По ту сторону Счастья. Жизнь в Металлисте


Деньги от группировки боевиков «ЛНР», гуманитарка «Красного креста», разрушенные дома и весенние огороды. Как живут люди в Металлисте

Между освобожденным Счастьем и оккупированным Луганском. Поселок Металлист летом 2014 оказался в эпицентре кровавых боев. Именно здесь, в один день, погибли российские журналисты прокремлевского телеканала Игорь Корнелюк и Антон Волошин и здесь взяли в плен Надежду Савченко. Чем сейчас живет полуразрушенный поселок по другую сторону линии разграничения? Эксклюзивный репортаж специального проекта Радио Свобода «Донбас.Реалии».

Заминированная обочина. На месте разбитого блокпоста — памятный знак погибшему боевику группировки «ЛНР». Ржавые гильзы, пожелтевшие георгиевские ленточки… Так выглядит северная окраина Луганска, поселок Металлист.

Металлист летом 2014-го попал в центр мясорубки. Освободив город Счастье в середине июня, силы батальона «Айдар» и Нацгвардии попытались взять поселок под контроль. 17 июня 2014 на подступах к Металлисту обе стороны понесли серьезные потери: десятки погибших, уничтожено несколько единиц техники. Именно здесь взяли в плен украинскую летчицу Надежду Савченко, ныне — народного депутата Украины.

Будущую заложницу Кремля допрашивал лично Игорь Плотницкий, тогда командир батальона «Заря»:

И. Плотницкий: Корень вашей идеи, суть идеи в чем вашей?

Н. Савченко: Я давала присягу украинскому народу, защищать территориальную целостность Украины.

И. Плотницкий: Защищать от кого?

Н. Савченко: от вторжения.

И. Плотницкий: А внешнее вторжение откуда?

Н. Савченко: Из России.

И. Плотницкий: А у нас здесь есть Россия?

Хотя Плотницкий и сделал вид, что «России нет», в плен Савченко брало подразделение россиянина Егора Русского. Этот наемник тоже прославился — стал так называемым мэром оккупированного Лутугина, а затем попал в российскую тюрьму по обвинению в коррупции.

Но в памяти поселка остались другие жертвы того дня. Во время обстрела блокпоста боевиков погибли журналисты прокремлевских российских «Вестей» Игорь Корнелюк и Антон Волошин. Местную школу оккупированного поселка назвали их именами.

Школа в Металлисте, названная в честь погибших российских журналистов

Разрушенные дома, огороды, свет и вода. жизнь местных

«Все живем надеждой на лучшее, чтобы не было войны. Чтобы люди не гибли ни с той, ни с этой стороны. Оно никому не надо. Кому это надо?», — говорит Валентин Николаевич, житель поселка Металлист.

Валентин Николаевич каждые два месяца ездит из Металлиста за украинской пенсией. Ближайший подконтрольный Украине город — Счастье, всего в 15 километрах. Но путь туда закрыт. Приходится делать большой крюк — через единственный в области пеший переход в Станице Луганской.

Валентин Николаевич, житель Металлиста

«Это через Станицу надо ходить, понимаешь. Людям по 80 лет, инвалидов таскают, люди умирают. Счастье не открывают. В Счастье же проще — и нам бы было, и другим », — жалуется пенсионер.

В поселке много разбитых и опустевших домов. Валентин Николаевич показывает на поврежденные дома и рассказывает — кто-то смог починить помещения, а кто-то — нет.

Разрушенный дом в Металлисте

Работы в поселке особо нет. Местные едут на заработки или живут за счет огородов. С водой и светом в Металлисте — проблема. Поэтому и сажать овощи в огороде тоже бывает проблематично. Пенсионерка из Металлиста показала журналистам «Донбас.Реалии» процесс посадки картофеля на своем огороде.

«Милкотиння, сынок, милкотиння! Лучшей нет и денег нет, чтобы купит. Сажаешь такое вот. По две, по три, по шесть бросаю», — рассказывает женщина.

Местная пенсионерка сажает картофель на своем огороде

Местная пенсионерка уверяет — сажает картофель фактически на удачу.

«Как дожди будут, так родит, а как не будут, так вот же и все!.. Не зря же пословица такая — что посеешь, то и пожнешь», — говорит пенсионерка.

Женщина говорит, что ездить за украинской пенсией — не позволяет здоровье, потому что она перенесла три инсульта.

«Войны не было, конечно, лучше было. Кругом ходил, а теперь что — сидишь на одной заднице, как говорится », — сетует женщина.

Деньги от «ЛНР» и гуманитарка «Красного креста»

Единственный источник доходов здесь — финансовая помощь от группировки боевиков «ЛНР» и гуманитарка «Красного креста». Местные жители спрашивают журналистов — «когда будет гуманитарка».

«Сынок, ты не в курсе?.. Обещали, что дадут в марте, в конце месяца. Так что и не дали… А то думаешь, как не будут давать пенсию, то тогда каюк», — говорит местная пенсионерка.

Пятый год пенсионерка живет в полном одиночестве — родственники остались по другую сторону линии разграничения.

«Такое пережила, что ой-ой-ой. Одна в подъезде, все выехали, а я одна. Одна в доме! Представь себе, стреляют, «гахают». Стоишь, у тебя зубы так ходуном, локти так, колени – держишь… Сынок, так держу, чтобы не трясло, так! Ой-ой-ой. Там горит, хлеба горят. Такой урожай тогда родил, и все сгорело», — вспоминает женщина 2014 год.

Несмотря на страшные раны, прифронтовой поселок потихоньку оживает. Валентин Николаевич надеется: мирная жизнь сюда вернется, и снова можно будет ездить к друзьям в соседнее Счастье.

«Абсолютно никак не могу отделить от Украины. Но от украинского народа, а не от тех, кто приходит к власти. А к власти разные приходят люди», — резюмирует Валентин Николаевич.

Билборд, расположенный на пути из Металлиста в Луганск

«Донбас.Реалии» двинулись после Металлиста в сторону Луганска по разбитой и пустой дороге. Неожиданный билборд с неуместным здесь лозунгом — «Учите детей хорошим манерам». А на подъезде в Луганске — цитата главаря группировки «ЛНР» Пасечника: «Мы приложим все усилия, чтобы жители республикивидчувалы себя частью полноценного государства».

Добавить комментарий