Взрывы в Луганске: происшествие глазами очевидца


Взрыв-2

«Реальная газета» продолжает свой проект – мы даем возможность жителям неподконтрольных Украине территорий самим рассказать о том, что происходит в городах и поселках, контролируемых группировками «ЛНР» и «ДНР».

Наталья Морозова

Вчера, 7 июля, я ездила на рынок – мне нужно было найти битумную мастику, дождь показал, что у нас течёт крыша. На Восточном крыше мастика была только в больших расфасовках, а для меня 2 – 3 кг было слишком много, поэтому, потратив время, оббежав рынок и все строительные магазинчики в округе, я вынуждена была ехать на Центральный рынок. Пока нашла то, что мне было нужно, времени было уже порядком – рынок сворачивался. Ещё думала – зайти или нет в региональный коммерческий центр, который недалеко от бывшего «Пассажа». Руки были заняты, поехала домой. И уже дома мы услышали первый взрыв. Через полтора часа прогремело второй раз. А вечером мама выскочила из дома сказать – в российских новостях только что сообщили, что в Луганске произошло два взрыва, есть погибшие и раненые. Стали искать подтверждения в Интернете, прочли обращение «главы», нашли комментарии Андрея Марочко о том, что это был киевский теракт. Конечно, первая мысль – хорошо, что в этот день нас там не было. Да, так эгоистично о себе, о сыне, о маме. Там же самая большая в городе детская площадка рядом с «Домом правительства», центр города. Мы вчера собирались в кино, и наверняка шли бы по этим местам, мы там часто гуляем. И если бы не текущая крыша, не дождь, который обнаружил эту протечку,  наш день прошёл бы иначе – в городе на прогулке.

А ранним утром 8 июля из Архангельска позвонила мамина школьная подруга – кричала в трубку: «Вы живы? С вами всё нормально? Мы очень волнуемся за вас!» И мы заверяли: да, с нами всё нормально, мы были в этот день дома, но хорошо слышали взрывы, от нас до центра минут сорок пешком. И так тепло и трепетно от этого волнения за нас. Сразу вспомнился дурацкий статус в Одноклассниках, что по звонкам можно понять, кому ты нужен и только время покажет, кому ты действительно дорог. Если бы не её звонок из такого далека, вчерашний страх уже бы чуть притупился. Я прочла, что сегодня «министерство массовых коммуникаций и связи» ЛНР отменило все массовые мероприятия в «республике». Хотя после таких событий не очень хочется выходить куда-то. Думаешь, хорошо, что у нас есть запас продуктов, хлеб и несколько дней можно провести дома, не выходя никуда. В такие минуты дом кажется самым надёжным местом, даже с текущей крышей и прочими недостатками. Мы живём недалеко от дома «главы республики», поэтому прошлогодний подрыв его машины мы слышали очень отчётливо. Хотя Луганск – небольшой город, и, наверное, нет такого безопасного места, о котором можно было бы сказать, что именно этот район лучший для жизни исходя из сегодняшних реалий.

Ещё утром к нам пришли рабочие латать ту чёртову крышу, и, конечно, первым делом мы спросили у них о взрыве. После трёх лет в Луганске мужчины только улыбнулись: нет, не боятся за себя. А причины взрывов мужчины прокомментировали так, чтобы местные «власти» не расслаблялись, держать их в тонусе. Хотя откуда такая уверенность, что этот теракт подготовили именно украинские диверсанты? Мало ли людей в Луганске, недовольных жизнью в свете всех перемен? Пенсиями, не покрывающими самые скромные потребности, безработицей, дороговизной, воровством «власти»? Время от времени в самых людных местах по городу появляются надписи о рашистах и «Путин – прочь с нашей земли», что ещё раз подтверждает, что не все, живущие в «республике» «республику» поддерживают и для многих по-прежнему Луганск – областной центр Украины.

Весной 2015 года я сорвала листовку, приклеенную напротив одного из самых крупных «военных» объектов Жовтневого района – «комендатуры», которая располагалась в здании бывшего райисполкома. Листовка была приклеена на почтовом ящике, почти напротив здания. От руки разноцветными маркерами было написано: «Прочь с нашей земли, русские оккупанты». Листовка была на русском, написанная без грамматических ошибок. И только по той старательности, с которой она была выполнена, было ясно, сколько эмоций вложил в неё её автор. «Комендатура» была местом скопления российских советчиков, о которых никто не должен был догадываться, а они, в свою очередь, не должны были сами ходить по городу и вообще, им не рекомендовалось выходить из здания охраняемой и днём и ночью со всех входов «комендатуры». Это видели и знали все, но, как в детской игре, делали вид, что не видят и не замечают – продавщицы не замечали русского говора и денежности новых клиентов, таксисты не догадывались, кому возят шашлык и пиццу под здание, парикмахерши вообще не замечали ничего… А уж сколько местных работников «комендатуры» делали вид, что там только свои… Так вот эта листовка была всем, что мог в ту минуту сделать её автор – написать, не боясь, что думал. Выразить мысль многих. Сказать прямо – прочь, не нужны, мы видим вас, вы лишние в нашем городе, на нашей земле. И, знаете, отчего-то от вида этого тетрадного листка, выполненного без ошибок, с нажимом, пробирала дрожь – кто-то не боится сказать, что думает. Пусть так вот, как понимает. Но хотя бы так выразить свой протест против всего происходящего. Хотя смерти, взрывы, страх, безусловно, плохо. И если вчерашние взрывы были направлены на устрашение местной «власти», их охрану только усилят, направив ещё больше людей с оружием на сопровождение «главы» и охрану его дома. А гибнуть будут те, кто шёл мимо, был в том месте по делам, кто мог быть просто случайным прохожим, оказавшимся волей случая в том самом месте.


 

bn7

Проект профінансовано з коштів Польсько-канадської програми підтримки демократії, фінансованої у рамках Програми польської співпраці для розвитку Міністерства закордонних cправ Республіки Польщі та Уряду Канади


 

Добавить комментарий