Как луганским тележурналистам работалось на захваченном ЛОТе


ПередачаМало кто верит, что на Луганской областной гостелерадиокомпании были и люди, не разделявшие политические взгляды руководства. Однако это так. И на региональном во всех смыслах телеканале ЛОТ весной 2014-го появлялись проукраинские передачи и новости. Несмотря на присутствие в ЛОГТРК автоматчиков с «георгиевскими» ленточками.

 

Мог ли журналист не ходить на пророссийские митинги?

То, что происходило на Луганской областной телерадиокомпании весной-летом 2014-го, я как бывший сотрудник предпочитала долгое время не вспоминать. Во-первых, потому что больно пролистывать в сознании последние недели работы под надзором автоматчиков. Во-вторых, мало кто верил, что там были люди, не разделяющие политические вкусы руководства компании, а я уже подустала от бессмысленных дискуссий. Но, один разговор изменил мое мнение.

Уже в столице за чашкой кофе случился неприятный разговор с коллегами одного из центральных каналов. Она – с Западной Украины, он – с Центральной. Оба утверждали, что ни минуты не проработали бы на сепарском канале и не стали бы ходить (ВНИМАНИЕ!) на сепарские митинги.

Пророссийские митинги сменялись проукраинскими. Мы работали на всех. А потом сводили в один материал

Я задумалась… С 99-го я работала в разных изданиях и над разными темами. Скользкими и неприятными в том числе. Но вот так безапелляционно заявить, что игнорирование несколькосотенной беснующейся толпы в сердце областного центра – это нормально, я не могу. Даже наш до мозга костей пророссийски настроенный директор Родион Мирошник до такого не додумался…

Так вот, далеко не все сотрудники бывшие и настоящие – сепаратисты.

Как только стало понятно, что Майдан – это серьезно и наша жизнь будет очень сильно другой, он собирал в своем кабинете костяк тех, кто работал в политической редакции. Основной его посыл: информацию подаем взвешено. Высказаться даем всем.

Позже я услышу утверждение, что с захватом СБУ мы давали высказаться только боевикам, но это не так. Долгое время коллега гонялась за Ириной Веригиной, и.о. главы облгосадминистрации, приглашая ее в студию, но нет, нет и еще раз нет. Выкроить полчаса для записи на телеканале ЛОТ у Ирины Константиновны не нашлось.

«А ты за кого?»

Но вернемся в февраль 2014 года. Итак, мы накануне «русского мира». СБУ еще не сдали, но каждые выходные толпа отрабатывала захват на здании облгосадминистрации. Пророссийские митинги сменялись проукраинскими. Мы работали на всех. А потом сводили в один материал. Не могу сказать о каком-то давлении со стороны руководства в тот момент.

Все началось 7 апреля, на второй день после захвата Луганского управления СБУ. Так уж сложилось, что лично я узнала об этом утром следующего дня от знакомого милиционера. Попивая пивко, он сказал мне, что, «наконец-то, свершилось»! А то они уже давно заказали форму российского образца, а ее, как вечернее платье из «Простоквашино» надеть некуда. Так, думаю, пойду на работу – там наверняка узнаю детали…

Но большого шума не было. Был какой-то прямой эфир, рассуждали о том, как Киев довел людей до крайности…

А вот сюжет телеканала ЛОТ. В нем Алексей Карякин, «председатель Республиканского собрания Луганской Народной Республики» вполне конкретно заявляет толпе: срок ультиматума истек, идем к администрации, но здание НЕ ЗАХВАТЫВАЕМ. Ага, так и послушались!

А вот еще один сюжет – с участием Валерия Болотова, который продолжает «кошмарить» жителей Нацгвардией. А Царев заявляет, что на «референдуме» будет только один вопрос о суверенитете Луганской области. Области, заметьте, не «ЛНР».

Чем дальше, тем больше коллеги спрашивали друг друга «А ты за кого?». Вот честно, после такого вопроса хотелось дать в бубен. Без объяснений.

«Понимали, что придут и за нами»

Очень скоро даже самые аполитичные сотрудники определились со своими взглядами и убеждениями, но оставались толерантными друг к другу. Общая канва эфиров и программ зависела от авторов.

«Представители» из СБУ не сразу запустили свои щупальца, поэтому какое-то время их можно было «козлить». Но недолго… Вначале атаке подверглась «ИРТА» и очень скоро прекратила свою работу.

Мы же продолжали вещание. И продолжали захватываться административные здания. Коллектив телерадиокомпании понимал, что придут и по наши души… Кстати, недели за две до захвата ЛОГТРК на территории дежурили «мальчики».

За полчаса до захвата телерадиокомпании добры молодцы покинули ее территорию. И пришли вот эти люди:

Ну, собственно, на этом моменте объективность сотрудников оказалась под угрозой. Равно как и их жизни. Более не встречала нас милая охрана предприятия. День начинался с приветствия вот этих «защитничков». Решительные сотрудники начали увольняться. Некоторые уходили в отпуска, надеясь, что скоро все прекратится.

Как-то один сотрудник в разговоре заметил, что необходимо как-то собрать коллектив и объяснить, что происходит. Вооруженные люди на предприятии – это не гут. Но ему быстренько закрыли рот. Вот и получается, что невыход передачи в эфир – это ЧП мирового масштаба, а автоматчики на территории канала – норма жизни.

«Вы живете в неподходящем месте»

К таким изменениям в работе люди относились по-разному. Кто-то заламывал руки, пугался боевиков в переходе между корпусами (они там сидели, дабы сходу отстреливать непрошеных гостей), кто-то, смирившись, продолжал работу, ничему уже не удивляясь.

Работы у нас поубавилось. В полную мощь работали только новости и редакция политики. Дело в том, что бензина на предприятии не осталось, на съемки ходили пешком, а позже вообще бросили это гиблое дело. Все равно для жителей было важнее, где стреляют, захватывают, освобождают.

Ведущие отказывались садиться в студию с представителями боевиков. Скажу больше: панически боялись

Из всего этого хаоса для меня запомнились два момента.

Первый – когда главный редактор политики рукоплескал гибели 47 военных в сбитом самолете. Я понимаю, что он сторонник «русского мира», но в то же время – депутат областного совета и Заслуженный журналист Украины и надо быть сдержаннее.

Второй – когда штурмовали погранчасть и тот же главред, утверждал, что пограничники должны были сложить оружие. Тогда же к нему подключился редактор новостей… А вот теперь представьте, куда мысленно посылали их коллеги, живущие в том районе. Они двое суток не могли выйти из дома. Резюме одного сторонника «русского мира»: «Вы просто живете в неподходящем месте!».

Да, и еще один, третий, лирический момент… Иногда мой путь домой пролегал через железную дорогу. Это район Предкамбродья. Там растут огромные тополя и заросли. Я заходила в эту чащу посреди города и как будто попадала в другое измерение. Там пели птицы, не было слышно звуков города, и на 10 минут я забывала, что «это Луганск, детка!»

«Всем спасибо! Все – свободны!»

Но вернемся на ЛОТ. Ведущие отказывались садиться в студию с представителями боевиков. Скажу больше: панически боялись. Потому перед окончательным закрытием старого доброго ЛОТа, на нем остались единицы. Людей стали массово отправлять в отпуска. Было понятно, что лето обещает быть горячим.

Я тоже ушла в отпуск. О том, что телеканал окончательно прикрыли, узнала от сотрудника. Я включила наши «Події». После конечной заставки началось черное поле. Позвонила коллеге. Полушепотом он попросил перезвонить через полчаса.

Как потом он мне рассказал, их выстроили во дворе телеканала и сказали «Всем спасибо! Все – свободны!» Восстановленный в должности гендиректор Мирошник ничего вразумительного по поводу происходящего не сказал. Да все и так было понятно.

Потом были долгие месяцы безденежья, переезд в Северодонецк и возобновление вещания. При этом надо отдать должное заместителю генерального директора Виталию Гаркуше. Нам выплатили зарплату за все месяцы простоя, отпускные, ну и с теми, кто уволился, рассчитались по закону.

Но, это, как говорится, совершенно другая история.

Луганская ШарЛОТка

——————————————————

Читайте также:

Темная сторона ЛОТа: «Луганчан готовили к принятию «Русского мира»

——————————————————

Плашка грантМатеріал публікується в рамках Програми підтримки журналістів із Донецької та Луганської областей, що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD).

, , , , ,