Переселенцы. Сыровар Саныч и возрождение села на Полесье


Александр КононовБезоблачными отношения переселенцев с Донбасса и жителей тех городов и сел, куда они «понаехали», не назовешь. Поддержка и сочувствие им со стороны местных соседствуют с настороженностью, а иногда и враждебностью. Сегодня мы открываем цикл публикаций о том, как принимающие громады выигрывают от того, что к ним присоединились люди с Донбасса.

Александр БЕЛОКОБЫЛЬСКИЙ, «РГ»

Почему все так непросто

Чем дальше от начала конфликта, тем сильнее отношение кренится в сторону неприятия. В 2014-м настороженность подогревали СМИ, которые рассказывали о проявлениях сепаратизма у бежавших от войны донбассцев. То они флаг России якобы где-то вывесили, то во время исполнения гимна не встали.

Но все равно находились люди, готовые помочь переселенцам. Они передавали семьям продукты, посуду, белье и одеяла, теплую одежду, когда дело пошло к зиме. Отдавали беженцам лично, относили в благотворительные организации, передавали волонтерским объединениям. Пускали людей из Донецка и Луганска жить к себе, сдавали жилье, не требуя за это денег…

Это происходило по всей стране – в Харькове, Полтаве, в Днепропетровске и Львове, в Луцке и Житомире. Такой мощной волны сочувствия и поддержки наша страна еще никогда не переживала.

Одновременно копилась усталость от такого эмоционального напряжения. С выгоранием наступает раздражение.

И вот уже чаще сочувственных взглядов – вопрос: «А чому не вивчили українську?» Или передергивание: «От у Харкові не пустили «ХНР», а чому ви нічого не зробили?» (В Харькове решающую роль сыграла милиция, винницкий «Ягуар» – в отличие от Донбасса.)

И вот уже квартиры переселенцам сдают неохотно. Хамство водителей объясняют донецкими номерами. Шум вокруг государственной «компенсации» за съем жилья рисует в воображении телезрителей роскошную жизнь «понаехавших» на шее у страны.

При этом редко кто говорит о том, что громадам принимать переселенцев – выгодно. Они создают рабочие места, вкладывают деньги в свой бизнес на новом месте, платят в местный бюджет, оказывают услуги. В конце концов, оставляют заработанные деньги в магазинах и на рынках.

Нетипичный переселенец

– Мой дом найти легко. Увидишь в селе украинский прапор – это и есть мой дом. У кого еще флаг может быть? – объяснял мне ориентиры Александр Кононов.

Но найти дорогу было не так просто: навигатор вел нас к селу Десятины Коростенского района Житомирщины какими-то разбитыми полевыми дорогами.

– Не по той дороге поехали, невнимательно ты меня слушал. А навигатору верить нельзя, – назидательно заметил Саныч, когда мы его, наконец, нашли. – Знаешь, сколько волонтеров по навигатору на сепарские блокпосты выехало?

Кононов – нетипичный переселенец. Он уехал из прифронтовой зоны лишь в декабре 2015-го, и не в город, как большинство, а в село. Сан Саныч человек яркий, из публикаций о нем уже, наверно, можно составить книгу. Хронометраж телесюжетов тоже на часы. А кино про него уже снял тележурналист Руслан Горовой.

Еще в мирные годы он потерял на производстве правую руку и левую ногу. Волонтер. Три месяца на подвале в «ЛНР». Фермер, козовод и сыродел, начавший жизнь практически с нуля на новом месте… Тут в самом деле не на одну книгу история.

Александр Кононов на подворье

Кононов – человек поразительной силы

Сейчас Сан Саныч живет в тысяче километров от линии фронта. Из родных мест под Северодонецком он перебрался на Житомирщину. Но война его не отпускает, как многих, на чьей жизни она выжгла отметины. Говоря о некоторых бойцах, своих товарищах, Сан Саныч замолкает, сглатывает ком в горле, проводит по уголку глаза рукой, и только тогда заканчивает фразу: «не успели увидеться», «уже не встретились».

На Житомирщину Кононова позвал товарищ – Виталий Васянович, который занимается органическим земледелием. Знакомы были с довоенных времен, оба участвовали в правозащитном движении (инициатива «Юридический ликбез для водителей»). А потом неожиданно встретились, будучи волонтерами.

Семья Кононовых возила военным медикаменты, козий сыр, мясо из-под Северодонецка, оккупированного тогда сепаратистами, – лесными дорогами мимо блокпостов. А Васянович (позывной – «Фермер») возил помощь для бойцов из Центральной Украины.

Выпас для «гурманов»

– Мы загрузили в микроавтобус 9 коз, 5 овец, 2 ягнят и поехали сюда. Едем, а нас на блокпостах останавливают и спрашивают: «Куда едем?» – В Житомир. – «Что везем?» – Переселенок. – «Каких переселенок?!» Заглядывают, а «переселенки» им блеют в ответ. Так новая ферма и начиналась. Овцы были все брюхатые, козы тоже. Для улучшения породы мы приобрели племенного козла Кузю, потом еще докупали коз, они начали котиться, потом еще и еще докупали…

За первые 5 месяцев на новом месте стадо выросло с 15 до сотни голов

За первые 5 месяцев на новом месте стадо выросло с 15 голов до сотни

Первый раз после переезда мы встретились с Сан Санычем в мае. За 5 месяцев его стадо выросло до больше чем сотни голов: полтора десятка овечек с молодняком, больше 40 взрослых коз и за полсотни молодых.

Вначале в селе Десятины Кононов со своими «переселенками» снимал дом. Но незадолго до моего приезда съехал оттуда и начал обустраиваться в новом доме. Ну, как «новом»? Состояние его еще предстояло сделать жилым. Козочкам и овечкам было, конечно, полегче – о жилье для них хозяин позаботился первым делом. Впрочем, сейчас оно у них все же временное.

Дом Саныча – на окраине. Усадьба обсажена высоченными могучими липами, вровень с которыми – перекладины загона.

– Ты осторожней, не прислоняйся! – предупреждает фермер.

Козы Сан Саныча Кононова

«Гурманы» не прочь пожевать и одежду – не от голода, а в задумчивости

Моего знания козьих повадок хватает, чтобы сообразить: дело не в том, что я могу повредить изгородь – просто одежду мою козы могут пожевать. Такое случается – жуют не от голода, не жадно, а как бы в задумчивости.

– Коза – она очень переборчивое животное. Она не все подряд ест, а выбирает. Этой травы щипнет, потом этой, потом тут, там, здесь. Они гурманы! Можно сказать, составляют себе салаты из разных травок.

Все это мне рассказывает хозяин, когда мы идем через луг. Всего метрах в 200 от его дома – брошенный коровник. В советское время в селе была ферма. Потом хозяйство пришло в упадок. У коровника – ни окон ни дверей, ни тем более крыши.

Бывший коровник в Десятинах

Судя по деревьям, успевшим вырасти внутри бывшего коровника, скотоводство здесь уничтожили сразу следом за Советской властью

– Вот хотим забрать себе его, – говорил мне Кононов тогда, в мае.

А я смотрел и думал, сколько нужно труда, чтобы из этих руин сделать животноводческий комплекс, о котором мечтает фермер.

«Сыры Саныча»тм

К середине октября стадо выросло по сравнению с маем вдвое и в 12 раз по сравнению с тем, которое прибыло в Десятины из зоны АТО в декабре. Сегодня на подворье у Александра Кононова – около 200 голов. По любым меркам хозяйство немаленькое, а по десятинским – тем более.

Ферма Кононова октябрь 2016

Та же ферма в октябре 2016. Александру Кононову и его товарищу Виталию Васяновичу помогают поднимать дело волонтеры. Фото из Facebook

Если откровенно говорить, село Десятины медленно, но уверенно двигалось к своей кончине. Сейчас в нем живет человек 30, и из них 4-5 получили работу во время заготовки кормов. Восстановление когда-то заброшенной фермы идет, сейчас занимаются крышей. Но строительные работы фермер с друзьями ведет своими силами. Уходом за животными тоже занимаются сами. Хотя один помощник есть.

Про этого помощника Саныч рассказывает с гордостью. С местным мальчишкой Сашкой подружились с самого приезда. Он помогает ухаживать за стадом, уже и роды у коз принимал, и по именам знает почти всех. Верней – всех, у кого имена есть (оказывается, они есть не у каждой козы).

Варка сыра

В мае были перебои с электричеством, Саныч готовил сыр на живом огне

Фермерское хозяйство растет не только в смысле поголовья. Появилось оборудование – доильный аппарат, холодильники, в которых вызревают сыры. Продукция вышла на новый уровень. Если раньше, под Северодонецком, Кононов делал в основном рассольные сыры – брынзу, адыгейский, – то теперь он осваивает и производство твердых сыров!

Сан Саныч экспериментирует – он делает сыр с орехами, с тмином, с кориандром, с куркумой, с другими добавками. «Этот немного бракованный – чуть горчит», – говорит он, отрезая пласт от головки. Я пробую и понимаю, что это кокетство (вполне объяснимое и законное): это сорт сыра с плесенью, которому горький оттенок в послевкусии придает особый шарм.

Сыры Саныча

Майское фото. Теперь на этом месте сложена лежанка, а сортов сыра, которые дозревают в холодильниках, стало еще больше

– Реализация? У меня есть человек знакомый, который в Киеве торгует элитными сырами, – часть через него продаем. Под заказ высылать готовы. Иногда люди сами приезжают, чтобы купить сыра, – рассказывает Кононов. – Недавно семья приезжала – мама, папа, сын. Так для парня был «аттракцион» – он участвовал в варке сыра. Тот сыр, что он приготовил своими руками, покупатели в подарок получили – бонусом.

На День рождения друзья подарили ему большую деревянную вывеску «Сыры Саныча». Собственно, готовая торговая марка.

Ферма, зеленый туризм, реабилитация

Отношения с местными жителями – разные. Фермер говорит, что жители Десятин делятся примерно поровну на три категории. Одним от вновьприбывших ни холодно ни жарко. Другим «мешают козы». Их Кононов называет ретроградами:

– Позиция такая: «Дайте нам спокойно помереть, а потом робіть, що хочете». К этой же категории относятся и два депутат от нашего села. Бывший председатель сельсовета, который сейчас не живет в Десятинах, но имеет большое влияние на всех, – тоже.

То вдруг всплыли предрассудки, что якобы после козы корова на том же месте пастись не будет (что неправда), то будто козы к кому-то в огород забрели. А кому-то просто запах не нравится.

С этими десятинцами непросто. Писали жалобы куда только можно и на что только можно. Сан Саныч рассказывает, что один недовольный даже пытался подраться с ним.

– Пьяный, что ли? – спрашиваю.

– Да нет.

Третья же категория – это те, кому новые люди не мешают и кто надеются, что они вдохнут новую жизнь в село. И, похоже, что они-то как раз правы. Ферма – это только начало. Планы у Александра Кононова наполеоновские.

Антураж для этнохатынок

Фермер уже собирает антураж для этнохатынок. Эта штуковина использовалась в домашнем производстве льняной ткани

Одновременно с экологическим молочным производством он рассчитывает развивать зеленый туризм. В перспективе – два гостевых дома в этностиле. А затем – реабилитационный центр для людей, переживших стрессовые ситуации. В частности, для детей из зоны АТО, для военных.

– Природа здесь прекрасная: лес, озера, грибы, ягоды, рыбалка. Идеальное место, чтобы человек мог восстановиться после тяжелых событий, – говорит Сан Саныч.

Первый шаг к созданию такого центра будет сделан следующим летом. Одна общественная организация, которая объединяет жен и матерей военных, планирует в Десятинах скаутский лагерь. Уже этот лагерь, говорит Кононов, даст несколько рабочих мест, для него будут покупать сельхозпродукцию – тоже у местных.

В перспективе же, он рассчитывает, ферма обеспечит работой до 20 человек. По меркам еще недавно умиравшего села – очень круто. Если прикинуть, то уже прошедшим летом на заготовке кормов для фермы работало процентов 15 жителей Десятин. Почти «градообразующее предприятие»!

———

Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

, , , ,

Добавить комментарий