Взаперти. Как выбраться из закрытых «республик» Донбасса


Неподконтрольная часть Луганской и Донецкой областей сейчас —почти полностью закрытая зона, откуда более-менее свободно выпускают только в одном направлении — в Россию. На подконтрольную Украине территорию сейчас выпускают только в «исключительных случаях» и «критически важных обстоятельствах» — и то, если добиться пропуска через закрытие группировками «ЛНР» и «ДНР» пункты пропуска. Две недели назад все было не намного проще: свободно проехать на подконтрольную территорию могли лишь те, кто был там зарегистрирован. Справка переселенца такого права не давала. Запрет в штабе ООС объяснили карантинными мерами из-за распространения коронавируса.

Запрет продлится минимум до 24 апреля. А пока те, кто имел несчастье оказаться в оккупированных городах во время объявления карантина, не могут вернуться туда, где фактически живут.

История №1, пока безвыходная

Вячеслав (имя изменено) — переселенец, который перебрался в Киев из Луганска в 2014 году. Здесь он снимает квартиру и работает в одной из столичных фирм. Два раза в год ездит в оккупированный Луганск навестить оставшихся там родителей. В начале марта Вячеслав поступил точно так же: вернулся в родной город, но… уже не смог его покинуть. На пункте пропуска «Станица Луганская» в проходе ему отказали с формулировкой: «У вас Луганская регистрация». Имеющиеся справка переселенца и пропуск на работу не послужили достаточными доказательствами того, что мужчина постоянно проживает в Киеве.

Теперь этот переселенец окончательно «застрял» в Луганске — в лучшем случае до 24 апреля, если карантин еще больше не продлят. Но если бы таким, как Вячеслав дали хотя бы «коридор» в несколько дней для того, чтобы покинуть ОРДЛО, предварительно пояснив, как из неподконтрольной территории можно выезжать в будущем и можно ли это будет сделать вообще, – проблем у многих не возникло бы.

Правозащитники из «Восток SOS» на своей странице в Facebook рассказали, что 23 марта были на пункте пропуска в Станице Луганской, где накануне в полночь начало действовать распоряжение командующего ОС пропускать людей только в случае веских обстоятельств, наличие которых нужно было еще доказать. О закрытии пункта пропуска многие путники узнали тогда, когда пришли туда. В результате с утра около 100 человек с разных сторон линии соприкосновения застряли в зоне перехода. У многих из них были подтверждающие документы, но решение пропускать или не пропускать этих людей принимал командующий ОС. По словам правозащитников, «Часть лиц, смогла пересечь линию разграничения». Сколько именно из почти сотни желающих смогли перейти на другую сторону — неизвестно.

Правозащитники общественного холдинга «Группа влияния» рассказали, что с начала действия запрета линию разграничения не смогли пересечь люди, нуждающиеся в лекарствах, которые можно получить только на подконтрольной территории, члены одной семьи, у которых в паспортах стояла разная регистрация, молодые люди, которые получали ID-карточку после начала конфликта и которые остались без регистрации, студенты с регистрацией в общежитиях на подконтрольной территории и родителями в оккупированных городах.

Правозащитники указывают, что решение не пропускать людей из ОРДЛО без регистрации в «свободной Украине» противоречит политике реинтеграции. К тому же люди, «запертые» на оккупированной территории рискуют жизнью и здоровьем. Да и это просто не по-человечески: приехавшие к родственникам переселенцы, еще несколько дней назад не знавшие об ограничениях, просто не успели покинуть неподконтрольные города до того, как ограничения заработали!

Позже в Государственной пограничной службе уточнили: украинцы все же смогут покинуть неподконтрольную территорию — при наличии чрезвычайных обстоятельств. К таким обстоятельствам отнесли лечение, учебу, работу и смерть кого-то из родственников. Необходимость пройти нужно будет подтверждать документально. Каждый отдельный случай будет рассматриваться индивидуально прямо на пункте пропуска. 

«В таких случаях решение о пропуске через линию разграничения принимает исключительно Командующий объединенных сил индивидуально в каждой ситуации. Поэтому советуем гражданам в этот период воздержаться от пересечения линии разграничения и без особых нужд не злоупотреблять исключительными ситуациями», — предупреждают в пограничной службе.

Это значит, что даже если у вас на руках есть документы о том, что вы лечитесь, работаете или учитесь на подконтрольной территории, на пункте пропуска вас могут не пропустить, если доказательства сочтут неубедительными.

Координатор горячей линии общественной организации «Донбасс SOS» Виолетта Артемчук рассказала, как можно действовать в ситуации максимального ограничения прохода на пунктах пропуска:

  1. Обратиться в место работы, учебы или лечения и попросить прислать справку о том, что вы там действительно учитесь, работаете или лечитесь. На документах должны быть печати и подписи руководителей. Чем больше таких доказательств будет — тем выше шансы пройти. В случае с похоронами родственника нужна будет справка (или свидетельство) о смерти и документ, доказывающий родственную связь с умершим.
  2. Распечатать все документы перед походом на пункт пропуска.
  3. Обратиться к начальнику смены и показать ему все эти документы вместе с паспортом. Дальнейшее решение будет принимать начальник ОС в каждом конкретном случае
  4. Пройти температурный контроль и осмотр медработником.

В общественном холдинге «Группа влияния» отмечают, что введение группировками «ЛДНР» полного запрета на пропуск людей с подконтрольной территории серьезно подорвало возможность пропускать кого-либо через украинские пункты пропуска.

«Сейчас ситуация выглядит таким образом, что с 21 и 23 марта было полностью прекращено пересечение линии разграничения с инициативы незаконных вооруженных формирований. То есть если неделю назад правительство Украины ограничило движение и нам понадобилось какое-то время, чтобы справка внутренне перемещенного лица была основанием для пересечения линии разграничения, то на сегодня действия оккупационной власти стали причиной такой невозможности пересечения«, — рассказала Реальной Газете Мария Красненко.

Тем, кто застрял в оккупированных городах, она советует еще немного подождать. Правозащитники пытаются добиться, чтобы люди смогли перейти на подконтрольную территорию по справке переселенца.

«Если это не суперкритично и вы можете находиться на оккупированной территории на протяжении определенного периода, то нужно подождать. Сейчас, как я понимаю, происходят максимальные действия на уровне «минского формата», чтобы этот вопрос был согласован. Потому что, подчеркну, с украинской стороны вопроса в гуманитарных целях пересечения линии разграничения нет. Сейчас вопрос именно в блокпостах и КПВВ с той стороны и тут ситуация очень неоднозначная«, — говорит Красненко.

Но даже если стороны договорятся, и пункты пропуска откроются, то все равно – с прежними карантинными ограничениями. То есть нужны будут доказательства того, что человеку действительно необходимо пройти КПВВ.

Так, вескими причинами для преодоления пункта пропуска в карантин могут быть:

  • воссоединение семьи: если один из членов семьи следует из ОРДЛО к родне, которая находится на подконтрольной территории, то при наличии подтверждения, его пропустят;
  • лечение: при наличии справок о необходимости лечиться на подконтрольной территории или проводить плановую операцию, человека пропустят;
  • фактическое проживание: доказательством места, где человек живет на самом деле, является справка переселенца или документы с работы на подконтрольной территории;
  • учеба: справка о том, что человек учится в одном из украинских вузов.

Тут же правозащитники напоминают о всеукраинском карантине и том, что по всей стране остановили междугороднее автобусное и железнодорожное сообщение и во многих городах ограничили работу муниципального транспорта. Даже оказавшись на территории «большой Украины», без автобусов и поездов добраться до конечного пункта назначения будет непросто.

Тем временем, оставшиеся в ОРДЛО люди сталкиваются с еще одной проблемой — они не могут попасть на работу в неоккупированные города, а возможность трудиться удаленно есть далеко не у всех.

«Режим, введенный на территории Украины, говорит о том, что сотрудников должны перевести на дистанционною работу. Если такой возможности нет, то нужно уведомлять своего работодателя, подавать заявление об отпуске без сохранения заработной платы или другие возможные варианты, которые будут рассматриваться в конкретной ситуации», —советует Мария Красненко.

Единого алгоритма, как поступать в такой ситуации, нет. Людям рекомендуют обращаться на горячие лини правозащитных организаций, которые консультируют по этим вопросам, и искать оптимальное решение в каждом случае отдельно.

Что касается получателей социальных выплат, то им «повезло» больше: на время действия карантина обязательную верификацию раз в 60 дней отменили, а выплаты сохранили. Однако получить начисленные на пенсионные карты деньги все равно сложно: на оккупированной территории нет легального способа их обналичить.

Является ли практически полный запрет перемещения нарушением прав человека?

На этот непростой вопрос правозащитники отвечают с осторожностью. Ведь причиной ограничений стал новый коронавирус, от которого в Украине уже умерло несколько человек.

«По идее да. Мы – одна страна, но сейчас ограничено движение и между областями. Я бы делала акцент на том, что это мероприятие по всей стране. Это необходимые меры сейчас«, — комментирует ситуацию Виолетта Артемчук и добавляет, что все-таки по формальному признаку — это нарушение прав человека.

В то время, как пункты пропуска между подконтрольной и неподконтрольной частью Донбасса стоят пустыми, Россия разрешила украинцам с украинскими паспортами и «паспортами республик» въезжать на свою территорию из соображений «гуманности».  В группировках обрадовались этой инициативе, несмотря на карантин.

«К сожалению, мы видим позицию НВФ в том, что они радуются возможности выезда на территорию Российской Федерации. И прикрытие того, что линия соприкосновения закрывается из-за угрозы попадания коронавируса на ту территорию является достаточно смешным потому что по состоянию и на неделю назад, и на вчерашний день количество больных коронавирусом на территории Российской Федерации значительно выше, чем на территории Украины. Мы упираемся в позицию так называемых органов «власти» на той территории«, — констатировала правозащитница «Группы влияния».

История №2, относительно успешная

Анна (имя изменено) рассказала Реальной газете о том, как ей удалось вырваться из неподконтрольного Донецка: «Пока что удалось по очень сложной схеме выехать из Донецка, сложная история. Россия закрывала границу, а позавчера открыла, и вот мы ломанулись! Надо добраться автобусом до России из Донецка, оттуда на такси к границе с Украиной, человека Россия выпускает. Потом едешь на такси через серую зону к Украине, там тебя впускают, но штрафуют и пишут акт. Штраф ощутимый – около 8 тысяч гривен. А потом уже на такси от границы за кучу денег (в нашем случае 100$) в свой город проживания, так как другого транспорта нет».

На фоне эвакуации украинцев из Китая и Европы, закрытие пунктов пропуска между подконтрольной и оккупированной частями одной страны выглядит как минимум странно. У МИДа есть механизм эвакуации сограждан, но в отношении ОРДЛО его не применяют. Правозащитники не спешат со сравнениями.

«Государство Украина делает все возможное, чтобы люди попали на свои места. Тут речь идет о мероприятиях, которые устраивают незаконные вооруженные формирования. И сейчас Украина в полной мере повлиять на них так, как хочется, не может. И остановка (пропуска людей через линию разграничения, — прим. РГ) была именно с их стороны. И проводить параллели с вывозом людей из Вены или Бали нельзя потому что ситуация отличится«, — считает Мария Красненко.

Интересно, что группировки «ЛДНР» до сих пор продолжают утверждать, что на их территории случаев заражения COVID-19 пока нет, хотя в «республиках» отменяют кинопоказы и спектакли, а детей переводят на дистанционное обучение. И люди, вынужденные остаться в ОРДЛО, подвергают себя риску заболеть в оккупации без возможности выехать на подконтрольную территорию или хотя бы получить оттуда лекарства.


Проєкт «Donbas Media Forum та міжрегіональне співробітництво для виробництва якісного контенту для Сходу України» впроваджується за підтримки Медійної програми в Україні, яка фінансується Агентством США з міжнародного розвитку (USAID) і виконується міжнародною організацією Internews.

, ,

Добавить комментарий