10 причин жить в Луганске. ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ


«…В этих городах есть люди, которые совершенно не приняли на свой счет современный тренд о мобильности и никуда не собираются уезжать, даже если в Луганске будет всего пять вакансий, а средняя зарплата врача и педагога вместо трех — пяти тысяч рублей станет равняться двум или трем долларам»

Иван Сергеев

Современный тренд гласит, что человек не должен цепляться за географическое место своей жизни. Напротив, ему следует быть максимально мобильным и легко перемещаться с любого места на любое другое, повинуясь только соображению, где сегодня есть для него работа.

Понятное дело, так не предлагают делать  «лучшим людям мира», и никто не сгоняет владельцев сверхсостояний с бескрайных поместий в лучших уголках планеты ради фургончика в дебрях Амазонки, но это и естественно, потому что для таких людей работа есть везде и, у них  нет явных причин менять небоскреб в Нью-Йорке на коробку из-под бананов в Рио. «Они живут на две (три, четыре) страны».

Возвращаясь  на более привычные просторы бытия людей обычных, зададимся вопросом, готовы ли они сегодня все бросить и переехать просто потому, что в городе, где они родились и выросли, сейчас нет для них работы?

Поле для исследования не просто велико, а безгранично, поскольку просто-таки сейчас по планете болтается несколько миллионов людей, еще три года- четыре тому назад уверенных, что и они и их дети и внуки всегда жили и будут жить в Донецке или Луганске. Отминусовав тех из них, кто успел получить новое гражданство или сжечь мосты другим способом, мы получим выборку, состоящую из граждан, которых удерживает от возвращения на родину более всего туманная перспектива  труда и занятости. Это вполне современные люди. Они совершенно не тоскуют по родине или по своим трехэтажным домам или обычным хрущевским квартирам. Видения  терриконов не туманят им голову. Они легки на подъем и не сентиментальны. Но  очень хотели бы трудиться и получать вознаграждение за свой труд хотя бы  в тот минимуме, чтобы закрывать повседневные потребности.

В Луганске и Донецке с этим сейчас, скажем, туго.

Тем не менее, в этих городах есть люди, которые совершенно не приняли на свой счет современный тренд о мобильности и никуда не собираются уезжать, даже если в Луганске будет всего пять вакансий, а средняя зарплата врача и педагога вместо трех- пяти тысяч рублей станет равняться двум или трем долларам.

Кто же эти чугунные патриоты, эти несгибаемые любители малой родины плюющие на тренды?

Их несколько категорий.

  1. Товарищи, нашедшие себя в своеобразных условиях войны и сопутствующей ей экономики Способы отыскания себя в этой «темной комнате без черной кошки» разнообразны. Чаще всего они обусловлены восстановлением мирной жизни и всех ее структур. Магазин открылся, туда требуются продавцы, кассиры, уборщицы, охранники. Все просто. Иногда алгоритм самопоиска более изощрен за счет появления структур, ранее не существовавших и возможности там трудоустроиться («Народная милиция», например). Не факт, что решение остаться жить и работать в Луганске в новых условиях окончательное и бесповоротное, но тем не менее.
  2. Люди, существующие за счет бюджета (бюджетов) или за счет внешней помощи. Более или менее все равно, где жить пенсионеру, который уже не намерен работать. В Луганске даже лучше, потому что живя в Луганске проще получать две пенсии, чем живя в Чернигове (хотя последнее не невозможно), а ряд пунктов жизни в Луганске немного приятнее. Не нужно снимать квартиру, например. Впрочем, есть пенсионеры, которые не отказались бы от переезда , но на то нет доброй воли их потенциальных спонсоров и смотрителей. Одно дело — время от времени посылать бабушке из Москвы или Киева 50 долларов. Другое — поселить ее пожизненно в своей московской (или киевской) квартире, потому что в Луганске ей скучно, страшно, одиноко (нужное подчеркнуть).
  3. Патриоты «ЛНР». Не надо сбрасывать со счетов людей, убежденных, что не в деньгах счастье (да и не в работе), главное — сама жизнь в любимом, выстраданном Луганске. Их гораздо больше, чем может показаться миру, погрязшему в наживе и чистогане.
  4. Патриоты собственного домика, который, вот какое дело, находится в Луганске. Оторваться от него они способны так же мало, как улитка от раковины. Нет пока тренда, который это  перешиб бы. Отсутствие работы, денег, счастья, мира, хлеба, отопления — ничто перед этой первичной связкой.
  5. Люди, для которых в приоритете не место жительства, и даже не приватизированная квартира, расположенная в этом месте,  а, например, привязанность к другим людям, которые уезжать не могут или не хотят.

Обо всем это говорилось и писалось сотни раз. Проблема в том, что все указанные категории (кроме 3) преподносят свою жизнь в Луганске как вынужденную меру, некую жертву или уступку обстоятельствам.

Наиболее интересна же шестая категория, которая сходу ставит вопрос в ключе «Жить в Луганске — здорово, и потому я здесь живу».

Например:

Население «ЛНР» за газ (при годовой норме потребления до 3000 кубометров) платит 2 руб. 64 коп. за куб. В Украине куб газа в пересчете с гривен населению обходится почти в 15 рублей. В Луганске есть люди (особенно из числа вернувшихся из Украины), которые спят и видят себя в составе Украины. Пусть им приснятся счета, по которым придется платить, если политики гипотетически вернут Луганск под Украину…И они проклянут и политиков и Украину.

Теоретически, в газете можно и не такое прочесть. Тем более, на сайте, где автор зарабатывает созданием простых, понятных всем статей о преимуществах того или иного образа жизни, товара или политика. Формат всем знакомый. Жизнь хороша, потому что дешевый газ, колбаса или водка. Жизнь прекрасна, потому что прочистили канализацию или починили дорогу. Или даже так «Самая главная проблема Луганска — водоснабжение». (Такой слоган встретил в другом месте, во вчерашних новостях по местному телевидению).

Что же  смущает? Во-первых, присутствие текста на ресурсе, где, по идее, люди делятся своими «подлинными мыслями». (Я понимаю весь идиотизм этого словосочетания относительно сетевой жизни, в 2017 году, но тем не менее).

Во-вторых, автор апеллирует  не к пенсионерам, а к людям трудоспособного возраста, чьи земные чаяния еще не свелись к дешевизне ЖКХ. А жизненные трудности пока не синоним отсутствия  доступа к искусственной почке и бесплатному донорскому сердцу.

Тем не менее, я могу продолжить смысловой ряд, начатый автором «газовой записи» и привести 10 очевидных преимуществ жизни в Луганске для мужчины в расцвете лет. (Подойдет не всем, но выдающимся представителям подойдет безусловно).

Первая: дешевый газ.

Вторая: у мужчины есть жена, а у жены — работа в Луганске.

Третья: собственный домик.

Четвертая: отсутствие в 40-50 лет какой-либо профессии. Кем работал до войны? Ну, какое это имеет значение?

Пятая: в армию не призовут. В «Народной милиции» служат по желанию.
(Отсюда у персонажа рождаются посты про людей, «не бравших оружие в руки», в том смысле, что они «качественные».)

Шестая:  Можно беспрерывно  поминать своего деда, воевавшего в ВОВ. С какой целью?
Видимо, этот факт кажется герою некоей духовной причиной вести жизнь тыловой крысы и при этом приподниматься над обыденностью. Деда, конечно, можно поминать и в Курске, и в Харькове. Но там никто не поймет всю глубину беспрерывной апелляции к славным предкам.

Седьмая: Живя в Луганске можно каждые десять минут говорит о том, что «на Украину мне дорога закрыта».

Почему? Раз «оружия не брал в руки», да и вообще по большому счету ни в чем не замаран? (Песок в песочнице для 40-летних  не в  счет). Ну, так… В Украине ведь работать бы пришлось. Да и вообще ехать дорого. Тысяча с лишком рублей только до Харькова, шутка ли. И зачем так тратиться? Жена-то дома. Работа у нее есть.

Восьмая и девятая причина: в Луганске сравнительно дешевые сигареты и водка. Увы, проникнуться этими причинами  вполне не всем дано. Кто-то очень любит свою жизнь, и по этому поводу не только не брал в руки оружие, но не пьет и не курит.

В силу вышеуказанных причин герой не понимает, чем еще плох возврат Луганска под контроль Украины кроме грядущих больших платежек за газ.

При этом считает себя большим патриотом «ЛНР». Это нелогично, вроде бы, и  отсюда десятая причина жить в Луганске — неуспеваемость в точных науках еще со школы.

Добавить комментарий