Ветераны АТО в системе Территориальной Обороны Украины


добробаты2

«Затянувшаяся война на Донбассе поставила перед Вооруженными Силами Украины широкий спектр задач — от численного роста за счет мобилизации военнообязанных и привлечения добровольцев на контрактную службу до демобилизации, отслуживших свой срок и их организации в резервных структурах. В результате демобилизации военнослужащих 6 волн частичной мобилизации, а также увольнения из силовых структур тех, чей срок контракта истек, а на новый срок в силу тех или иных причин не был пролонгирован, образовалась многочисленная категория военнообязанных…»

Вячеслав ЦЕЛУЙКО,

член Экспертного совета ЦИАКР, 

доцент кафедры политологии ХНУ им. В.Н. Каразина, 

специалист по современным вооруженным конфликтам

Затянувшаяся война на Донбассе поставила перед Вооруженными Силами Украины широкий спектр задач — от численного роста за счет мобилизации военнообязанных и привлечения добровольцев на контрактную службу до демобилизации, отслуживших свой срок и их организации в резервных структурах. В результате демобилизации военнослужащих 6 волн частичной мобилизации, а также увольнения из силовых структур тех, чей срок контракта истек, а на новый срок в силу тех или иных причин не был пролонгирован, образовалась многочисленная категория военнообязанных. Многие из этих военнообязанных получили практический опыт ведения боевых действий в зоне проведения АТО, потому государство искало возможность сохранить их для своей военной организации в том или ином формате. Таким форматом стал оперативный резерв 1-й очереди, куда зачислялись ветераны АТО. Особенность этого резерва состояла в том, что военнообязанные заранее закреплялись за конкретной воинской частью, преимущественно за той, где они проходили действительную службу. С объявлением мобилизации военнообязанные оперативного резерва 1-й очереди обязаны явиться в часть, за которой закреплены.

Создание из ветеранов АТО оперативного резерва 1-й очереди фактически исключило на законодательном уровне эту категорию военнообязанных из системы Территориальной Обороны. Они могут в ней участвовать официально, только если после мобилизации на их воинские части возложат задачи по Территориальной Обороне. В тоже время ветераны АТО не могут быть зачислены в формирования ТРО — отряды территориальной обороны при военных комиссариатах и роты охраны военных комиссариатов. При этом данные формирования испытывают острый дефицит в командных и инструкторских кадрах и зачисление в их штат на данные должности ветеранов АТО способно повысить эффективность выполнения задач.

Хотя по формальным признакам ветераны АТО не могут быть зачислены в формирования ТРО, в тоже время часть из них принимает участие в их развитии на добровольных началах. Мотивация таких действий довольно широка: от желания поддерживать свою форму и навыки в военных дисциплинах и даже развивать их, до поиска возможности само реализоваться на неформальных командных или инструкторских должностях. Особенно часто ветераны АТО в отрядах и ротах ТРО занимают именно инструкторские должности. Такое положение находит поддержку со стороны военных комиссариатов, которые зачастую не обладают квалифицированными кадрами и временем для организации обучения всего личного состава или даже хотя бы организационных ядер подразделений ТРО. Потому помощь со стороны ветеранов АТО и воспринимается военкоматами с большим энтузиазмом.

В тоже время такая ситуация с инструкторскими кадрами породила и определенные проблемы.

Во-первых, так как обучения инструкторами-атошниками ведется на добровольных началах, то оно не всегда может быть регулярным из-за наличия у ветерана гражданской жизни, в первую очередь, семьи. Последний фактор усиливается из-за того, что обучения подразделений ТРО проходит преимущественно на выходных.

Во-вторых, профессиональный уровень инструкторов существенно различается и далеко не всегда соответствует званию «инструктор». Более того, даже профессиональный военный не всегда способен передать свои знания и навыки другим, что требует определенной предрасположенности к преподавательской деятельности.

В-третьих, подготовка даже довольно ограниченных по задачам подразделений ТРО требует преподавания им широкого спектра дисциплин, которые далеко не всегда могут быть охвачены знаниями имеющихся инструкторов. Более того, многие инструктора не учитывают особенностей формирований ТРО, проистекающей из их специфических задач, потому обучения личного состава отрядов и рот ТРО по программам пехоты или войсковой разведки может формировать неадекватные задачам тактические навыки. Следствием этого становятся фрагментарность подготовки и отсутствие унификации с другими подразделениями ТРО.

Также стоит сказать, что ряд ветеранов-инструкторов воспринимают отряды ТРО как некий ресурс для вербовки личного состава в свои бывшие подразделения. То есть фактически готовят не бойцов ТРО, а потенциальных рекрутов. Потому и в программе подготовки бойцов ТРО присутствуют дисциплины и направления, востребованные в конкретных подразделениях регулярной армии, а не те, что необходимы в охранных формированиях, таких как отряды и роты ТРО. Эта ситуация усилилась после решения Генерального Штаба отнести военнообязанных подразделений ТРО к оперативному резерву 2-й очереди, — этот личный состав не должен иметь ограничений для службы в Вооруженных Силах, соответственно может быть призван на действительную службу. Более того, роль оперативного резерва 2-й очереди не ограничена формированием подразделений ТРО при объявлении мобилизации, но он может быть направлен на развертывание новых частей регулярной армии. В таком случае более универсальная общевойсковая подготовка у бойцов ТРО становится вполне оправданной.

Более развитой формой участия ветеранов АТО в формировании Территориальной Обороны стало привлечение к этим вопросам ветеранских организаций. Эти организации стали активно создаваться и развиваться во всех регионах Украины, отличаясь между собой размерами, составом, целями, степенью поддержки их деятельности государственными органами власти и органами местного самоуправления. Часть из этих организаций вовлеклась в развитие ТРО. При этом мотивация таких действий охватывает довольно широкий спектр — от реального желания передать свои знания и опыт бойцам ТРО до использования возможности для саморекламы, получения статусных должностей их представителями (например, советников по ТРО при органах власти) или даже доступа к расходованию бюджетных средств на развитие ТРО.

Ветеранские организации первого типа зачастую объединяют ветеранов-добровольцев и бывших кадровых военных. По сравнению с одиночными инструкторами-энтузиастами они способны давать и реально дают более качественные и целостные знания бойцам Территориальной Обороны.

С другой стороны, ветеранские организации, настроенные на использование своего участие в подготовке ТРО для получения статусных или материальных дивидендов, влияют на процесс построения эффективной Территориальной Обороны разновекторно. С одной стороны, несмотря на реальные мотивы, они могут давать довольно качественную подготовку личному составу. С другой стороны, иногда их деятельность дискредитирует систему ТРО в глазах ее бойцов, что приводит к оттоку последних. Не говоря уже о возможном участии в нецелевом расходовании бюджетных средств на развитие ТРО.

Если же говорить о возможном непосредственном участии ветеранских организаций в Территориальной Обороне, то нельзя забывать, что их члены преимущественно относятся к оперативному резерву 1-й очереди и будут использоваться по исходным планам. Однако в случае динамического и драматического развития событий на Востоке Украины не все планы смогут быть реализованы, в том числе, может сложиться ситуация, когда часть ОР-1 окажется не в состоянии прибыть в свои части. В таком случае наличие сложившихся ветеранских организаций позволит на их базе сформировать импровизированные подразделения, в том числе, и в составе ТРО.

Завершая описание участия ветеранов АТО в системе ТРО нельзя не упомянуть об одной проблеме морального плана. Иногда между ветеранами и личным составом ТРО возникают трения из-за того, что первые считают трошников «дезертирами», которые скрываются в системе ТРО от службы в регулярной армии. И это несмотря на то, что ранее в отрядах и ротах львиную долю составляли бойцы ограниченно годные или негодные к строевой службе по здоровью, возрасту, полу и т.д. С другой стороны, ветераны иногда были склонны прикрывать нехватку своих профессиональных знаний и навыков собственно одним фактом участия в АТО, даже если оно происходило в десятках километров от линии фронта.

Таким образом, можно отметить, что ветераны АТО принимают участие в развитии Территориальной Обороны в различных формах — от личного неформального участия до деятельности в рамках гражданских организаций и официальных структур. Такое участие носит умеренный по масштабам характер по сравнению с общей численностью демобилизованных ветеранов АТО. В тоже время, те из ветеранов, которые работают на результат, вносят существенный вклад в подготовку бойцов ТРО.


Материал подготовлен в рамках совместного проекта «Реальной газеты» и Центра исследований армии, конверсии и разоружения

Добавить комментарий