Кулинария по-лугански


«…Последний из руководителей страстно хотел руководить. Мне кажется, это была какая-то компенсация за годы бесславия, когда назначали руководителями других, а его не замечали, не отмечали, пропускали. Есть же горящий возраст, какой-то пик потребностей, когда человек остро, до колик, нуждается в признании и реализации…»

Наталья Морозова

Очень многое сейчас напоминает мне один эпизод из знаменитого советского фильма о мушкетёрах. Помните, когда король, окончив завтракать, вышел из палатки, а его до это чинно стоявшие слуги бросились  доедать всё с королевского стола – руками и опережая друг друга? Вот у меня сейчас именно такие ассоциации со всем происходящим. Успеть ухватить свой кусок пирога, пока его не заняли другие. Я вчера поделилась своим сравнением с приятелем, и он грустно добавил: «А пирог-то оказался с гнильцой».

Три года я наблюдаю систематическую смену руководства на своём предприятии. После отъезда летом 2014 года прежнего руководителя, высшее руководство сменилось за три года трижды. Вся руководящая команда каждый раз приходила новой вместе с новым руководителем, и, как заведено, начинала мести по-новому. Да, поначалу эту было волнительно, потом – забавно, потом – привычно.

Но это высшее руководство, которое я вижу, не так уж часто, руководители моего структурного подразделения всё за те же три года поменялись четырежды, даже не по одному в год. Кто-то шёл на повышение и затем на резкое понижение, кого-то снимали совсем, а кто-то уходил сам. И снова со стороны это было похоже всё на тот же марафон за пирогом, который манил формами и запахом, а на деле оказывался чуть гниловат.

Последний из руководителей страстно хотел руководить. Мне кажется, это была какая-то компенсация за годы бесславия, когда назначали руководителями других, а его не замечали, не отмечали, пропускали. Есть же горящий возраст, какой-то пик потребностей, когда человек остро, до колик, нуждается в признании и реализации. В общем, он в том самом забытом на столе пироге увидел компенсацию за годы ожидания той самой высокой должности и рванул что есть сил. Он был на работе день и ночь. В этом его было не упрекнуть. Для проформы он вздыхал: много работы, тяжело, кто такое бремя захочет, а на деле подгребал под себя руководство ещё и структурными подразделениями – отделами. Ещё, ещё и ещё. И снова со стороны это было смешно. Когда он уже остановится? Ну, стал он начальником, никто даже не спорит, но совмещать ещё и три других должности уже из разряда нонсенса. Конечно, есть гениальные люди, но его-то мы знаем давно. А он упорно карабкался дальше, понимая, что период славы также легко может смениться бесславием – он это видел вокруг в наше смутное время постоянно. И грёб, что есть сил, пока дул попутный ветер.

Я думаю, дело даже не в должностях, а в тех преференциях, которые они давали. Статус, конечно, признание – это всё безусловно, но кроме этого было много чего: откаты за решённые вопросы, откаты за помощь в трудоустройстве в тот конгломерат, которым он стал руководить. Иначе понять мотивы человека, который единовластно захватил всё, просто невозможно.

Потом в очередной раз пришло новое руководство, и его сняли с трёх из его руководящих должностей. Да, не убрали совсем, не уволили, он остался работать и даже слегка руководить группой из пяти сотрудников. Но что те пять против прежних нескольких сотен?

Мой знакомый, сохранив лицо, ушёл в тень. Злопыхатели потирали руки: «мы знали, мы говорили, это было понятно с самого начала всем». Но при таком убыстрённом темпе смены декораций никто не даёт гарантий, насколько хватит нынешнего руководства. И всё это было бы неплохо, но каждый пришедший начинает работать особенно показательно и рьяно, чтобы доказать нам – зрителям – что шило на мыло было поменяно не напрасно. Тащат своих людей, те приходят со своими порядками, начинается очередной акт возни и переделок за прежним руководством.

Одно время было просто в духе Агаты Кристи: каждый уходящий забирал с собой ещё и все документы. То ли это был акт мести, то ли ещё что, но вместе с ушедшим руководителем «уходили» и все бумаги. Мне даже сложно представить, как всё это можно было вынести. Потом был долгий период, когда никто не мог ни в чём разобраться. Это и вполне понятно. Представьте на минутку, что за ваш компьютер сел человек, который что-то пытается в нём найти? Да и вообще, захотите ли вы, чтобы после вас кто-то что-то искал на вашем рабочем месте? Вот-вот.

Чтобы что-то восстановить уходили недели и месяцы. Зарплата не окупала всех этих издержек и потраченных сил. Многие поняли, что все бумаги нужно копировать, а оригиналы хранить у себя. Но научились этому именно после тех самых недель и месяцев, когда заново восстанавливались списки, протоколы, приказы… Хаос – да, вполне подходящее слово. Но при всём этом наш корабль плыл вперёд. Рывками и дёргаясь, а местами и останавливаясь, но плыл вперёд. Со стороны ведь никто не вдавался в детали процесса, главное, чтобы дело шло, и оно шло. Кто-то ушёл вовсе, махнув на всё рукой. И рад после был бы вернуться, но места были уже заняты. А кто-то считает, что всегда сможет вернуться, как только захочет, потому что всё, что сейчас, как бы ни по-настоящему, а как в детской игре, а потом понадобятся профессионалы, и человек снова займёт своё место.

Но если говорить о том самом пироге, забытом на столе в спешке, к нему потянулись все. Никто не примерялся, подходит ли он под него. Была ниша, и её занимали все желающие. Образование, стаж, навыки появлялись уже потом или не появлялись вовсе.

Мой сосед из столяра-молочника стал лейтенантом в местной «армии» всего за одно лето. После лета ему дали понять, что пирог в виде зарплаты и погон нужно отработать – получить любое высшее образование, хотя бы поступить учиться, пусть так. И он, благо полное среднее образование у него было, поступил в вуз. Вокруг были десятки лейтенантов, кто вообще пошёл доучиваться в вечернюю школу ради высшего образования сразу после. Само образование моему соседу не было нужно совсем, но деньги, статус, служебная машина, полномочия манили как тот самый пирог на столе. И он имитировал, сколько мог, и образ студента и руководителя.

Его хватило на два с небольшим года. Не так уж и мало. Смотря что считать достижением, конечно. Семью в пиксельную форму и сапоги он одел-обул на десятилетия вперёд. Тушёнкой их обеспечивал все эти два с лишним года, помогал, чем мог. Да, потом затянули гайки, пришли другие руководители (а точнее, прислали других), и им его студенчество оказалось вообще ни к чему. Им вообще лояльность была незнакома. Хочешь быть лейтенантом – работай, но ни на какие сессии мы тебя отпускать не будем.

И он ушёл. Сразу отовсюду – и из «армии», и из вуза. Одно без другого было ему не нужно. У тех, кто пришёл и затягивал гайки, был свой кусок пирога – участие в «горячих» точках – на Донбассе, «звёзды», выслуга, обещанные квартиры и нехилая пенсия. Оно ведь и понятно, каждый в том пироге видел своё.

Добавить комментарий