Искусство «ЛНР». Радиус поражения – десятилетия


В Луганске готовят к выходу второй сборник «Я дрался в Новороссии!», уже вышел из печати стихотворный сборник «Ожог». На выставке Союза художников «ЛНР» – портрет «ополченца» и импрессионистский пейзаж с залпами «Градов». Существует пласт духоподъемной музыки «новороссов». Но тему «искусство и …» до сих пор никто по-настоящему не исследовал.

"Ополченец" Кряж на фоне собственного портрета работы Сергея Кондрашова. Фото Николая Сидорова

«Ополченец» «Кряж» на фоне собственного портрета работы Сергея Кондрашова. Фото Николая Сидорова

Игорь Мезозойский

Культурная революция «Новороссии»

Внимание Украины приковано к линии фронта, которую стыдливо называют «линией соприкосновения». С тревогой наблюдает страна за перемещением техники и боеприпасов на территории «ЛНР» и «ДНР». А вот за культурной жизнью самопровозглашенных республик следит мало кто. И напрасно, потому что именно там куется самое мощное оружие с радиусом поражения не в километры, а в десятилетия.

Сборник рассказов «Я дрался в Новороссии!» вышел в свет в издательстве «Эксмо-Яуза» в середине апреля. Его подготовили всего за три месяца. Сейчас началась работа над вторым сборником прозы.

На днях отпечатан тираж поэтического сборника «Ожог», в который вошли стихи поэтов угольного края, сочувствующих им россиян, жителей Белоруссии, Латвии и других бывших республик СССР. Также в антологию включены в русском переводе стихи украинских советских классиков – Рыльского, Тычины, нашего земляка Владимира Сосюры и других.

Рядом с поэзией луганчан Елены Заславской и Александра Сигиды – Рыльский, Тычина, Малышко

Рядом с поэзией луганчан Елены Заславской и Александра Сигиды – Рыльский, Тычина, Малышко

А 6 июня, ко дню рождения Пушкина будет презентован еще один сборник – «Час мужества», который составлен из стихов исключительно донбасских поэтов.

Недавно, 13 мая в Луганске представлен сборник избранных докладов за 2014 год философского монтеневского общества, которое существует в городе более 20 лет. Называется он «На грани мира и войны».

Большая выставка живописи, графики, скульптуры, плаката открылась в Луганске 4 мая, в ней участвует 21 член Союза художников «ЛНР».

– Это первая объединенная выставка нашего Союза, посвященная 70-летию Великой Победы и, разумеется, последним событиям – войне на Донбассе, – цитирует Сергея Кондрашова, председателя творческого объединения «Луганский информационный центр».

В планах Союза – три выставки в России. Как сообщил Кондрашов, Союз художников России предложил провести выставку в Москве, еще две выставки намечают сделать в Доме национальностей и в Государственной Думе. Не удивлюсь, если за выставками последует и издание альбома живописцев Донбасса с названием вроде «Полотна, опаленные войной».

Инженеры душ «ополченцев»

Чтобы оценить значение этих событий, стоит вернуться на несколько лет назад. Взглянем, как постепенно, исподволь в массовое сознание вкладывалась мысль о возможной войне на территории Украины. О том, что до силового сценария может дойти.

В 2008 году в России выходит роман «Эпоха мертворожденных» луганского писателя Глеба Боброва. Книгу, за год до того опубликованную в Сети для бесплатного скачивания, выпустило издательство «Эксмо-Яуза», которое сегодня опубликовало «Я дрался в Новороссии!».

Единомышленники Глеба Боброва понимают важность литературного фронта. Скриншот из Facebook

Единомышленники Глеба Боброва понимают важность литературного фронта. Скриншот из Facebook

Автор – писатель-афганец, сценарий его получился до оторопи живым. «Описание бойни вышло у Боброва реалистичным, может, даже чересчур. Отрываясь от романа и выглядывая за окно, чувствуешь облегчение от того, что патрули на улице всего лишь милицейские, а вместо БТРов по дорогам катят обычные легковушки», – отозвалась на новинку луганская газета «Молодогвардеец».

«Реальность описанного в романе сценария, к счастью, сомнительна в геополитическом смысле. Однако силу этой книги как инструмента пропаганды переоценить сложно», – заключал автор рецензию под названием «Роман-оружие».

Насчет геополитической возможности промахнулся он, как видим. А вот по поводу мощи инструмента, похоже, был прав. Только сработал механизм не как декларировал писатель, не как «роман-предупреждение». Скорей, он стал «эскизом» будущего для тех, кому близки ценности книжных противников «свидомитов».

Вслед за «Эпохой…» в 2009 году то же издательство выпускает роман донецкого писателя Георгия Савицкого «Поле боя – Украина. Сломанный трезубец» и другого дончанина Федора Березина «Война 2010. Украинский фронт» («Красные звезды над Майданом»).

Осеннее фото из московского Читай-города. Фото из Фейсбук Anastasia Lale

Осеннее фото из московского Читай-города. Фото из Фейсбук Anastasia Lale

Березин, в прошлом офицер-ракетчик, к слову, с июня 2014-го занимал пост заместителя «министра обороны» «ДНР» Игоря Стрелкова-Гиркина, а с ноября – помощника коменданта Донецка.

Тогда, пять лет назад образы такого грядущего многим казались смелой игрой ума, пусть и на грани фола. Но расходились эти воинственные произведения немаленькими тиражами: спрос на войну в Украине был. «Войны завтрашнего дня», «Война на пороге» – крупнейшие российские издатели озаглавливали так целые книжные серии «фантастики».

Обвиняя телевизор в разжигании ненависти, нельзя забывать о роли инженеров человеческих душ, которые рисовали образы героев «ополчения» до того, как те появились в жизни.

Путь для того, кто был никем

Интересно, что в последние годы российская фантастика переживала бум историй про «попаданцев». «Попаданец» – это, как правило, наш современник, который неведомым образом попадает в другую реальность. Десантник – в мир фэнтези, офисный хомячок – в средневековье, полубандит – в космическую эпопею. Или все вместе – в Брестскую крепость.

Как правило, герои тут, в нашем мире, – не пришей кобыле хвост. Зато там они вершат судьбы человечества. Этот жанр – не уникально-российский, но критики отмечают, что нигде в мире он такого размаха не приобрел.

– Популярность «попаданческой прозы» – результат коммерческой эксплуатации «комплекса неудачника», убежденности немалого количества людей в том, что реализовать их скрытый потенциал мешают лишь внешние обстоятельства, – комментировал «Миру фантастики» критик Василий Владимирский еще в 2013 году. – Поголовье инфантильных лузеров никогда не иссякнет.

В России особенно охотно издают книжки, как попаданцы спасают от крушения империю – царскую, советскую. Можно предположить, что связано это с «лузерством» не личным.

Но давайте глянем: как вам такой сюжет? Жил в городе Ростове-на-Дону человек. Работал на автомойке, потом раз – и оказывается в Донецке легендарным командиром «ополченцев».

Из безвестного полетария Арсений Павлов стал легендой "новороссов"

Из безвестного полетария Арсений Павлов стал легендой «новороссов»

Война – это и в самом деле совсем другая реальность. Здесь другие законы бытия, другие моральные рамки, которые не имеют ничего общего с жизнью в мирном пространстве. Там само время течет иначе даже для «мирняка» – спросите тех, кто оттуда выехал.

Похожий феномен когда-то я наблюдал после ролевых игр. Из погружения на несколько дней в мир средневековой фэнтези выходили постепенно. В шутливых криках «дракон!» при виде электрички была доля не-шутки: законы той реальности отпускали не сразу тех, кто еще утром были эльфами или шотландскими крестьянами.

Только в случае с войной переход в «другую реальность» для мирных жителей закреплялся на самом глубоком уровне сознания – ревом реактивных снарядов, голодом, слухами. Страхом, страхом и еще раз страхом.

А для участников боевых действий, которые прибыли добровольцами, чтобы из условного автомойщика стать условным «Моторолой», всесильными магическими артефактами становились «калашников», СВД, «Утес», «Василек», «Град».

Говорят, что самый сильный наркотик – это власть над жизнью и смертью другого. Но есть штука позабористей – ощущение себя не просто истребителем нелюдей, а борцом за великую цель, за высшую справедливость. А теперь представьте коктейль из всевластия и справедливости, который поршнем войны вдавили в вены добровольцев. Круто, да? То-то.

«Ополченцы» станут «бандеровцами»

И вот мы возвращаемся к нынешней культурной революции в «ЛНР»/«ДНР». На днях в Москве объявили о закрытии проекта «Новороссия» – не сложилось. Минские договоренности как бы должны выполняться. Луганск и Донецк типа обязаны вернуться в состав Украины.

Но даже в случае, если конфликт окончится полным возвращением Донбасса под контроль Украины, патриотам будет рано праздновать окончательную победу. Потому что «Новороссия», «ЛНР», «ДНР» – это не столько территория, сколько люди, в умах которых борьба с «карателями» далеко не закончена.

Единая страна, о которой так много говорят сегодня, немыслима без примирения людей «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» и жителей центральной и западной Украины. А этот процесс не то что не начался, мы с каждым днем удаляемся от точки примирения.

Все чаще слышно в адрес всех поголовно луганчан и дончан, оставшихся дома: «Сепаратисты». А там симпатий к Украине с каждым днем все меньше – так работает блокада: невозможность выехать легальным путем на украинскую территорию, отсутствие социальных выплат, тотальная дороговизна и безденежье. В этом винят не самопровозглашенные республики, а Украину.

…Мы знаем, что сейчас Западная Украина, вопреки сообщениям российской пропаганды, толерантно относится к русскоязычным гостям. Туристов любят и обхаживают. Однако в 70-80-х годах на неприятности, действительно, можно было нарваться. Память о борьбе УПА тогда была еще слишком жива.

Очевидно, нечто подобное будет происходить в Донецкой и Луганской области после воссоединения с Украиной.

Огненный град в живописи "ЛНР". Фото Николая Сидорова

Огненный град в живописи «ЛНР». Фото Николая Сидорова

Нынешнее смягчение нравов на «бандерщине», видимо, во многом связано с победой тех идей, за которые боролись украинские повстанцы сначала с нацистами, а затем с большевиками.

Как будут умягчаться нравы дончан и луганчан, если им станут постоянно напоминать о том, что их «завоевали», им «навязали свои ценности»? Никак.

Реперными точками, на которых будет держаться такая ментальная конструкция, послужат не только российские СМИ, вещание которых на Донбасс полностью прекратить невозможно. В культурном пространстве ими станут вот эти нынешние издания – тома стихов, прозы, «философских» докладов, живописные полотна…

«И как бы ты, читатель, ни оценил их, ты оценишь это документальное повествование по достоинству. Ты обязательно поймешь, почему эта «непризнанная» война – только пролог к разлому цивилизации, по одну сторону которого мы с тобой, по другую – те, кто возомнил себя «шоколадным королем» истории. И обязательно вспомнишь простую истину: не в силе Бог, а в правде», – сказано в предисловии к сборнику «Я дрался в Новороссии!».

Вот какую правду несут эти скальды в Историю:

 

«Стальное лезвие полоснуло карателя по горлу. Это смертоносное движение старика, кажется, вобрало всю злость, на которую был он способен, весь гнев за истерзанные тела, за загубленные молодые души и за всех тех, кого накрыло горе с приходом убийц-«освободителей». Холодный металл рассёк жиденькую шею «жовто-блакитного» героя и из перерезанной гортани вырвалась наружу его гнилая кровь, которая тут же заполнила его рот, и, клокоча, полилась на землю…»

——————————————————————

Плашка грантМатеріал публікується в рамках Програми підтримки журналістів із Донецької та Луганської областей, що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD).

, , , ,