Памятник после войны: какой будет памяти после реинтеграции Донбасса


Бюст екс-главы боевиков Александра Захарченко в Донецке

Памятники русским наемникам, мемориальные доски «Моторола» и «Гиви», памятник убитому екс-главе группировки «ДНР» Захарченко и стела в честь «гумконвоя» из Российской Федерации. За пять лет войны на Донбассе боевики построили на улицах оккупированных городов свой собственный «исторический ландшафт». Что делать с памятниками боевикам, возведенными с другой стороны линии разграничения? И какую память о войне на самом деле хотят сохранить жители Донецка и Луганска? Об этом — в материале журналистов специального проекта Радио Свобода «Донбасс Реалии».

Андрей Дихтяренко

Журналисты «Донбасс Реалии» спросили жителей оккупированного Донецка: какую правду, по их мнению, не знают об этой войне и событиях, которые происходили в ОРДЛО, жители подконтрольных Украины территорий?

«Они не знают, за что они воюют, во-первых. Ну это такое сугубо мое мнение. Должны знать: за что и против кого», — ответил Донецка.

«Они не знают, что украинские военные стреляют по мирным жителям. Они уверены, что стреляют по россиянам, по той армии, которая якобы оккупировала Донбасс», — говорит женщина.

«Они не знают, что украинские военные стреляют по мирным жителям»

«Мы живем хорошо. Может, они этого не знают? Я думаю, что все нормально. И там тоже показывают, что в Киеве все хорошо. Неужели это правда?», — отмечает жительница оккупированного Донецка.

«Я думаю, они не всю правду знают. Как и мы не всю правду знаем, что на самом деле происходило», — предполагает он.

«С моей точки зрения, знают они всю правду. Но боятся в ней признаться», — считает дончанин.

«Они должны знать правду о том, что мы хотим мира, добра, потому что добро сближает людей! Только добро», — убежден пожилой мужчина.

«Они должны знать правду о том, что мы хотим мира»

Что делать с бюстами боевиков после освобождения оккупированной части Донбасса?

Донецк и Киев пять лет разделены линией фронта. Взгляды на события этой войны часто — совершенно противоположные. Даже городской ландшафт совершенно разный. В центре украинской столицы — временные инсталляции в честь Героев Небесной сотни. А в оккупированном Донецке ставят капитальные памятники тем, кого на остальной территории Украины считают преступниками.

В парке культуры и отдыха Донецка — бюсты экс-главаря боевиков Захарченко, русского певца Кобзона и командира батальона «Пятнашка» по прозвищу «Мамай».

Бюст командира батальона «Пятнашка» по прозвищу «Мамай»

Бывший главарь группировки «ДНР» теперь также стоит в полный рост на кладбище «Донецкое море». По бокам — четыре белых ангела.

Бывший главарь группировки «ДНР» теперь стоит в полный рост на кладбище «Донецкое море»

На доме, где был взорван боевик «Моторола», по адресу улица Челюскинцев, 121, прикрутили мемориальную табличку — высоко, чтобы не сорвали.

Мемориальная табличка «Моторола»

В Луганске — памятник «русским добровольцам». Идентичен тому, что поставили в Сирии в честь бойцов ЧВК «Вагнер».

Памятник «русским добровольцам» в Луганске идентичен тому, что поставили в Сирии в честь бойцов ЧВК «Вагнер»

И многие другие по содержанию памятки — погибшим детям и еще тем, кто продолжает жить в зоне конфликта.

«При возвращении этих территорий власть получит определенную дилемму. Она заключается в следующем: что, конечно, у всех этих мест теперь будут люди, которые соотносят себя с ними эмоционально. Это для них определенные места памяти. Соответственно, у памятников теперь защитники», — отмечает исследовательница политики памяти в Украине (КНУ имени Шевченко) Светлана Осипчук.

Светлана Осипчук

Предположим, что завтра — реинтеграция. Как-то сложно представить бюсты так называемых «ополченцев» рядом с мемориалом Героев АТО. И что делать с памятниками погибшим мирным жителям — на которых написано: «жертвам агрессии киевской хунты»?

«Важной составляющей политики памяти на этапе, когда конфликт продолжается, является сбор правды, то есть возможность восстановления справедливости. Потому что памятники — это следующий этап. Когда мы определим: кто герой, а кто антигерой этой войны, тогда и будем говорить: чьи мемориальные таблички и где мы будем их устанавливать. Будет установлена ​​табличка на месте гибели дома «Гиви» или нет», — координатор офиса разработки гуманитарной политики Украины Александра Дворецкая.

Но и сейчас с памятниками этого конфликта мирятся не все.

Настоящую войну монументов группировки «ЛНР» объявили в Луганске. Там взрывали «Красную звезду», установленную пропутинскими байкерами, одиозный памятник «Защитникам Луганщины» — с «казаком» «Бабаем», а также памятник десантникам, отличившимся в боях 2014-го.

Монумент «Защитникам Луганщины» — с «казаком» «Бабаем»

«Вандализм происходит потому, что люди не могут выразить свою позицию публично. Соответственно, они приходят под покровом ночи», — считает Светлана Осипчук.

Даже у памятников по эту сторону линии разграничения — непростая судьба.

Недавний скандал: в прифронтовом Краматорске из центра города вдруг убрали памятник жертвам артиллерийского обстрела в феврале 2015 года. Тогда погибли 17 человек, более 60 получили ранения.

«Совсем непонятны причины его демонтажа. Во время первой коммуникации говорили о том, что он может быть поврежден и его перенесли, потому что не все были согласны, что он там находится. Вторая волна коммуникации уже была направлена ​​на то, что это была временная конструкция, она не могла быть сохранена, так как она была сделана там «из фанеры», плохого качества. Ее убрали, чтобы сохранить, и, мол, город будет думать, что бы на этом месте поставить», — говорит Александра Дворецкая.

Александра Дворецкая

Какие памятники русско-украинской войне хотят видеть в Киеве и ОРДЛО?

«Донбасс Реалии» решили провести эксперимент. Мы спросили у людей в Донецке и Луганске, а также у экспертов в Киеве: каким, по их мнению, должен быть общий, примирительный памятник войне на Донбассе? Ответы — неожиданные.

Донецк

Я сомневаюсь, что можно поставить общий памятник

«Я сомневаюсь, что можно поставить общий памятник. У каждого своя правда», — убеждена жительница оккупированного Донецка.

«Мать-родина или что-то такое непонятное», — добавила женщина.

«Я думаю, мы этого не дождемся. Это 300 лет пройдет! Если еще мозги встанут на место», — отметила донеччанка.

«Даже не знаю Обломки аэропорта! И все дома разбомблены. Не скоро это будет. Здесь хотя бы помириться, общий язык найти. А там уже к памятникам потом дело дойдет», — говорит мужчина.

«Он должен быть в Крыму. Вот. На месте, где сейчас стоит памятник «зеленому человечку». Такой освободительный украинский флаг, мраморный, каменный должен стоять», — считает Александра Дворецкая.

Луганск

«Ой, мне кажется, всем, кто погиб. Надо всем памятники ставить», — отметила пожилая женщина.

«Всем, кто погиб, надо ставить памятники»

«Памятники АТОшникам, которые убивали наших здесь людей? Наших «солдат-ополченцев»? Какие ставить им памятники ?! Живым надо тоже поставить, которые здесь сидели! Бедные, под этими бомбардировками. Почти целый месяц без воды, без еды», — говорит женщина из оккупированного Луганска.

«Памятник, наверняка, защитникам. Как с той, так и с другой стороны. Они по-своему там правы, защищали. Другие там по-своему», — говорит луганчанка.

«Памятник, наверняка, защитникам. Как с той, так и с другой стороны»

«Ну, детям, да. Дети невинные ни с той, ни с этой стороны. Дети, да. А больше…», — говорит женщина.

«Есть другой подход, согласно которому это может быть пространство, наполненное небольшим количеством информационных материалов. Где человек сможет прочитать эту информацию, побыть наедине с собой и сам для себя решить, какой он хочет найти ответ на эти вопросы», — говорит Светлана Осипчук.

Скульптура «Противостояние», посвященная революции достоинства

Не так давно в Киеве, рядом с пустым постаментом, где до 2014 года стоял памятник Ленину, установили еще одну временную инсталляцию. Называется «Противостояние». Возможно, памятник этой войне и должен быть максимально абстрактным? Впрочем, и у такого варианта наверняка найдутся противники.

, , ,

Добавить комментарий