Недвижимость в «ЛДНР»: цены, незаконные продажи и квартирные аферисты


Сотни тысяч пустых квадратных метров оставили на оккупированной части Донбасса вынужденные переселенцы. Эти дома и квартиры в любой момент могут стать легкой добычей боевиков группировок «ЛНР» и «ДНР». В то же время продать эту недвижимость по украинским законам практически невозможно. Как же сейчас проводят операции в оккупации? Сколько стоят квартиры в Донецке и Луганске? И легко попасться на крючок квартирных аферистов? Выяснили журналисты проекта Радио Свобода Донбас.Реалии

Андрей Дихтяренко,

Роман Ребрий

Свою новую квартиру переселенка из Донецка Соломия купила в Буче — в пригороде Киева. За плечами женщины — участие в донецком евромайдане и фактически бегство вместе с семьей из города, захваченного боевиками.

«С конца февраля было собрано тревожный рюкзачок, и в крымский «референдума» я выставляла обе наши квартиры в центре Донецка на продажу», — вспоминает переселенка из Донецка Соломия Высоцкая.

Соломия Высоцкая, переселенка из Донецка

Поиск покупателя растянулся на несколько лет.

«Люди звонили очень разные. Я работала с донецкими риэлторами. Звонил мне один раз совсем отмороженный человек, видимо, из одноразовых бурят, и предлагал поменять квартиру на машину. Мотивируя это тем, что у вас все равно не будет этой квартиры, а так хоть машина останется», — рассказывает Высоцкая.

Соломии повезло: она успела продать свою донецкую недвижимость, пусть и за треть цены — на подконтрольной Украины территории.

«Передвижение по так называемым «республикам» с определенными суммами, пусть даже не очень большими, но в валюте, и пересечение блокпостов, оно никакого энтузиазма не вызвало. У нас было условие, что мы это оформляем исключительно по украинскому законодательству, никаких фантиков «ДНР-овских» нам не нужно », — говорит Соломия.

Боевики ввели свои правила

А вот год назад правила стали более жесткими, рассказывает другая переселенка — риэлтор Елена Маленкова. Она сегодня консультирует желающих продать недвижимость в оккупации.

«До 1 января 2017 квартиру в Донецке, в Луганске — в зоне АТО, сейчас их называют временно оккупированных территориях уже официально, можно было продать квартиру на украинской территории, что в принципе мы и делали. С 2 января 2017 оккупационная «власть» перестала признавать украинские документы, то есть это стало невозможно », — рассказывает Маленкова.

Елена Маленкова, риэлтор

Значит ли это, что рынок недвижимости в оккупации умер? В неподконтрольном Донецке объявления о продаже квартир — почти на каждом столбе. Но есть покупатели? Журналистам Донбас.Реалии удается разговорить местного риэлтора.

«Рынок недвижимости у нас в любом случае существует. Как квартиры продавались до войны, так и сейчас — все осталось на своих местах. Люди так же хотят покупать новое имущество и продавать старое имущество», — говорит агент по продаже недвижимости Анна.

По каким же правилам заключают соглашения сегодня?

«Мы должны полностью все переделать на «ДНР-овские» «документы». «Техпаспорт» мы должны получить, новые «правоустанавливающие документы». Все это официально», — говорит Анна.

Анна, агент по продаже недвижимости

Группировки «ДНР» и «ЛНР» процесс купли-продажи очень усложнили. Продавцов заставляют сначала «перерегистрировать» квартиру по местным правилам.

Это дорого и долго, рассказывает луганчанка, которая прошла все бюрократические лабиринты.

«Техпаспорт» «ЛНР» выдают. За два месяца я сделала. Ну ксерокопий очень много надо, оценщика вызвать. Оценка недвижимости. В течение двух месяцев мне это обошлось в семь тысяч рублей (3500 гривен — ред.). Нотариус заверяет, выдает «свидетельство» «ЛНР» — и его опять же нужно сдавать в «БТИ», «регистрировать». В «реестр» «ЛНР», — рассказывает луганчанка.

Луганчанке удалось пройти все бюрократические лабиринты

Еще одно правило — теперь соглашение можно заключить только на оккупированной территории.

«Нотариус проводит операцию с новыми «документами», но украинские документы изымает», — говорит Елена Маленкова.

Цены на недвижимость в оккупации

Но есть лазейка — продать квартиру все еще можно по доверенности. Другой вопрос — как вывезти деньги из оккупированной территории?

«Мужчина продал квартиру, за углом его стукнули по голове, и забрали эти деньги — у него нет ни квартиры, ни денег. И я не знаю, насколько это безопасно », — рассказывает Соломия Высоцкая.

«Чем меньше людей знает — тем лучше. Потому что слив информации на блокпосты «ДНР» обычно возможен. Вас остановили — деньги забрали. Вы человеку с автоматом будете доказывать, что вы имеете право на это, у вас есть договор купли-продажи?» — советует риелтор Елена Маленкова.

А еще пустую квартиру могут просто отобрать боевики. Несколько месяцев назад сотрудники СБУ задержали экс-судью из Донецка, которая переоформляла квартиры, оставшиеся в оккупации, на подставных лиц — без ведома владельцев. Такие риски дополнительно провоцируют переселенцев выставлять квартиры на продажу. Даже за копейки.

«Есть у нас прифронтовые районы, где однокомнатную квартиру можно купить за четыре тысячи условных единиц. Вот, соответственно, можно в центре города приобрести за 10 000 долларов квартиру», — говорит агент по продаже недвижимости Анна.

В некогда богатом украинском Донецке теперь продать квартиру можно только за треть довоенной цены.

«Однокомнатная квартира в центре может стоить от восьми и до пятнадцати тысяч долларов, если мы не берем новостройки. Без ремонта — двухкомнатная квартира может стоить от 12 до 20 000 долларов. И трехкомнатная квартира — от 17 и до 30 », — говорит Елена Маленкова.

Незаконные продажи квартир угрожают тысячами исков

Бывшая жительница Донецка Соломия возвращаться в родной город уже не собирается.

«Нужно всеми силами пытаться уехать. Там делать нечего », — говорит Высоцкая.

Но парадокс — запретив соглашения по украинским законам, группировки «ЛНР» и «ДНР» фактически подставили покупателей недвижимости на неподконтрольной территории. Ведь договор купли-продажи по «документам» оккупантов незаконен.

«Это может привести к тому, что когда мы вернем территории, это будет вал исков и реституция, то есть, возвращение к прежнему состоянию», — замечает риэлтор-консультант Елена Маленкова.

И теоретически, любые сделки с недвижимостью в Донецке и Луганске можно будет обжаловать в судах. Но это не мешает местным риэлторам активно продавать квадратные метры в оккупации.

,

Добавить комментарий