На передовой информационной войны


maxresdefault

Украина предпочитает реагировать на пропаганду контрпропагандой или запретами, тогда как нужно учить общество критическому восприятию – эксперты

Сивко Артём

Согласно энциклопедии Британника  пропаганду можно понимать как распространение информации — фактов, аргументов, слухов, полуправды, или лжи — чтобы повлиять на общественное мнение. Борьба с ней может происходить с помощью запрета информации, ответной пропаганды или формирования навыков самостоятельного противодействия пропаганде у граждан.

В условиях информационной войны с Россией пропаганда стала важным «оружием» в руках некоторых российских деятелей культуры и медиа сообщества. Вопрос противодействия пропаганде является ключевым для предотвращения дальнейшего расширения зоны военных действий, поскольку перед войной за территорию и ресурсы происходит «война за умы».

Как закалялся запрет

Первые запреты российской телепродукции в Украина начались в 2014 году, когда вступили в силу Решения Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания № 292 и 297 от 17.07.2014 года и постановление Окружного административного суда г. Киева по иску №826/3456/14. Было запрещено вещание таких телеканалов, как «Первый канал», «Россия 24», «РТР-Планета», «НТВ Мир», «Звезда».

Дальнейшая деятельность органов власти по предотвращению поступления информационного продукта требовала принятия закона, который установил бы критерии для совершения запрета и дал бы юридическое определение терминам. Речь идет о Законе Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного телерадиопространства Украины», который был принят 05.02.2015 года. Согласно положениям этого закона под запрет попадают любые фильмы (аудиовизуальные произведения), «в которых содержится популяризация, агитация, пропаганда и любых действий правоохранительных органов, вооруженных сил, других вооруженных, военных или силовых формирований государства-оккупанта» . Со списком запрещенных для демонстрации фильмов и телесериалов можно ознакомиться на сайте Государственного агентства Украины по вопросам кино. Хотелось бы отметить, что запрет демонстрации российской теле- и кинопродукции не подразумевает, что такая демонстрация невозможна в кинотеатрах и для личных целей.

9 июля 2015 года Госкомтелерадио (Государственный комитет телевидения и радиовещания Украины) обратился в Государственную фискальную службу Украины с просьбой включить в Перечень товаров, запрещенных к ввозу на таможенную территорию Украины, книжные издания антиукраинского содержания. В полный список данных книг попали произведения известных публичных личностей России: журналиста С. Доренко, философа А. Дугина, писателя Э. Лимонова.

Закройте ваши глаза

Политолог, кандидат политических наук Игорь Олещук отмечает: «В принципе, в запрете есть смысл. Ряд медиа продукции российского производства имеет влияние на общественное мнение, поскольку они содержат тезисы, которые могут рассматриваться в контексте пропаганды. Но мы должны понимать, что сейчас в современных условиях никакого тотального информационного барьера в обществе по типу Северной Кореи быть не может».

С помощью интернета любой желающий может беспрепятственно получить доступ к запрещенным фильмам, телесериалам и телепередачам. Однако не все граждане Украины могут пользоваться глобальной сетью, поэтому они используют телевидения для получения необходимой информации. Соответственно, они больше, чем остальные подвержены пропагандистским смыслам, заложенным в демонстрируемой продукции. В данном случае власть усматривает в запрете более дешевый и действенный инструмент борьбы с вышеуказанными проблемами.

Политолог, кандидат политических наук Алексей Якубин говорит о нецелесообразности подобных запретов: «Люди, которые смотрят подобные сериалы и фильмы, воспринимают только то, что они могут воспринять. Не стоит думать, что каждый из них улавливает в данных произведениях нотки пропаганды. Я считаю, что многие видят в телесериалах некую рассказанную историю и необязательно обращают внимание на политический контекст. Это ложная мысль, что люди, получая «сигнал» от произведении, понимают его без «перекодировки».

Алексей считает, что составляя списки недозволенной продукции, мы тем самым рекламируем её. Запрет телесериалов и кинофильмов создал медиа вакуум, для заполнения которого используются все тот же российский телевизионный контент. Он  до сих пор является дешевым для приобретения, а украинский конкурентоспособный продукт только-только начинает появляться на рынке.

Книгам здесь не место

Проблема с запретом на ввоз антиукраинской литературы имеет иной характер, по сравнению с телепродукцией. Подобными произведениями интересуются люди, которые или изучают их, или имеют схожие взгляды с авторами книг. Существует опасность того, что человек, не сформировавший свои политические предпочтения, может поддаться воздействию пропаганде. Но вряд ли запрет на ввоз сможет от этого предостеречь читателя. Запрета на чтение и продажу литературы не существует. В данном случае купить книгу, ранее привезенную в Украину, или прочесть ее при наличии того же интернета не составит трудностей.

«В официальном дискурсе, как известно, войны нет, есть борьба с терроризмом. В таком случае стоило бы задаться вопросом — является ли данная литература террористической. Хотелось бы ознакомиться с подобного рода экспертным анализом. Но вряд ли при нашей жизни», — высказала свое отношение к запрету на ввоз литературы культуролог Лариса Венедиктова.

Госкомтелерадио не предоставляет экспертного анализа, который позволил бы признать литературу антиукраинской. Первый заместитель председателя Госкомтелерадио Богдан Червак ссылается на статью 28 Закона Украины «Про издательское дело», которая запрещает не ввоз, а распространение привезенной из-за рубежа продукции, что может быть использована для призывов к свержению конституционного строя, ликвидации независимости Украины, разжигания войны. Лишь 1 апреля 2016 года министр культуры Вячеслав Кириленко заявил, что проекты решений по запрету на продажу практически готовы (несмотря на то, что нормы действующего законодательства существуют)  и его ведомство готовится внедрить их в ближайшее время.

Кандидат филологических наук Владимир Завгородний обеспокоен подобными действиями государственных органов: «Все зависит от того, насколько грамотно и точно будет сформулировано, что можно, что нельзя и почему. Иначе мы автоматически откроем двери для манипуляций, «перегибов на местах» и прочего, а потом ещё начнутся суды и апелляции. И ничего в результате не будет, кроме суеты. А совсем в конце внезапно запретят Гарри Тартлдава, потому что в его книгах есть Сталин, зато нет независимой Украины, и это возмутительно. И получится как обычно.»

Альтернатива запретам — это образование.

В свое время американский философ Дж. Дьюи отметил, что лучшим методом борьбы с пропагандой является просвещение населения для постепенного формирования понимания воздействия пропаганды у человека для дальнейшего самостоятельного сопротивления.

Игорь Петренко указывает на возможные пути реализации данного механизма: «Государство должно более активно работать с населением для формирования у него понимания, что является пропагандой, а что нет. И тогда уже каждый украинец должен сам для себя принимать решения, что ему смотреть, а что нет. Власть должна дать народу в руки инструмент, с помощью которого человек сможет сам принять решение о пропагандистском содержании того или иного медиа продукта, а это уже вопрос формирования культуры украинского общества. Даже если и запрещать российскую продукцию, то консультировать государство по этому вопросу должны мудрые и хорошо разбирающиеся в кинематографе люди. Запрет ни в коем случае не должен превратиться в цензуру и борьбу с инакомыслящими. И это должен быть временный механизм, а не перманентная часть государственной политики. Сегодня мировое сообщество и Украина только начинают делать первые шаги в разработке механизмов, системы, комплекса мер по противодействию современной медийной пропаганде. Нам всем нужно активизироваться в этом направлении, следует привлекать разнообразных специалистов и вырабатывать действенные механизмы. Запрет это все же полумера. Более глобальная задача для нашего государства — установление информационного суверенитета. Для Украины телевиденье должно стать мощнейшим образовательным инструментом, и только в таком случае можно будет говорить об успешной борьбе с российской пропагандой».

Первым образовательным проектом в борьбе с пропагандой можно считать ресурс «Stopfake», занимающийся разоблачением манипулятивных технологий, используемых в российских СМИ. Также Министерство информационной политики должно брать на себя обязанности по разработке и внедрению образовательных программ с информационной политики для учебных заведений всех уровней аккредитации.

Петр Олещук считает, что «попытка образования населения не всегда может увенчаться успехом, поскольку в информационном пространстве нередко можно увидеть личностей, занятых интеллектуальным родом деятельности, которые продвигают российский вектор политики».

«Patronal politics, продолжающая производство «нового коммунистического человека», приятна всем и взаимовыгодна: одни рассказывают другим, как те должны жить, извлекая вполне конкретные дивиденды, в то время как мозг опекаемых радуется возможности экономить энергию и не тратиться на самостоятельность критического восприятия. Запреты же сродни отобранной игрушке: когда нельзя, всегда очень хочется», — говорит Лариса Венедиктова.

Информационной политике Украины необходима государственная программа, способная мобилизировать население для определения и исключения из своего восприятия пропагандистских материалов. Хотелось бы увидеть качественный украинский продукт: документальные и художественные фильмы, рассказывающие о современных событиях многополярно, профессиональные исторические и публицистические труды. Анализ пропагандистских работ в университетах способствовал бы формированию личного мировоззрения и подготовки будущих специалистов, способных улучшить ситуацию на украинском медиа рынке.

В таком случае мы получили бы более позитивный результат в борьбе с пропагандой, нежели просто запрещая результаты интеллектуальной деятельности.

———————————————————-Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

 

 

 

Добавить комментарий