.

Но иногда их привлекают и для нестандартной работы, говорит собеседник:

«Чтобы они, например, были провокаторами покупки наркотиков. То есть, казак-провокатор, просит человека-жертву купить анаши, и обещает скинуться деньгами. Жертва идет к заранее внедренному в его круг знакомств “барыге” под полицейской крышей, и покупает анашу с целью употребления вместе с казаком-провокатором, и когда он возвращается, то казак-провокатор даёт ему деньги, мол вот, моя доля на анашу, и в этот момент их арестовывают сотрудники полиции. Таким образом возбуждается уголовное дело по статье предусматривающей ответственность за торговлю наркотиками с санкциями не менее 5-8 лет колонии. Казак-провокатор же идёт в роли “сознательного гражданина” или открыто как закупщик в рамках спецмероприятий».

Иногда они вообще это делают бесплатно, в рамках идеи или шантажа, но в большинстве случаев «стучат» за деньги. Человека назначают казачьим атаманом, а он должен в своих рядах вычислять инакомыслящих. Одним из вычисленных оказался и Сергей.

«Это были члены казачьих организаций, которые получали деньги за оперативную работу в отношении меня. Подходили якобы друзья, соратники, которые говорили: брат, да я в реестре, но на самом деле я тебя уважаю, ты – молодец! Скажи, к кому ты ездил в Киев. Я говорю, например, что ездил к Люсе Самсоновой. Потом, когда я нелегально допрашивался, ФСБ-шники меня пытали, мол кто такая Люся Самсонова? А  я знал, что Люся Самсонова не существует, и понимал, кто меня сдал».

В судах казачьи заслуги не учитываются

Несмотря на то, что казаки вроде бы должны помогать российским правоохранителям, бывают случаи, когда они сами совершают преступления. Сложно сказать, верят ли они, что избегут наказания прикрываясь казачьим мундиром. Но в суде их причастность к казачеству на приговоры не влияет.

Например, в судебных решениях есть история Пушкарского Г.Я. из Донецка Ростовской области. Во время конфликта избил знакомого в его квартире. От полученных травм тот умер.

“Пушкарский Г.Я. в трезвом виде — адекватный, нормальный человек. Однако в состоянии алкогольного опьянения становится агрессивным, бросается в драку, затевает ссоры и скандалы. Пушкарский часто ходил в казачьей форме, летом мог быть одетым в гражданской форме одежды”, — охарактеризовала подсудимого одна из соседок.

Пушкарскому дали десять лет колонии строгого режима. И это при том, что обвиняемый и его адвокат в апелляционной жалобе указали: Пушкарский занимался общественной деятельностью по оказанию помощи народу Донбасса”.

“Утверждения стороны защиты о нахождении потерпевших в состоянии алкогольного опьянения, а также о том, что Пушкарский Г.Я. является казаком, каким-либо образом на исход дела влиять не могут, — говорится в апелляционном постановлении.

А вот история гражданки Украины Иваненко Е. В России ее судили за незаконный провоз большой суммы налички через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС.

В материалах дела фигурирует положительная характеристика обвиняемой, выданная неким казачьим обществом.

Суд ее не принял, поскольку она “не соответствует материалам дела в приговоре судом указано, что суд принимает во внимание положительную характеристику по месту жительства, то есть судом учтены представленные характеристики”.

И, если в этих решениях суда – судьбы малоизвестных людей, то можно вспомнить и фамилии, которые на слуху.

Упоминание о геноциде казаков может стоить не только свободы, но и жизни

В июне прошлого года Подольский городской суд приговорил  казака-оппозиционера Владимира Мелихова к году ограничения свободы за незаконное хранение оружия. Якобы при обыске в его доме в 2015 году нашли патроны и несколько пистолетов. То, что такие предметы обнаружили у Мелихова не удивительно – он организовал и поддерживает работу музея сопротивления большевизму.

Но, по словам Мелихова, патроны ему подбросили, а пистолеты – всего лишь музейные экспонаты.

В феврале этого года при неизвестных обстоятельствах был убит и сгорел в своем доме казачий историк Дмитрий Ленивов. В заметках о пожаре и гибели историка говорится, что его дом-музей был в криминогенном районе, возле Ростовского моря. И, вполне возможно, что охотились за какими-то музейными экспонатами. Ленивов хранил у себя коллекцию старых книг, орденов, медалей.

Его не называют оппозиционером, как Мелихова. Но, как уверяет наш собеседник, Ленивов затрагивал вопрос геноцида казаков:

«Он собрал историческую информацию о происхождении казаков. Он был ярым казачьим националистом. И он поднимал тему о геноциде. Каждый год 24 января (считается, что в этого день в 1919 году началось расказачивание и геноцид казаков) для него это очень свято было. Он подбирал и собирал материалы в том числе из архива в том числе из периодики эмиграции. То есть материалы, которые могли бы при благополучных условиях, лечь в скажем так в обвинительное заключение преступному режиму большевиков, а также на необольшевиков России сейчас. Но он был убит и сожжен».

Он уверяет: Ленивов говорил очень много неудобного властям. Его убили, а потом завернули обстятельства в «криминальне» русло. Тогда и появилась в СМИ информация о том, что в его музее были дорогие иконы, которые якобы привлекли грабителей.

«Однако случилась неувязка: при пожаре нашли оклады этих икон. То есть, иконы не интересовали. Интересовало именно физическое устранения этого человека», — резюмировал Сергей.

Поддержал Навального — вон из реестра!

Но не все казаки молча терпят репрессии или прислуживают ФСБ. Например, кубанский казак Евгений Панчук в марте прошлого года открыто поддержал оппозиционера Алексея Навального и заявил: нынешняя власть хочет использовать казаков. Но не все казаки поддерживают нынешнюю власть. По его словам, накануне приезда Навального в Краснодар, их собрал атаман и заявил, что нужно прийти и пикетировать офис Навального. На собрании присутствовали более 400 человек. Но реально протестовать под офис пришли около 20, отметил Панчук.

То памятное  выступление в Екатеринодарском дискуссионном клубе Панчуку дорого обошлось. Организация Кубанское казачье войско исключила его из своих рядов, обвинив во лжи:

«Этот человек – Евгений Панчук ранее исключен из реестра ККВ решением сбора хуторского казачьего общества. А до этого в разное время состоял в составе еще 4 казачьих обществ Екатеринодарского отдела. Но отовсюду изгонялся казаками за свой склочный и подлый характер. То, что нам приказали идти и блокировать офис Навального – полное вранье. Это была наша казачья инициатива – противостоять тем, кто хочет расколоть наше общество и внести смуту. Навальному и таким как он, на Кубани нет места».

В том выступлении в Екатеринодарском дискуссионном клубе Панчук озвучил много непопулярных, но любопытных вещей.

Вот несколько цитат:

«Чтобы добровольно казаки пошли в реестровое войско, надо принять закон, где будет обозначено, что мы народ. А если признают, что мы народ, — признать геноцид казачества, который произошел 24 января 1919 года. Сейчас нет понятия «геноцид казачества», потому что мы не являемся народом, ведь геноцида против общности нет»

«Нас сейчас заставляют идти в школы охранниками, грубо говоря, сторожами. Зарплата — максимум 15 тыс. Кто будет за эти деньги работать с утра до вечера каждый день? В итоге из нашего народа делают или дружинников, или сторожей. Разве может целый народ работать по одной специальности? У нас в казачестве и профессора есть, и преподаватели, и врачи. И что, их сейчас всех забрать и отправить школы охранять, стоять на дверях по форме, поднимать авторитет?»

«И когда мы шли в Крым, а мы были в Крыму 27 февраля. И вот вспомните: кто-нибудь говорил, что Крым будет российским? Нет. Нас ночью погрузили. Привезли на перешеек и сказали, что бандеровцы из Львова едут резать русское население. Мы стояли на «Чонгаре». Неделю стоим…потом присоединяют Крым к России. .У нас был братский народ – Украина. И кто-то воспользовался этим Майданом, урвал кусочек Украины, потеряв все государство»

Но казаки Екатеринодарского районного казачьего общества Екатеринодарского отдела ККВ, описывают участие Панчука в оккупации Крыма несколько иначе:

«Когда мы весной 2014 года охраняли безопасность Крыма, Панчук тоже был с нами, но уже буквально на второй день был отправлен с передовой – поста ДПС «Чонгар» в Симферополь из-за того, что показал себя как паникер, нытик и трус. Настоящий казак себя никогда так вести не будет».

***

Спрашиваем у Сергея, едут ли сегодня казаки воевать за “русский мир” на Донбассе. Говорит, что едут, но таких людей меньше, чем в 2014-2015 г.г. Все-таки часть людей поняла, что больших денег и на войне не заработаешь, а вот погибнуть вероятность велика.

И речь даже не о боевых действиях. Даже в 2014 году казаки на Донбассе стояли особняком и прославились странными, а порой и дикими поступками.

Павел Дремов, например, запомнился не только флешкой, а и попыткой создать “Стахановскую казачью республику”.

Алексей Мозговой запомнился, в частности, народным судом над подозреваемыми в изнасиловании.

Но сегодня на оккупированных территориях  Луганской и Донецкой областей казаки не имеют былого влияния. И их сами приговаривают к смертной казни.

Как в “ДНР” казаков приговаривали к смертной казни

19 июля этого года на сайте “Верховного суда Донецкой народной республики” появилось сообщение о том, что десять человек «Казачьего союза «Область Войска Донского» обвиняются в грабежах, похищениях людей, вымогательстве и убийстве. Одного из них приговорили к смертной казни.

“Учитывая, что преступления совершались с особой жестокостью, при судебном рассмотрении дела государственный обвинитель просил осудить четверых членов преступного сообщества к исключительной мере наказания – смертной казни.

После тщательного рассмотрения представленных следствием доказательств, по совокупности совершенных осужденными преступных деяний один из них приговорён к смертной казни, восемь приговорены к пожизненному лишению свободы, один член банды – к 13 годам лишения свободы”, — сказано на сайте “суда”.

Общественная организация «Казачий союз «Область Войска Донского» была зарегистрирована в 2009 году в Донецке. Сафоненко числится в ней основателем. После начала боевых действий на Донбассе организация перерегистрировалась в “ДНР”, а ее представители воевали на стороне боевиков.

21 июля, после того как на сайте “Верховного суда ДНР” появилась информация о приговоре десятерым представителям Казачьего Союза «Область Войска Донского», Юрий Сафоненко опубликовал видеообращение. Он опроверг информацию о том, что именно его приговорили к высшей мере наказания; сказал, что не очень следил за эти уголовным делом и согласен в приговором частично — с наказанием Сергею Булгакову. Он служил с позывным “Юрист”.

По словам Сафоненко, Сергей Булгаков присоединился в боевикам в 2014 году. Но позже выяснилось: он не пригоден для боевых действий — курс “молодого бойца” он не прошел. Но выяснилось, что у него юридическое образование и ему поручили допрашивать пленных, которые попали к боевикам во время Иловайского котла.

“По сведениям, которые я получил из различных источников и подтвержденными материалами судебного разбирательства, он действительно, прикрываясь членством в нашей организации, совершил ряд преступлений, к исполнению которых привлек группу из числу бойцов “ЦОВД”. Но назвать эту группу бандой нельзя — она не имела никаких квалифицирующих признаков присутствия в банде, но часть ее участников не понимала противоправности своих действий”, — сказал Сафоненко.

Кого же в “ДНР” приговорили к расстрелу неизвестно, как неизвестно исполнено ли решение суда в отношении всех десятерых обвиняемых. Но Сафоненко давно покинул оккупированные территории Донбасса и скрывается в России. Также как и атаман Всевеликого Войска Донского Николай Козицын.

, , ,

Добавить комментарий