Во что верят «ЛНР» и «ДНР»?


До войны Донбасс отличался многоконфессиональностью. Несмотря на доминирующее положение православия, здесь существовало религиозное разнообразие и относительная веротерпимость. Появление на территории Донбасса непризнанных республик в корне изменило эту ситуацию.

Константин Скоркин

Митрополит Луганский и Старобельский Иоанникий благославляет Плотницкого "на царство"

Экс-митрополит Луганский и Старобельский Иоанникий благославляет Плотницкого «на царство»

Православие превыше всего

 Сепаратистское движение с самого начала позиционировало себя как авангард «русского мира» — реакционно-консервативной идеологии, основанной на русском национализме и православном клерикализме. Отдельные представители УПЦ Московского патриархата в свою очередь заигрывали с идеями донбасского сепаратизма в угоду местным элитам – еще в 2004 году, на сепаратистском съезде в Северодонецке, организованном номенклатурой восточных областей, присутствовала делегация представителей УПЦ МП во главе с Митрополитом Луганским и Старобельским Иоанникием. Впоследствии именно Иоанникий, уже как настоятель Николо-Преображенского монастыря, был единственным из архиереев УПЦ МП, посетившим инаугурацию главы ЛНР Игоря Плотницкого, и благословившим «луганского президента».

avdugin2

Александр Авдюгин

После начала сепаратистского восстания весной 2014 года официальная позиция УПЦ МП была нейтральной, осуждающей кровопролитие, однако многие служители церкви на местах примкнули к «новороссам». Например, известный священник-блогер протоиерей Александр Авдюгин из Ровеньков Луганской области неоднократно высказывался в поддержку сепаратистского движения. «Весной мы просто высказали свое мнение, вчера мы его подтвердили. Единогласно, повсеместно и во веки веков. Мы не желаем с Вами жить», — писал он в блоге в ноябре 2014 года, подразумевая результаты майского рефрендума о создании ЛНР и дальнейшее избрание ее главой Игоря Плотницкого. «Медведь-то русский спит-спит, терпит-терпит, но уж как проснется, как в лапу мохнатую эту дубину возьмет, как раскрутится, то и вся масонская Европа полетит тогда от этой дубины настоящей, русской, святой», — типичный ход рассуждений священника-сепаратиста.

Подобные проповеди пользуются успехом у сепаратистов, которые даже создают вооруженные отряды под православными знаменами. Самый известный из них – «Русская православная армия», созданная в Донецке владельцем сети фаст-фуда Михаилом Вериным (в марте 2015 переименована в батальон «Вымпел»). В составе «Русской православной армии» служило большое количество добровольцев из России. Близок к этой группе был в прошлом знаменитый «народный губернатор Донецкой области» Павел Губарев, который неоднократно заявлял, что РПА получила благословение от РПЦ на «священную войну» в Донбассе. Радикальную версию православия насаждали в Донецке и боевики ультраправой российской организации Русское национальное единство (РНЕ), прибывшие в Украину воевать с «хунтой» по призыву своего вождя Александра Баркашова. Известно также о том, что знамена отряда Гиркина в Славянске были освящены в местном православном соборе.

verin

Михаил Верин

Власти самопровозглашенных республик всячески демонстрируют свою приверженность православию. Так, глава ДНР Александр Захарченко заявлял: «Я православный, хожу в церковь, для меня единственная церковь Московского патриархата», — говорит Захарченко. Также глава ДНР отметил, что лично он признает всего четыре религии: православие, римокатолицизм, мусульманство и иудаизм. Все остальные конфессии в ДНР будут считаться незаконными.

Сепаратисты всячески хотят продемонстрировать, что церковь с ними. Так информационные ресурсы сепаратистов сообщили о том, что Луганская и Алчевская епархия УПЦ МП заключила договор с властями ЛНР о сотрудничестве в сфере образования, итогом этого соглашения стало введение «культурологического предмета, связанного с православной культурой» в школах «республики». Пресс-служба епархии поспешила отмежеваться от этого сообщения и заявила, что оно не соответствует действительности.

Чтобы положить конец всем «непоняткам» в отношениях церкви и сепаратистов, в октябре 2015 года министерство культуры обратилось к предстоятелю УПЦ МП с просьбой вывести епархиальные центры с оккупированной территории. Речь идет о территориально разделенных между Украиной и ДНР Донецко-Мариупольской и Горловско-Славянской епархиях, и почти полностью находящейся на подконтрольной сепаратистам территории Луганско-Алчевской епархии. Церковь посчитала эту просьбу вмешательством во внутренние дела и заявила, что для УПЦ МП эти епархии продолжают считаться находящимися на территории Украины.

Все религии равны – некоторые равнее

Как формулируют свое отношение с конфессиями на уровне своих законов сами сепаратисты? Поскольку уставные документы «непризнанных республик» писались исходя не из вневременных юридических представлений, а с целью описания текущей политической ситуации, то их содержание полностью привязано к текущему политическому моменту.

Любопытная история в этом плане произошла с «Конституцией ДНР». В период сепаратистского «штурм унд дранга» в мае 2014 года было широко объявлено о принятии собственной конституции, в интернете был распространен ее «проект», вызвавший у многих шок, настолько агрессивно там были прописаны реакционные идеалы «русского мира».

скачанные файлы

В статье 9 прямо говорилось, что отныне государственной религией ДНР становится православие по версии РПЦ – как сообщается в тексте: «первенствующей и господствующей верой является Православная вера (Вера Христианская Православная Кафолическая Восточного Исповедания), исповедуемая Русской Православной Церковью (Московский Патриархат)». В преамбуле уточняется, что такая честь РПЦ оказана как «системообразующему столпу Русского мира». Прочим религиям гарантируется свобода исповедания, но не так все просто – в статье 21 говорилось: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. При этом ничто в настоящей Конституции не ограничивает Донецкую Народную Республику в праве проведения политики по защите населения от деятельности религиозных сект в соответствии с законом». Эта важная оговорка, полностью перечеркивающая все предыдущее содержание статьи, появилась в конституции ДНР не случайно. В довоенные времена Донецкая область была лидером в Украине по числу общин протестантских церквей – по данным Центра Разумкова к протестантской ветви христианства принадлежали 46% религиозных общин области. Активный прозелитизм не мог не настораживать православных церковников, ведущих с протестантами борьбу за души донбассян, сепаратистское восстание православным иерархам оказалось на руку и они решили одним махом покончить с конкурентами, законодательно закрепив в основном документе «борьбу с сектантами». Под определение «враждебной секты» с точки зрения московского православия подпадает и Украинская православная церковь Киевского патриархата — еще один конкурент на духовном поприще, пусть не столь популярный в Донбассе, но являющийся проводником ненавистного киевского влияния.

В той же конституции явно под диктовку наиболее реакционных кругов РПЦ введены мракобесные и скандальные требования признания эмбриона гражданином, фактически конституционный запрет на аборты («Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому с момента зачатия») и осуждение однополых отношений («Статья 31.3. Никакие формы извращенных союзов между людьми одного пола в Донецкой Народной Республике не признаются, не разрешены и преследуются по закону»).

Однако сейчас на официальном сайте ДНР размещен совершенно другой текст «конституции», из которого начисто исчезла вся «русскомирская экзотика», все религии уравнены в правах и отделены от государства. Словом, «концепция поменялась», однако скандальный «проект» хорошо продемонстрировал истинные духовные идеалы донбасского сепаратизма. (Конституция ЛНР принимавшаяся в декабре 2014 уже сразу писалась без таких выкрутасов).

Охота на ведьм

 Установление «новой власти» в Донбассе сопровождалось террором на религиозной почве. Ориентированным на РПЦ сепаратистам как кость в горле стояли общины местных протестантов, а также православных Киевского патриархата. Первые рассматривались как проводники американского влияния и главные враги православия, вторые как «бандеровская церковь». В качестве «пятой колонны» рассматривались и немногочисленные общины католиков и греко-католиков. Репрессии не заставили себя ждать.

Преследования протестантов задокументированы достаточно подробно. В июне 2014 в Славянске, захваченном боевиками полевого командира Стрелкова-Гиркина, произошел вопиющий случай расправы над протестантами: сепаратистами были казнены двое сыновей пастора-евангелиста Александра Павенка и двое служителей его общины.

sergey_litovchenko

Пастор Сергей Литовченко

Молитвенные дома евангельских христиан баптистов были закрыты в 2014 во многих городах Луганской и Донецкой областей, такие факты были зафиксированы в Луганске, Донецке, Антраците, Ровеньках, Красном Луче. В Горловке Донецкой области сепаратисты напали на молитвенный дом адвентистов седьмого дня и силой принудили прекратить службу, пастор Сергей Литовченко был арестован и 20 дней провел в плену. Обосновывая свои действия, сепаратисты говорили о том, что получили приказ сверху прекратить деятельность всех церквей, которые не принадлежат к Московскому патриархату. Также звучали обвинения в сотрудничестве с киевской властью и укрывательстве «правосеков». В плену у сепаратистов побывали главы евангелических общин Дружковки и Шахтерска Донецкой области. В августе 2014 двое протестантских пасторов – Александр Хомченко и Валерий Якубенко были арестованы в Донецке и обвинены в шпионаже. Жестоко избитый Хомченко был в итоге отправлен на штрафные работы. Такая же история произошла и в Краснодоне в октябре 2014, где боевики «ЛНР» четыре дня пытали помощника пастора-евангелиста и его 14-летнего сына.

Трудная жизнь последователей Киевского патриархата в Донбассе при власти Партии Регионов, которая всячески покровительствовала иерархам Московского патриархата и ставила палки в колеса в открытии храмов «раскольникам», после начала сепаратистского мятежа стала невыносимой. Немногочисленные храмы Киевского патриархата стали захватываться православными радикалами. В Донецкой области боевиками были похищены два священника Киевского патриархата, их били, обзывали «бандеровскими попами», имитировали их расстрел. Впоследствии, они были выкуплены из плена, а донецкий предстоятель УПЦ (КП) Сергий (Сергей Горобцов) (уроженец Енакиево, кстати) призвал священников покинуть пределы ДНР. В Луганске казаками в октябре 2014 также был захвачен Свято-Троицкий кафедральный собор УПЦ КП, они выгнали из него священников и объявили, что теперь здесь будет общежитие для казаков-ополченцев. (Впрочем, местные жители не допустили превращения храма в казарму, опасаясь, что его тогда начнут обстреливать). По свидетельству епископа УПЦ КП Афанасия (покинул Луганск после попыток расправы со стороны сепаратистов) один из священников продолжает проводить службы для 10-15 человек в большой комнате здания епархиального собрания. Всего на территории Луганской области были захвачены 6 храмов Киевского патриархата.

Афанасий_УПЦКП_ Луганск

Аресты и похищения коснулись и представителей католичества. В мае 2014, в Донецке во время уличной молитвы за мир был схвачен католический священник Павел Витек, он был вызволен из плена польскими дипломатами. В июле 2014 года в Донецке был похищен греко-католический священник Сергей Кульбака, который провел в плену 12 дней, подвергаясь пыткам и издевательствам, а в Горловке был арестован римско-католический священнослужитель Виктор Вонсович, который провел в плену 11 дней.

Можно констатировать, что с помощью террора сепаратистам удалось разрушить религиозное разнообразие и атмосферу веротерпимости в Донбассе, принеся им на смену рост экстремистских псевдорелигиозных взглядов.

Пасынки «Новоросии»

 Активное участие в создании «ДНР» и «ЛНР» принимают участие представители неоязыческих течений, чаще сего связанных с ультраправыми движениями. Неоязычники были еще в составе отряда Игоря Стрелкова, захватившего Славянск, несмотря на то, что сам их командир подчеркивает свою приверженность православию. После захвата телецентра сепаратисты даже вели в эфире «языческую пропаганду», призывая покончить с «библейской матрицей».

drg_rusich

ДШРГ «Русич»

Некоторые подразделения сепаратистов были укомплектованы на основе язычества. Неоязыческой и ультраправой по идеологии являлась Диверсионно-Штурмовая Разведгруппа «Русич», которой командовал российский неонацист Алексей «Фриц» Мильчаков. Его подразделение, прославившееся жестокими расправами над украинскими военными, входило в состав группы быстрого реагирования «Бэтмэн» в ЛНР, и было укомплектовано добровольцами из России и Европы. Летом 2015 боевики Мильчакова покинули территорию ЛНР. У полевого командира Беднова-«Бэтмэна» в подчинении было еще одно подразделение язычников – ДШРГ «Ратибор», с эмблемой в виде коловрата и черепа.

rusichЕще один неоязычник из России Андрей Афанасьев, воевавший на стороне сепаратистов, писал: «По воле богов и самого Перуна, праздник этот я встречаю, как и подобает воину, – с оружием в руках, на переднем краю борьбы за новую Русь, против новой Хазарии». Его новосибирская община «Земля Даждьбога» собирала деньги на снаряжение для ополченцев.

milchakov

Алексей «Фриц» Мильчаков крайний слева

Самым известным неоязыческим подразделением в армии ДНР был батальон «Сварожичи» под командованием Олега «Варгана» Орчикова, который до войны был главой общины донецких неоязычников-родноверов «Коло Древо Рода». Колоритный комбат Варган, носивший повязку со свастиками, устраивавший с однополчанами языческие обряды, даже стал героем репортажа Times. Праздник закончился в ноябре 2014, когда комбата арестовали власти ДНР за полное разложение его отряда. Орчиков-Варган по сей день находится в одном из подвалов ДНР, а его родные и единомышленники открывают паблики Вконтакте, где взывают к справедливости.

vargan

Олег Варган

Как видим, несмотря на враждебность официальной православной церкви к идолопоклонникам, сепаратисты находят с ними общий язык на основе националистических взглядов, ведь и православные сторонники «Новороссии» воспринимают православие не с позиций христианского универсализма, а скорее как особую русскую веру, что мало отличается от воззрений неоязычников. В целом сепаратисты охотно используют отмороженность неоязычников в своих целях, затем стараются избавиться от них, в результате чего представители этого религиозного течения играют роль своеобразных «левых эсеров при большевиках», проще – полезных идиотов.

——————————————————————

Плашка грантМатеріал публікується в рамках Програми підтримки журналістів із Донецької та Луганської областей, що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD).

Добавить комментарий