Как матери спасали детей от войны. Истории переселенок


Юлия Гиди родилась и все время живет в Станице Луганской. По специальности — учительница физкультуры, сейчас в декрете. У Юлии трое детей, средний сын Саша в этом году пошел в школу. Из-за близости войны у парня были проблемы с речью, в первый класс его готовили логопед и психолог. Свои.City узнавали, как семьи в прифронтовой зоне и переселенцы помогают детям преодолевать последствия войны.

По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Украине за октябрь 2019 года, более 200 тыс. детей проживают в 20-километровой зоне по обе стороны линии разграничения на востоке. Также по состоянию на 31 августа 2020 в Украине зарегистрировались около 1,5 млн переселенцев. Из них более 170 тыс. — дети. Хотя они уехали от войны, она травмировала их психологически.

Во время обстрелов говорила сыну, что за окном «фейерверк, праздник»

Игорю 7 лет, он увлекается химией и мечтает стать скалолазом. Он любит лазить по деревьям, и иногда вместе с друзьями строит на ветвях «дом». Еще иногда он спрашивает у мамы, где их дом. Семья Игоря — из Донецка, из-за войны они переехали и шесть лет живут в Броварах.

— Игорек постоянно спрашивал меня, где наш дом, почему мы постоянно переезжаем, — вспоминает Ольга Чепенец, мама Игоря. — Сейчас тоже спрашивает, но редко мама: ну у нас же там есть дом, почему мы не там? Говорю, что там ничего этого нет, там старики. Я не вижу там сейчас будущего для своих детей, для себя.

Ольга Чепенец

Женщина вспоминает, как сын просыпался от обстрелов и спрашивал, что это.

— Говорила, что фейерверк, праздник, стреляют, — улыбается Ольга. — Когда он вообще спал — хорошо, что у детей сон. Но я боюсь: звук, и я сжимаюсь. Или присесть могу.

Вот этот звук, вылетает… Потом ты видишь в окно этот свет… Как огонек летит. И потом — бу-бух — и вибрация. И эта вибрация такая сильная, типа землетрясения. Ты понимаешь, что тебе негде спрятаться.

Первое, что думаешь — куда денешь ребенка? Понимаешь, что, если будешь там, это не защитишь ее от этого никак. Если заберешь вещи и поедешь — да.

Сначала семья уехала к родственникам в Ростов — с надеждой, что вскоре смогут вернуться в Донецк. Но поняли, что все затягивается, с ребенком там опасно. Короткое время семья жила в Киеве, а затем переехала в Бровары. Мало кто хотел сдавать квартиру переселенцам, еще и с маленьким ребенком. В конце концов семья нашла квартиру, владелицы которой была безразлична прописка жильцов. Сразу схватились за этот вариант и уже шесть лет живут там.

Сыновья Ольги Чепенец Игорь и Андрей

Спасли слезы, дружба с переселенкой и психолог

— Когда мы приехали в Бровары, на первом этаже очень стучали двери в подъезд. Бух-бух, бах-бах. Я, наверное, месяц вздрагивала от этих дверей, — признается Ольга.

Сначала женщина постоянно плакала. Она считает, что слезы ее и спасли. Затем подружилась с переселенкой из Луганска, вместе они пришли в филиал благотворительной организации «СОС Детские Деревни Украина» в Броварах.

— Семья попала к нам, когда только переехала. Здесь у них не было знакомых, друзей, работы, они никогда не были в этом месте. У семьи было очень много страхов, переживаний и это отражалось на эмоциональном состоянии ребенка, — констатирует Ольга Пензюр, социальный педагог «СОС Детские городки Украины» в Броварах.

Социальный педагог Ольга Пензюр

Игорь был очень активен, ему было трудно сосредоточиться. Также не хватало самостоятельности: 5-летний парень одевался с помощью родителей. Социальный педагог говорит, что Игорь не чувствовал себя в безопасности. Она посоветовала записать Игоря в спортивную секцию. Теперь парень ходит на ушу, сразу после знакомства с нами он показывает приемы этого боевого искусства.

Ольга Чепенец за время жизни в Броварах выучилась на социального педагога. Она хочет, когда подрастет младший сын Андрюша, работать психологом. Ольга объясняет:

— Я думаю, если семья посещает психологов, в какой-то момент она становится счастливее. И я хочу тоже делать семьи счастливее. Детей, мам, пап.

В группе в детском саду только один ребенок не имел проблем с речью

Жительница Станицы Луганской Ирина Артюшенко в 2013 году родила сына Олега. Ее родной поселок сейчас является крайней точкой, подконтрольной украинской власти, там находится пункт пропуска на линии разграничения с оккупированными территориями. В 2014-2015 годах поселок сильно обстреливали.

— Ненадолго мы уезжали, потому что сыну было полгода. А потом вернулись, живем все время здесь, — говорит Ирина. — Если не сильно стреляли, Олег спал. Когда очень сильно — было так, что окна звенели — просыпался, плакал. Со мной брат живет, то он все время говорил, чтобы у окон не становились. А так в общем ничего. Пролетало мимо, а где приземлялось — не знаю.

Ирина Артюшенко

Олегу было сложно разговаривать, и семье помогли в местном офисе «СОС Детские Деревни Украина».

— К нам обращаются семьи, которые понимают, что не смогут самостоятельно справиться с какой-то кризисной ситуацией в жизни, — объясняет Екатерина Профатилова, социальный работник «СОС Детские Деревни Украина» в Станице Луганской.

Если в 2014-2016 годах в организации обращались прежде всего, чтобы получить пищу, средства гигиены и другую материальную помощь, то сегодня это отходит на второй план. По словам Профатиловои, родители начинают видеть последствия конфликта в развитии и поведении детей. Поэтому стало больше людей, которые просят о помощи психолога и логопеда.

Шестилетний Олег из Станицы Луганской со своими животными

— В прошлом году мы работали в детском саду, и только один ребенок из группы, идет в школу, говорила без нарушений речи. Все остальные имеют их, — добавляет Профатилова. — Специалисты отмечают, что это специфика территории, на которой мы проживаем. Потому что стрессовые эмоции, которые переживала мама во время беременности, то, что ребенок слышал в грудном возрасте, безусловно, влияет на развитие.

Екатерина Профатилова

Мама — круче супергероя

Юлия Гиди с детьми в 2014-м выезжала из Станицы Луганской. Вернулась в 2015-м.

— Ехали, пока были боевые действия. Когда вернулись, надо было восстанавливать дом — там прямые попадания были, — говорит Юлия.

Ее сын Саша, который в этом году пошел в первый класс, мечтает стать футболистом. Гонять мяч — его любимое дело. Когда спрашиваем парня, кто для него круче супергероя, сразу отвечает: «Мама». Потому что она защищает.

5-летний мальчик Саша из Станицы Луганской с роботом в руках

У Саши были проблемы с речью, его водили к логопеду в «СОС Детские Деревни Украины», подготовили к школе. Младшую дочь, которая родилась в 2018-м, с трех месяцев водят на развивающие занятия в этой благотворительной организации.

— Мама обратилась к нам за помощью психолога для коррекции тревожных состояний детей. А также — чтобы логопед помог подготовить ребенка в первый класс, — говорит Оксана Шпак, социальный работник «СОС Детские Деревни Украина», ведущая семью Гиди. — Саша был в группе подготовки к школе «Будущий школьник». Там развивают познавательные и творческие способности ребенка, адаптируют ее к детскому коллективу, учебного процесса.

Первоклассник Саша, его мама Юлия Гиди и социальный работник Оксана Шпак

Сегодня филиал организации в Станице Луганской сопровождает 104 семьи, где воспитывается 200 детей.

— Главная цель нашей работы — предупредить социальное сиротство и сохранить для ребенка родную семью, — подчеркивает Екатерина Профатилова.

На седьмом году войны в Украине не существует государственной программы реабилитации детей, пострадавших от боевых действий. Поэтому пока это делом благотворительных фондов, волонтеров, общественных организаций и самих семей.

, ,

Добавить комментарий