Марьинка. Психотравма на линии фронта


Марьинка, ул. Заводская, 6Осень в Донбассе красивая, но до тех пор, пока не облетели листья. В ноябре депрессивнее пейзаж найти трудно. Прифронтовые города и поселки на этом вылинявшем под холодными дождями фоне выглядят особенно мрачно. Обстрелы, разрушения, безработица… Ежедневный стресс на протяжении двух лет. Как справляются с психологическими перегрузками жители Марьинского района?

Александр БЕЛОКОБЫЛЬСКИЙ, «РГ»

Есть ли жизнь в Марьинке?

Марьинка – райцентр, который практически переходит в Петровский район оккупированного Донецка. Сейчас это передний край, здесь есть пункт пропуска на оккупированную территорию, а между позициями украинских военных и сепаратистами расстояние местами не больше 150 метров.

Жестокие обстрелы Марьинки продолжаются больше двух лет. Районный совет, администрация, полиция, прокуратура – все переехали в соседний город Курахово, который находится километрах в 15 от линии разграничения.

Курахово автостанция

Кураховская автостанция сейчас стала главным транспортным узлом Марьинского района

А в райцентре на каждой улице окна домов наглухо заколочены досками и закрыты щитами, а крыши затянуты пленкой. Днем прохожих можно встретить лишь изредка, ближе к вечеру улицы пустеют совсем.

Незадолго до войны в райцентре наладили освещение улиц – теперь фонари не горят. Как объясняют в военно-гражданской администрации города Марьинки, – в целях светомаскировки. В домах многие люди тоже свет не зажигают – с той же целью. А вдали, за линией фронта сияет, как Лас-Вегас, огнями Петровский район «столицы ДНР».

Сегодня население райцентра – около 6 тысяч человек. Среди них больше 500 детей – школьников и детсадовцев

Одна из самых больших проблем города – отсутствие газа. Распределительная подстанция разбита, она находится на нейтральной полосе между позициями украинских военных и сепаратистов. Летом восстановили поврежденный газопровод. Но о том, чтобы ремонтные бригады смогли работать на ГРП, договориться с «ДНР» через контактные группы не удается. Очередную зиму люди проведут без газа.

Дрова и уголь - единственная возможность для жителей прифронтовых городов пережить зиму

Дрова и уголь — единственная возможность для жителей прифронтовых городов пережить зиму

Обстрелы продолжаются ежедневно. То тут, то там каждый день новые разрушения. Непривычный человек начинает дергаться при первых же звуках канонады. Местные смотрят на него как бы снисходительно: «Это еще не обстрел, это они только поздоровались. Вы ночью послушайте, что делается». Летом под громкие бабахи многие работали в огородах, например. Но чуть разговорив марьинца на тему обстрелов, вы слышите, как его голос начинает предательски дрожать.

– Я не понимаю, почему вы живете здесь – с каждодневным риском для жизни. Как можно не увезти своих детей из-под обстрелов?!

– А куда? – слышите вы обычно в ответ.

«Как будто им все должны»

Многие из нынешних жителей Марьинки в разгар боев бежали от войны – кто вглубь Украины, кто в Россию, в зависимости от политических предпочтений. Но найти работу, чтобы зарплаты хватало на оплату съемного жилья – непросто и в РФ, и в Украине. Пособия «переселенческие» проблему никак не решают, да и с получением этих выплат проблема.

− Да, вернулись, нас нигде не ждут, − машет рукой Николай с улицы Славянской (бывш. Петровского) и добавляет о сегодняшних реалиях. − Вчера вечером нас опять обстреливали, но ничего, живы. Когда тихо, дети на улице играют. Но как бабахнет, ребят как корова языком слизывает.

С работой тут туго. Игорь, с которым мы общаемся, работает на ТЭС в Курахово. Он рассказывает о переменах, которые за два года произошли в его соседях и вообще марьинцах:

– Часто сравнивают то, что происходит у нас, с послевоенным временем – мол, тогда люди друг друга держались, помогали друг другу. Это есть: взаимовыручка между людьми, которые вместе пережили беду, – это правда. И даже в самые страшные дни у нас работал магазин, где цены особо не накручивала хозяйка – хотя, по сути, у нее была «монополия». Но появляются и другие черты характера. Например, привычка к «гуманитарке».

Многие марьинцы выживают только за счет гуманитарной помощи

Ее привозят разные благотворительные организации, а некоторые действуют постоянно. Скажем, у миссионерского центра помощи церкви «Преображение» есть своя пекарня, где малоимущие могут получить бесплатный хлеб. По словам Игоря, часть жителей города за прошедшие два года привыкла к такой помощи.

– Они чувствуют себя обделенными жизнью (это правда, в общем-то), и эту «гуманитарку» принимают с благодарностью, да – но как… должное, что ли. То есть как будто им это все положено, как будто им все должны – потому что вот все они живут под обстрелами ни за что ни про что, – объясняет собеседник.

Пытка бессонницей

Видимость, что люди привыкли жить под обстрелами, в поврежденных домах, – обманчивая. Привыкнуть к этому невозможно. Обстрелы происходят обычно по ночам – с часу пополуночи, с двух, продолжаются часа по два. Поэтому стресс усиливается постоянным недосыпом.

− Сон для человека – жизненно важная потребность, процесс, во время которого наш организм и психика самовосстанавливаются, − говорит психолог медицинской гуманитарной организации «Врачи без границ» Сергей Щербак, с которым мы встретились в Марьинке. − Отсутствие или недостаток сна пагубно влияют на здоровье человека, приводят к усталости, упадку сил, апатии и быстрой утомляемости. Это, в свою очередь, вызывает пессимизм, хандру, раздражительность и даже депрессию. От хронического недосыпания нелегко избавиться, оно мешает человеку как следует восстановить силы. Таким образом, «порочный круг» замыкается.

Пенсионерка Валентина Ивановна

Пенсионерка Валентина Ивановна, 73 года, после приема у медиков организации «Врачи без границ». Фото организации «Врачи без границ»

Каждый пятый житель прифронтовых территорий, по его оценке, нуждается в психологической помощи. Однако далеко не все осознают, что у них есть психологические проблемы, а тем более готовы идти к специалистам. В представлении жителей маленьких городов и сел поход к психологу – это что-то зазорное, «признание собственной слабости». «Да и вообще – что я, псих, что ли?»

В условиях прифронтового города рекомендации психолога по борьбе со стрессом трудно выполнить: высыпайтесь, питайтесь регулярно и полноценно, старайтесь заниматься спортом, занимайтесь приятными вещами на досуге – пением, танцами…

Психологам в прифронтовых населенных пунктах работы – на годы, говорит Сергей Щербак

И хотя, по его словам, походы к психологу перестают воспринимать как нечто постыдное, на деле такую помощь люди согласны принимать лишь вместе с чем-нибудь более ощутимым. У «Врачей без границ» это медицинская помощь и бесплатные медикаменты, у Медицинской мобильной клиники, которую привозила церковь «Преображение» – тоже.

А вот с Датским советом по делам беженцев недавно вышел конфуз.

Конфуз с датской помощью

Собрание Датский совет проводил почти месяц назад, но о нем до сих пор вспоминают.

− Я была на встрече, но не до конца, − рассказывает жительница Марьинки, которая попросила не называть ее имени. − В программе гуманитарной организации было заявлено, что на встрече рассмотрят новые проекты и обсудят решение актуальных проблем города. Но нам предложили только психологическую помощь, ну, еще и юридическую консультацию. А мне надо дом восстанавливать, а не морально настраиваться!

Именно представить новые проекты и обсудить насущные проблемы города обещали людям в приглашениях. Вероятно, с точки зрения представителей гуманитарной организации, все написано правильно.

Оказание психологической помощи – это тоже гуманитарный проект. Но люди пришли с другими ожиданиями

Для них «проект» – это что-то ощутимое, желательно, – инженерное. По части газо- или электроснабжения, например.

Восстановление инфраструктуры в прифронтовой полосе ведется во многом за счет международных гуманитарных организаций, в том числе восстановление частных домов (на частные дома государство денег не выделяет). На это же надеялись марьинцы со стороны Датского совета по делам беженцев.

Когда выяснилось, что помощь предлагается только психологическая, зал почти опустел. Что задело представителей благотворительной организации

Когда выяснилось, что помощь предлагается только психологическая, зал почти опустел. Что задело представителей благотворительной организации

Но едва выяснилось, что речь идет лишь о психологической поддержке, практически все горожане, которые пришли на встречу в районный Дом культуры, покинули мероприятие. Спустя несколько минут после начала встречи они ушли разочарованные, заработав дополнительный стресс. В свою очередь, представителей ДСДБ тоже задело поведение марьинцев.

Глядя на уходящих, одна из представительниц Датского совета повысила голос, пригрозив точно так же развернуться и уйти.

Хоть на время – подальше от войны

Единственные, пожалуй, кто от психологической помощи не отказываются и получают ее постоянно, – это дети.

В июне в двух городах Марьинского района, которые находятся на линии разграничения, в Марьинке и Красногоровке при содействии Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) открылись Центры поддержки семьи. Помещения для них предоставили Марьинская школа №2 и Красногоровское высшее профучилище. Здесь дети прифронтовых городов и их родители могут заниматься творчеством, получать психологическую помощь.

– Родители сталкиваются с целым спектром проблем, – поясняет психолог из психологической кризисной службы Марьинского района Елена Григорьева. – Это не только заикание у детей, но и нарушение сна, эмоциональные всплески: усиление агрессии и тревожность, панические атаки, гиперактивность или, наоборот, замыкание в себе, отрешенность, расстройства памяти и внимания.

Впрочем, и она констатирует, что культуры общения с психологом в городах и поселках прифронтовой полосы нет. Целенаправленно к психологу детей ведут редко.

– Когда люди чувствуют зубную боль, они идут к стоматологу, но с душевной болью стесняются обратиться к специалисту, – сетует психолог.

В то же время групповая работа с детьми ведется. Прежде всего, это «отвлекающая терапия». Летом благотворительные организации возили детей в поездки. Например, волонтерская организация «КиевПлюсДонбасс» отправляла детвору из Красногоровки в англоязычный лагерь в Конча-Заспе, а затем устраивала им квест по Киеву. А благотворительный фонд «Каритас Мариуполь» возил детей из Марьинки и Красногоровки на Верховину.

Дети из Марьинки и Красногоровки на Верховине

Дети из Марьинки и Красногоровки на Верховине. Фото из Facebook

– В этих городах дети сильно подвержены психологическим расстройствам, поэтому взрослые решили хотя бы на время отправить их подальше от войны, – объясняет директор фонда «Каритас Мариуполь» Ростислав Спринюк.

На месте, кроме постоянных занятий в том же юнисефовском Центре поддержки семьи, марьинском Центре детского и юношеского творчества или пришкольных кружков, проводят мероприятия, которые призваны отвлечь мысли детей от войны.

Краски и сказки

Праздник красок в Марьинке

Праздник красок в Марьинке. «Отвлекающая терапия» и яркие воспоминания

В буквальном смысле яркие воспоминания остались у детворы от праздника «Красками рисуем мир», который в Марьинке провели в последние дни сентября.

Всем желающим взрослые разукрасили лица акварельными красками, были рисунки мелками на асфальте, на специальной доске «Уголок желаний» можно было написать о своих мечтах.

Но главное, что запомнилось, – это забава с красками. Дети бросали друг в друга яркие порошки, и домой никто не ушел в чистой одежде. Может, мамы и не слишком рады были (все же стирка), но дети были счастливы.

«Уголок желаний» на Празднике красок в Марьинке

«Уголок желаний» на Празднике красок в Марьинке. Дети хотят мира и солнечную жизнь (кликабельно)

А в детских садах района (речь не только о Марьинке) воспитатели используют передовые методы, которые служат, среди прочего и реабилитации. Дело в том, что близкая война сказывается на всей территории района, – здесь тысячи вынужденных переселенцев, в том числе и семьи с маленькими детьми.

Сказкотерапию и светотерапию, к примеру, используют в Павловском детсаде. Его заведующая Анна Лещенко говорит, что эти приемы помогают детям справляться с психологическими проблемами.

– Читая сказку, мы объясняем ребенку: вот, герой похож на тебя, и он так-то и так-то поступил в такой ситуации, – объясняет Марина Шкред, воспитатель младшей группы. – Детям это нравится, и мы видим результаты.

Сказкотерапия помогает детям Марьинского района справляться с проблемами

Сказкотерапия помогает детям Марьинского района справляться с проблемами

К каждому ребенку воспитатели ищут свой подход. Особо деликатно относятся они к переселенцам.

– У нас в группе есть мальчик, с которым родители выехали с Текстильщика (район Донецка. – РГ), когда ему был год, – рассказывает Марина. – Он сильно напуган, несмотря на то, что семья там почти два года не живет. Любой громкий звук – и он начинает плакать. Мы с ним разговариваем, беседуем, рассказываем ему, что он в безопасности, что все хорошо. Уже, конечно, реагирует не так остро, но все равно страх остался. А вообще он очень общительный: и танцует, и поет, и стихи рассказывает.

Некоторые психологи говорят, что война на Востоке – это психологическая травма для всех жителей Украины. Однако в отдалении от линии фронта она уже начинает рубцеваться. Есть много людей, которые живут, как ни в чем не бывало. А здесь, где каждую ночь гремят разрывы, о психологическом исцелении говорить рано.

Вначале жители прифронтовых городов и поселков должны услышать тишину реального прекращения огня. Затем они должны ощутить возвращение цивилизации – в виде подачи газа, восстановления жилья. Лишь после этого психологи смогут залечивать людям душевные раны.

 

___________________________________________________________________________

Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

, , , , ,

Добавить комментарий