ВЗГЛЯД ИЗНУТРИ. ПЕНСИОНННЫЙ КВЕСТ. Сороковая серия


«…В том же украинском законе написано, что пенсионер-переселенец обязан ЛИЧНО появляться в пенсионном фронде каждые два месяца. Это, говорят нам, для его же блага, чтобы было понятно, что за два месяца он не умер, и  что его не пенсию получают в «ЛНР» МОШЕННИКИ…»

Иван Сергеев

Тема получения пенсий в Украине, гражданами, живущими в ЛНР, обильна,  и в ней есть свои «серии» связанные с разными периодами в жизни как пенсионного фонда, так и зависимых от него людей.

Новая серия квеста «как получить пенсию в Украине» содержит сообщение, что в Луганске появилась местная адвокатская контора, которая берет на себя функцию судиться с украинским пенсионным фондом и высудить всю задолженность за два или три года.

Для себя адвокаты желают сразу пять тысяч гривен (на судебные издержки?) и в случае благоприятного исхода 20 процентов выигранного.

Обнадеженный пенсионер посещает  адвокатскую контору и даже привозит их рекламный буклет.

Положительный момент: сама контора в центре, и у нее есть даже координаты в интернете в списке адвокатов «ЛНР». Правда, в рекламном буклете не обозначен номер лицензии и кто выдавал лицензию, но пенсионер утверждает, что на стене офиса что-то такое висело.

Не обозначены даже фамилии адвокатов, но, в конце концов, можно спросить дополнительно.

Долее. Возникает вопрос. Требуемые 5 тысяч, если будут выданы фирме клиентом, получит ли выдающий какую-то расписку о получении (доселе у господ оформителей этого в заводе не было —  оплата услуг шла налом и без расписок, чисто на доверии). К тому же: появится ли составленный по всей форме договор о том, что пенсионер делегирует фирме, зарегистрированной в «ЛНР», полномочия вести процесс в Украине по возврату его собственной пенсии за несколько лет? Опять же, мы этого не знаем.

Предположим, адвокат «ЛНР» наделен  правами защищать интересы своего клиента в Украинском суде. (Либо это делается через агента, живущего на подконтрольной Украине территории).

Что мы имеем? А имеем мы следующее. Сторона ответчика, то есть пенсионного фонда тычет в украинский закон. Закон же гласит, что пенсионер «ЛНР» может получить украинскую пенсию, только будучи ПЕРЕСЕЛЕНЦЕМ. Причем он должен постоянно находиться по месту своего переселения, где его может найти комиссия проверяющих, если ей придет фантазия  (а она придет, потому что и это сегодня прописано в украинском законе) поискать его про месту временной регистрации.

В том же украинском законе написано, что пенсионер-переселенец обязан ЛИЧНО появляться в пенсионном фронде каждые два месяца. Это, говорят нам, для его же блага, чтобы было понятно, что за два месяца он не умер, и  что его не пенсию получают в «ЛНР» МОШЕННИКИ. (Скайп в Украине, как мы знаем, еще не изобретен, о других методах мгновенной дистанционной  идентификации личности и говорить смешно).

Министр социальной политики Андрей Рева заявил, что проверки статуса внутренне перемещенных лиц каждые 60 дней – необходимая мера.

«Это норма закона, которая говорит о том, что, если человек находится более 60 дней на неподконтрольной территории Украины, он теряет статус ВПЛ. Мы не можем знать, что с этим человеком произошло. У нас же там нет ни органов правопорядка, ни органов регистрации. Человек может умереть, у него могут бандиты отобрать карточку. Как все это проконтролировать? Только через физическую идентификацию, что и происходит. Это вынужденная мера. Например, если человек умирает на подконтрольной территории, то мы об этом сразу узнаем: органы Пенсионного фонда информируются органами ЗАГСа – и прекращается выплата пенсии. А если человек на неподконтрольной территории умер, то как об этом узнать? Если его бандиты схватили, посадили в подвал, отобрали карточку, а деньги получают сами, как же быть в этом случае? Поэтому если два месяца мы физически не видим человека, то останавливаем выплаты для того, чтобы понять, что с человеком произошло. Это абсолютно нормально, тем более в той ситуации, которая сложилась на востоке, у нас нет другого выхода», — сказал министр.

Далее на суде ответчик от пенсионного фонда говорит, что комиссия проверяющих не застала истца по месту временной регистрации. И что в пенсионном фонде за два года не видели его 12 раз, как того требует закон.

Следовательно, он не имеет права на свою пенсию за два прошедших года.

Далее адвокат  просто сообщает истцу, что процесс,  увы, проигран, и они расстаются добрыми друзьями. (Деньги клиенту не возвращаются, они потрачены на судебные издержки).

Что можно было предвидеть, не начиная процесс. Я вот сейчас это и сделал.

Вывод прост. Заверения Украины о том, что «любой пенсионер «ЛНР» и «ДНР» может получать украинскую пенсию» все-таки нуждаются в уточнении. Да, может. Если он превратится в переселенца. Либо выстроит достоверную модель «переселенчества», то есть проживет минимум два месяца по месту временной регистрации в Украине. И найдет в себе силы (и деньги) раз в два месяца отмечаться в украинской комендатуре, простите, пенсионном фонде.

И даже в предположении, что адвокаты «ЛНР» признаются таковыми в Украине, в ситуации с украинским законом о пенсиях это ничего не меняет.

Граждан Украины, в том числе пенсионеров, с их естественными правами, которые не имеют статуса переселенца, с точки зрения украинского закона НЕ СУЩЕСТВУЕТ.

Все умерли (или схвачены бандитами и посажены в подвал),  а в «ЛНР» живут только мошенники, которые хотят получать их пенсии.

Добавить комментарий