Хотели обвинить в теракте, который был совершен через неделю после его задержания, — сестра пленного Сагайдака


сагайдак2

Об исчезновении жителя Краснодона Романа Сагайдака стало известно в начале июля. В частности, об этом писала Харьковская правозащитная группа.

Анна Комарова

«Молодой человек направлялся к своей машине. В это время подъехала другая машина, из которой вышли люди в военной форме, одели Роману мешок на голову, затолкали машину и увезли. Онлайн в соцсети Роман появлялся в день похищения, позже того времени, когда его похитили. Вся информация на его странице сейчас очищена», — говорилось в сообщении.

В редакцию «Реальной газеты» обратилась сестра Романа – Анна Сластникова. Она сообщила, что родители категорически против того, чтобы она рассказывала подробности его «дела», но другого выхода в этой ситуации она не видит. По крайней мере, после того как журналисты «затрубили» о похищении Романа, сразу же его родителям дали возможность встретиться с ним.

«На родителей моих пока что оказывается только психологическое давление. Но, я думаю, что после интервью могут быть самые негативные последствия. Но будем надеяться на лучшее», — говорит Анна.

Партнер по бизнесу оказался «стукачем МГБ»

сестра

О том, что Роман пропал Анна Сластникова узнала от родителей. А им, в свою очередь, сообщил человек, с которым брат совместно арендовал помещение в Луганске. Роман Сагайдак похитили на глазах у нескольких свидетелей.

«Были свидетели, которые видели, как четверо людей в масках (а с ними был один и гражданский), которого также узнали, поскольку это бывший компаньон моего брата, среди белого дня, около 16.00, подъехали с автоматами, накинули мешок на голову моему брату, погрузили его автомобиль…После того ни брата, ни его машины, к которой он вышел с торгового центра никто не видел», — говорит Анна.

Человек в гражданском — Рясной Александр Станиславович, 1985 г.р. – компаньон Сагайдака по бизнесу. В последнее время он предлагал Роману, чтобы тот продал ему часть бизнеса. Анна утверждает: условия были невыгодные и брат на сделку не соглашался. Кроме того, его не устраивали некоторые человеческие качества Рясного. В частности, говорит Анна, он мог «стучать» на людей в «МГБ». За две недели до похищения Романа Сагайдака, они приняли совместное с Рясным решение не сотрудничать вместе.

«Как оказалось, у него есть родственник в «МГБ ЛНР», к которому он обратился, после чего все и произошло…»

Денег нет, значит и сына не увидите

В первые дни, когда Роман пропал, родственники обращались в «прокуратуру», «полицию», «МГБ», «комендатуру». Копии всех этих обращений у семьи есть, уверяет Анна. Там же, в оккупированном Луганске, Роману наняли адвоката, на запросы которого в вышеупомянутых структурах никто не реагирует. В основном «отмахивались», говоря, что к ним такой не поступал.

Родные не знали о местонахождении Романа Сагайдака 21 день. Точнее, в так называемых «силовых» структурах «ЛНР» им отказывались говорить, что Роман у них.

Но при этом его близкие твердо знали, что Романа взяли в заложники представители «МГБ ЛНР»:

«На следующий день, 1 июля, приехали к родителям в город Краснодон из «МГБ» с обыском – 18 вооруженных человек и с ними гражданский – Рясной. Устроили несанкционированный обыск. Разрешение на обыск никто им не давал. Устроили обыск по всем объектам недвижимости. Это имение, которое принадлежит моему отцу, и дом, правоустанавливающие документы на который оформлены на моего брата. Вывезли 4 машины, 5 пропала вместе с братом. BMW X5 2016 года. Вывозили все, что хотели. Вывезли ювелирное оборудование, оргтехнику. Позабирали даже личные вещи моих родителей», — рассказывает сестра Романа Сагайдака.

Сказать внятно, с чем связан обыск, представители «МГБ» не смогли. Но Александр Рясной в какой-то момент отвел отца Романа Сагайдака в сторону и сказал, что «по-хорошему с Романом не удалось договориться, теперь вот по-плохому». За освобождение бывшего компаньона Рясной запросил у семьи Сагайдака 20 000 долларов.

«Отец ответил, что согласен на все, но у него на данный момент нет такой суммы. Попросил дать ему отсрочку, время, в течение которого он сможет собрать обозначенную сумму. По истечению срока полностью сумму собрать не удалось. Отец заплатил Рясному 16 000 долларов. Они встретились. Отец говорит: давай по-мужски, дай еще время 4 000 собрать, потому что уже не у кого занимать. Рясной деньги забрал и сказал: «Я юмор такой не понимаю. Я сказал сегодня. Значит – сегодня, а поскольку вы не собрали всю сумму денег, постольку его вы и не увидите», — рассказывает Анна Сластникова.

сагайдак1

Что ни день, то новое обвинение

Но увидеть Романа близким все же удалось. После того, как СМИ начали писать о его исчезновении, родителям Сагайдака позвонили из «МГБ ЛНР».

«Замминистра МГБ» связался с моими родителями и показал его. Показал, что он живой, находится у них в подвале…Он был побитый, тяжких увечий, переломов не было. Но, тем не менее, побои были. В чем обвиняют? Изначально инкриминировали теракт. Теракт, который произошел 7 июля. То есть, по факту он на тот момент уже неделю сидел у них. Инкриминировали сотрудничество со службами Украины, помощь в организации этого теракта», — рассказывает Анна.

Но из-за того, что в медиа-пространстве пропажу луганчанина стали активно обсуждать и стало известно, что он пропал 30 июня, обвинять его в причастности к взрыву 7 июля уже было не логично. Потому, подозрение ему изменили. Вначале Романа Сагайдака обвиняли в мошенничестве в отношении Рясного. Потом – в вымогательстве, а потом – опять в мошенничестве. Были попытки также приписать Сагайдаку и контрабанду, и скупку краденного.

«На данный момент мы сошлись на вымогательстве, что якобы мой брат вымогал у Рясного какие-то деньги», — говорит женщина.

сагайдак3

Адвокаты избегают клиентов задержанных «МГБ»

По словам Анны Сластниковой, Роману наняли местного адвоката, но найти его было крайне сложно. Как только адвокаты узнают, что придется иметь дело с «МГБ ЛНР», отказывают в предоставлении услуг.

Адвокат Романа ни разу не встречался с ним, не видел протокол задержания.

Родственники Романа Сагайдака обратились во все возможные организации, которые занимаются обменом заложников. По информации его сестры, Романа включили в списки на обмен.

В настоящее время он находится в подвале «МГБ». По неизвестным причинам его не переводят в СИЗО, где лучше условия содержания. За все время они имели возможность передать ему две передачи.

«На 5-8 квадратов их содержится 15 человек. Вентиляции нет, света нет, воды нет. Каких-то элементарных санитарных условий для того, чтобы удовлетворить свои естественные потребности нет. И такая жара стоит на улице…», — рассказывает Анна об условиях содержания брата.

Отметим, что инкриминировать причастность к взрыву в Луганске 7 июля группировка «ЛНР» пыталась не только Роману Сагайдаку.

В этом также хотели обвинить и луганчанку Людмилу Сурженко, которую удалось освободить из плена 29 июля.

Добавить комментарий