В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах Луганщины

В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах Луганщины

В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах ЛуганщиныВ глубоком тылу неподконтрольной Киеву части Луганской области на границе с Россией редко бывают журналисты, и пассажирские автобусы ходят туда нечасто. Тем не менее, корреспонденты специального проекта Радио Свобода «Донбас.Реалии» смогли добраться до отдаленных поселков и увидели своими глазами жизнь луганского приграничья в оккупации

Андрей Дихтяренко

Село Пархоменко (после декоммунизации Макаров Яр) — крайний восток Украины. Это оккупированная боевиками группировки «ЛНР», которых поддерживает Россия, территория: заезжая в село, можно увидеть столб с надписью «Пограничная полоса». Он весь в следах автоматных очередей. В окрестностях села: занесенные снегом траншеи, поля заминированы, а на обочине — могилы.

https://www.youtube.com/watch?v=_Vewtl3P7N0

Пархоменко и другие приграничные села в ходе боев четырехлетней давности так и не перешли под контроль Вооруженных сил Украины. Это позволило боевикам сохранить сообщения почти полностью окруженного Луганска с российской границей. Оттуда в августе 2014 через Пархоменко и Николаевку в областной центр зашла бронетанковая колонна. Шансы на скорое освобождение города были потеряны.

В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах Луганщины
Могилы на обочине. Околица села Макаров Яр

Скандально прославилось село Пархоменко уже позже — в январе 2015 года из-за внутренних войн пророссийских гибридных сил в Луганске. Кортеж бывшего украинского милиционера Александра Беднова, более известного как экс-«министр» обороны группировки «ЛНР» по кличке «Бэтмен», попал в засаду. Его сторонники из числа российских наемников утверждают: «Бэтмена» убили, потому что якобы он перешел дорогу наркобизнесу группировки боевиков «ЛНР».

«В город попытались провести наркотрафик. Провести его попытались через Пархоменко, с российской территории », — сказал в эфире телеканала, подконтрольного боевикам, командир бригады боевиков из группировки «ЛНР» «Русич» Алексей Мильчаков.

Покинутая автобаза и закрытый дом культуры

Если через село когда-то и пытались организовать наркотрафик, то следов богатства в Макаровом Яру не видно.

«Зарплата маленькая, то есть пенсия. Ну что, выживаем. Мы не живем, а выживаем. У нас картофель свой, капуста своя, лук. Вот этим и живем. Картофель — главное», — рассказывает журналистам местный житель.

В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах Луганщины
Забитый досками Дом культуры в селе Макаров Яр

В селе — заброшенная автобаза и закрытый Дом культуры. Размещены стенды с объявлениями: здесь до сих пор раздают «гуманитарку». А также просят не рубить елки перед сельской школой и собирают деньги на новогоднюю гирлянду.

Летом на экскурсии в Макаров Яр приезжают луганские школьники. Здесь работает музей гончарства. Жители села гордятся своим происхождением от запорожских казаков. Хотя житель села дед Николай потомком запорожцев себя не считает.

В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах Луганщины
Житель села Макаров Яр

— Я считаю, что я — русский.

— А паспорт у вас какой?

— Украинский.

— Вот вы хотели бы получить российский паспорт?

— Ну а зачем он мне, мне 80 лет. Зачем мне?

Огульчанск

На улицах Пархоменко и других приграничных сел встретить кого-то не пенсионного возраста — редкость. Жительница другого приграничного села в Луганской области Огульчанск говорит: молодежь здесь почти не задерживается.

— Многие ездят в Луганск на работу, молодежь в основном едет в Россию.

— А как часто вы бываете в России?

— Да мы практически не бываем. Не выезжает, потому что это деньги. Вот, на месте здесь обходимся.

— А куда чаще выезжаете?

— В больницу, больше некуда!

Едут из луганского приграничья и специалисты, утверждают местные. В частности, только один врач работает на несколько сел.

В глубоком тылу боевиков. Чем живут в оккупированных селах Луганщины
Дорожный указатель — село Огульчанск Луганской области

Еще хуже ситуация в соседнем Огульчанске. Предприятий здесь почти не осталось. Родители встречают маленьких детей из школы, потому что на обучение приходится ехать в соседнее село.

«С образованием плохо, школу закрыли. Детей возят в Пархоменко. Два дня вот была гололедица — не возили. Транспорт ходит и плохо, и редко», — рассказывает жительница Огульчанского Наталья.

Окна в закрытой Огульчанской школе забиты стендами с правилами правописания русского языка. Единственное яркое пятно — объявления: призывают жителей на так называемые «выборы» группировки «ЛНР».

Добавить комментарий