В Луганске вступил в силу «закон» О воинской обязанности: что меняется?


Оккупированный Перевальск, январь 2018. Неизвестные расписали памятник погибшим участникам незаконных военных формирований «ЛНР». Фото «Народная трибуна»

Сегодня, 1 июля, на территории, которую контролирует группировка «ЛНР», вступает в силу «закон» «О воинской обязанности и военной службе». После его принятия некоторые СМИ поторопились сообщить, будто в Луганске молодежь будут призывать на срочную службу в «народную милицию». «Реальная газета» решила дождаться публикации полного текста документа. И не зря: обнаружились интересные нюансы с далеко идущими последствиями.

Александр Белокобыльский, «РГ»

Под колпаком – с 15 лет

Из сообщений пропагандистских ресурсов «ЛНР» было не до конца понятно – означает ли «воинская обязанность» обязательный призыв? Если да – то выходило бы, что молодежь в обязательном порядке записывают в незаконные военные формирования, автоматически лишая всякой возможности выехать на подконтрольную правительству Украины территорию.

– «Закон» определяет следующие формы исполнения воинской обязанности: воинский учет, обязательную подготовку к военной службе, прохождение военной службы, нахождение в запасе, призыв на военные сборы как в период военного положения, так и в мирное время, – цитировало «представителя главы ЛНР в народном совете» Нину Галан издание «ЛуганскИнформЦентр».

Сообщение на сайте «народного совета ЛНР». Скриншот (кликните для увеличения)

Вроде как «воинский учет» и «обязательная подготовка» намекают на призыв. Текст «закона» появился на «официальных» ресурсах оккупационной администрации не сразу. В ожидании его «РГ» выяснила, что до принятия документа действовало «Временное положение О воинской обязанности и военной службе».

На удивление, воинский учет и призыв фигурировали уже в этом документе, который предыдущий «глава ЛНР» Игорь Плотницкий подписал еще в августе 2015. Более того, в этом «положении» описывались как процедура воинского учета (включая передачу списков юношей от 15 лет местными администрациями в «военкоматы»), так и ответственность за уклонение от призыва на службу в «народную милицию».

В то же время, как известно, до сих пор призывов группировка «ЛНР» не проводила. В ее незаконных военных формированиях служат исключительно за деньги – на «контрактной» основе. Что же тогда поменялось с принятием «закона»?

Что нового в «законе»?

Сравниваем «закон» и прежнее «временное положение», открыв их в соседних окнах. Кое-какие различия нашлись. Некоторые пункты поменяли местами, некоторые разбили на несколько, другие объединили.

Сравниваем «положение» и «закон О воинской обязанности». Скриншот

Есть и совсем уж новшества. Например, в ст. 2 появился пункт 4: «Граждане (иностранные граждане), проходящие военную службу, подлежат обязательной государственной дактилоскопической регистрации в соответствии с законодательством «Луганской Народной Республики».

Можно догадаться, что по базе бывших «военнослужащих ЛНР» будут обязательно пробивать «пальчики» с мест насильственных преступлений российские силовики.

Но в целом тексты совпадают процентов на 90. В «законе», как и раньше, прописано, что жэки должны сообщать в «военкомат» об изменении состава жильцов, если куда-то въехал человек «обязанный состоять на воинском учете». А «полиция» обязана разыскивать и задерживать граждан, «уклоняющихся от воинского учета, призыва на военную службу или военные сборы».

Правда, в обоих документах уточняется (ст. 9, п. 1), что некоторые граждане не обязаны становиться на воинский учет, и среди них – «постоянно проживающие за пределами «Луганской народной республики» (подпункт 5). Так что, по логике, приехавшим ненадолго с материковой Украины или из РФ мужчинам призывного возраста вроде бы не грозит обвинение в «уклонении».

Тут может возникнуть вопрос – какие же они тогда граждане? Отвечаем.

Какие же они тогда граждане?

В вопрос «гражданства» и упирается тема призыва. Об этом, не вдаваясь в подробности, упомянутая «представительница главы в народном совете» Нина Галан сказала в день публикации «закона»:

– Согласно статье 66 «Закона», его положения, регулирующие вопросы призыва граждан на военную службу и прохождение гражданами военной службы по призыву, временно не применяются, – пояснила Галан.

«До определения в законодательном порядке вопросов принадлежности к гражданству «Луганской народной республики» в целях настоящего «Закона» гражданами «Луганской народной республики» являются граждане Украины, место проживания которых по состоянию на 12 мая 2014 года было зарегистрировано на территории «Луганской народной республики», – читаем в п. 1 этой статьи.

Такая трактовка встречается и в других «законах». На этом основании в ряде случаев «МГБ» вменяло людям, находящимся на госслужбе в Украине статью «уголовного кодекса ЛНР» о «государственной измене». Так случилось, например, со схваченным «МГБ ЛНР» судьей Апелляционного суда Луганской области Руденко, который приехал в Луганск на похороны отца.

Однако в п. 2 документа уточняется, что «положения, регулирующие вопросы призыва граждан на военную службу (…), применяются после принятия и вступления в силу «закона» «Луганской народной республики», определяющего вопросы принадлежности к гражданству». Сейчас такого «закона» еще нет.

– Никакого призыва и мобилизации нет, прохождение гражданами военной службы осуществляется исключительно на добровольной (контрактной) основе, – отметила Галан.

Таким образом, пока что о принудительном зачислении в незаконные военные формирования «ЛНР» речи не идет. Но в «законе» закреплены не менее опасные в долгосрочной перспективе нормы, которые работали еще со времен «временного положения».

Поколение, которое мы теряем

Похоже, что ставку на оккупированной территории делают не на принудительный призыв, а на то, чтобы молодежь сама стремилась в незаконные военные формирования. «Военно-патриотическому воспитанию» в «законе», как и в прежнем «положении», посвящена отдельная статья.

Читайте также: Каникулы: открытый мир против науки убивать

Эта статья 15 требует от абсолютно всех «органов власти» заниматься «патриотическим воспитанием граждан» – и речь не только о несовершеннолетних. Последним же предназначена обязательная подготовка к военной службе (ст. 13) и конкретно – военная подготовка в образовательных учреждениях (ст. 14). Здесь школьники тоже получают постоянную «патриотическую» накачку.

«…целесообразно провести работу по созданию военно-патриотических клубов объединению существующих в систему под эгидой МВД ЛНР, причем программу занятий в них ввести расширенную, включая журналистику, медицину и иные предметы, формирующие из молодого человека сознательного гражданина республики», – говорилось в докладной записке по итогам 1 смены проекта военно-патриотических смен в ДОУ «Лесные просторы» в 2016 году.

Манипулировать молодыми людьми не так уж сложно, выбрав правильный подход. Например, так:

К призывному 18-летнему возрасту приближаются сегодня те, чьи 13-14 лет пришлись на активные боевые действия в ОРДЛО. Те, кто затем 4 года изо дня в день слышал, что он живет в «республике», кому каждый день по радио и ТВ говорили о зверствах «хунты», кого в школе воспитывали в «военно-патриотическом» ключе.

Достоверной социологии по ОРДЛО нет ни у кого, но с учетом круглосуточной пропаганды и зачистки медиапространства от альтернативных точек зрения легко предположить, что часть подростков уже сегодня считает себя гражданами «республики». На это работало, в том числе, «положение О воинской службе» и будет работать «закон».

На уроках обязательной военной подготовки школьники будут учить присягу «ЛНР», закрепленную в «законе». Скриншот

Новый «закон» — еще один вызов для Украины, которая должна бороться за умы и сердца людей по ту сторону линии разграничения.

, , ,

Добавить комментарий