Охота на ведьм


ПрессаС весны 2014 года Луганск стал небезопасным местом для украинских журналистов и блогеров. В результате, большинство из них покинули оккупированный регион. Однако до сих пор в городе, контролируемом группировкой «ЛНР», были те, кто рассказывал о жизни Луганска. Сейчас на их деятельность обратили внимание боевики: за линией разграничения стали искать украинских журналистов.

Кира Молчанова

О чём рассказывают сепаратистские новости

Темами сюжетов украинских корреспондентов из ОРЛО чаще всего становились важные социальные проблемы вроде водоснабжения, уровня жизни, налаживания дружеских отношений с подконтрольной территорией. Жители оккупированных городов рассказывали о насущных проблемах вроде перебоев с мобильной связью, отсутствия инфраструктуры и безопасности в Луганске. Прямая речь «с той стороны» давала возможность услышать мнение, отличное от официальной пропаганды группировки «ЛНР». Однако само наличие в «республиках» журналистов, сотрудничающих с украинскими СМИ, не понравилось местной «власти». Местное телевидение решило, что не стоит озвучивать мнение горожан, которые не рассказывают, насколько им хорошо живется под началом боевиков.

Журналист «ГТРК ЛНР» рассказывает луганским пенсионером, что можно общаться только с сотрудниками их телеканала

Журналист «ГТРК ЛНР» рассказывает луганским пенсионером, что можно общаться только с сотрудниками их телеканала

15 июля в эфире так называемой «ГТРК ЛНР» вышел сюжет, призывающий местное население не участвовать в опросах, проводимых украинскими журналистами. О важности новости свидетельствует хотя бы то, что о ней в информационном блоке рассказано в первую очередь. В сюжете рассказывается, как украинские журналисты под видом социологического опроса расспрашивают луганчан о волнующих проблемах, после чего выпускают в эфир видео с «фейками». Журналисты канала «Луганск 24» даже провели «эксперимент», с целью доказать, что доверчивые горожане не интересуются тем, какое именно СМИ проводит опрос. Правда, само «исследование» не обошлось без манипуляции: у жителей центра Луганска спросили, есть ли в городе перебои с водой. Опрошенные пенсионеры ответили, что почти не замечают коротких отключений. И это неудивительно, ведь в центральную  часть города вода поступает практически круглосуточно. В других районах картина не такая радужная, но это осталось за кадром «исследования».

В конце сюжета сотрудники «ГТРК ЛНР» призывают луганчан быть бдительными и не принимать участие в опросах от журналистов любых других каналов кроме «государственного». Прямых призывов сообщать об украинских корреспондентах в так называемую «народную милицию» не преследовало, но силовики группировки «ЛНР» и так время от времени напоминают местному населению докладывать о подозрительных личностях, которые могут оказаться «диверсантами».

Жертвы информационной войны

Для журналистов, работающих на оккупированной территории, ко всем профессиональным рискам добавляется риск быть арестованными боевиками группировки «ЛНР» за один только факт сотрудничества с украинскими СМИ. Так, журналистка Мария Варфоломеева попала «на подвал» к луганским боевикам за то, что описывала и фотографировала жизнь людей в оккупированном городе. В плену она пробыла более года и была освобождена в начале марта 2016 года.

Журналист Станислав Асеев был объявлен в розыск группировкой «ДНР» незадолго до того, как боевики признали его задержание

Журналист Станислав Асеев был объявлен в розыск группировкой «ДНР» незадолго до того, как боевики признали его задержание

Сегодня правозащитники добиваются освобождения Станислава Асеева (Васина) – ещё одного украинского журналиста, который пропал на территории, контролируемой группировкой «ДНР». После того, как 3 июня «Радио Свобода» не получила от Асеева обещанный материал, коллеги безуспешно пытались с ним связаться. Мать журналиста рассказала, что говорила с сыном днём раньше, 2 июня. В квартире пропавшего в Донецке обнаружились следы обыска, пропал рабочий компьютер Станислава Асеева. По словам бывшего депутата Рады Егора Фирсова, Станислав Асеев был задержан пророссийскими сепаратистами из группировки «ДНР», которые контролируют Донецк.

12 июня Национальный союз журналистов Украины обратился с просьбой к представителям международных миссий в Донецке помочь выяснить местонахождение Асеева (Васина). При этом в защиту пленного журналиста выступил ряд международных организаций: Международная правозащитная организация «Репортеры без границ», Европейская и международная федерации журналистов, базирующийся в Нью-Йорке Комитет защиты журналистов (CPJ), Радио Свободная Европа / Радио Свобода, специальная мониторинговая миссия ООН по правам человека, ОБСЕ и другие организации. Служба безопасности Украины включила Асеева в список пленных на обмен, однако в группировке «ДНР» продолжали отрицать, что журналист находится у них.

Наконец, 14 июля незаконная организация заявила, что Станислав Асеев объявлен в розыск. В сообщении «полиции» о пропаже фигурировала формулировка «вышел из дома и не вернулся». Правда, уже 16 июля журналиста «нашли»: боевики группировки «ДНР» признали, что удерживают Асеева. Об этом в Facebook сообщил Егор Фирсов.

«МГБ официально подтвердили что он задержан, маме Стаса дали письменное подтверждение. Его обвиняют в шпионаже как и всех ранее задержанных журналистов. По этому обвинению его могут «осудить» на 12-14 лет», – говорится в его сообщении.

Мама Асеева рассказывает, что её сын не верит в справедливость «суда» и надеется только на обмен пленными. Готовы ли боевики обменять Станислава, и когда это может случиться, неизвестно.

Соизмерять риски

Присутствие в ОРЛО верховенства права – вопрос относительный. Журналистов, которые находятся в опасных командировках в районах вооружённого конфликта, защищает Дополнительный протокол к Женевским конвенциям. Однако корреспондент может пользоваться защитой, пока не принимал участие в боевых действиях, не применял оружие и не занимался разведкой. А вот такой вид сотрудничества со СМИ как фриланс вообще никак не описан в международном законодательстве. Очевидно, частные лица, которые не имеют контрактов с телеканалами или изданиями, также подпадают под общую защиту гражданского населения.

Обвиняя журналиста в «шпионаже», боевики создают «состав преступления», достаточный для ареста, суда или обмена. При этом обвинение может быть сколь угодно абсурдным и притянутым за уши: на это не обратят внимания, вынося приговор. Сколько времени после этого человек пробудет в плену боевиков и останется ли жив вообще, неизвестно. Поэтому журналистская работа в ОРЛО не менее опасна, чем деятельность военных корреспондентов во время боевых действий. При этом сами журналисты постоянно живут в условиях постоянной охоты на инакомыслящих и круглосуточно подвергают себя опасности ареста.

Это значит, что корреспондент, работающий за линией разграничения без всяких аккредитаций и согласования материалов с так называемой «ГТРК ЛНР» – потенциальная жертва «охоты на ведьм». Канал «Луганск 24» предпочитает сюжеты, в которых показана беспроблемная жизнь «республики», так что риск журналистов, рассказывающих о проблемах города – это единственный способ увидеть полную картину того, как живет Луганск.

В свою очередь, журналисты Реальной Газеты готовы продолжать свою деятельность на оккупированной территории.


Материал подготовлен в рамках совместного проекта «Реальной газеты» и Центра исследований армии, конверсии и разоружения

 

Добавить комментарий