Страна-IT-парк или «ДНР» размером с Украину?


%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%bb%d0%b0%d0%b6-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Слева – IT-парк «Новый Гливице», Польша. Справа – шахта «Червона Зірка», окрестности Тореза. Фото Дениса Казанского, 2013

Именно бедственное положение людей стало плодородной почвой для бунта в Донбассе, который носил, особенно на первых порах, антиолигархический характер. «Можно ли было избежать этой нищеты?» – вопрос не только риторический. Это вопрос о том, кто несет ответственность за случившееся. И еще – о том пути, который лежит перед Украиной.

Александр БЕЛОКОБЫЛЬСКИЙ, «РГ»

Кремниевая долина вместо шахты

Польский Гливице – крупный (около 200 тысяч жителей) город на юго-западе страны, в Силезском воеводстве. Судьба Верхнесилезского угольного бассейна напоминает отчасти судьбу Донецкого. Здесь, как и в Донбассе, на рубеже ХХ и ХХІ веков были закрыты десятки шахт. В самом Гливице шахт было две. Одна продолжает работать – это одна из крупнейших в Европе KWK Sośnica-Makoszowy, другую, где работали 7 тысяч человек, закрыли в 1999 году.

пан Юзеф Гуменный

У входа в главный корпус центра «Новый Гливице» – фото недавнего прошлого шахты. Их показывает директор Силезского агентства развития предпринимательства пан Юзеф Гуменный

Город остается промышленным центром. Например, здесь построен завод General Motors Manufacturing Poland, где собирают автомобили Opel, создают строительную технику, есть химическое производство.

Однако интереснее всего судьба закрытой шахты – KWK Gliwice.

Центр образования и бизнеса «Новый Гливице»

Центр образования и бизнеса «Новый Гливице». Старая шахтная постройка соединяется с новым зданием стеклянным переходом. Фото Андрея Дихтяренко

Главное здание из красного кирпича, где находились подъемные машины и помещения для других нужд, не совсем производственных (душевые, зал общих собраний), сегодня смотрится, как замок. Входя внутрь, обнаруживаешь, что в этом огромном здании, по сути, построили еще одно – с современными офисами, системами кондиционирования, лифтами. На самом верху – музей добычи угля и металлургии. Между стенами нового, «внутреннего», здания и старого – пространство, по которому проходят лестницы. Внутренняя поверхность кирпича в старых стенах покрыта глазурью – чтобы угольная пыль не въедалась.

Здание в здании

Здание в здании. Справа – наружная стена, выложенная изнутри глазированным кирпичом

– Здесь находятся фирмы, которые занимаются разработкой программного обеспечения. Мы изначально ставили условие, что получить здесь место в аренду могут только IT-фирмы. Ни строительные, никакие другие не могут здесь находиться, – рассказывает директор Силезского агентства развития предпринимательства пан Юзеф Гуменный.

Вслед за этим главным зданием на рекультивированной шахтной территории появились и другие корпуса. Часть из них выстроили сами IT-фирмы – но и тут строгий регламент. Руководство центра IT-центра «Новый Гливице» (так называется эта польская Кремниевая долина) предъявляет требования даже по цветовой гамме новых зданий.

Стоимость аренды, говорит пан Гуменный, выше, чем в среднем по городу. Однако недостатка в желающих нет. В создание комплекса вложено 20 миллионов евро (половина – от Европы, половина – от города), а сегодня ежегодная прибыль от IT-парка – 2 млн евро.

Создан центр «Новый Гливице» за 3 года и открылся в 2008 году.

Куда дели шахтеров?

Бывшие шахтные постройки превратились в нечто другое во многих польских городах. Правда, отмечает пан Давид Смоляж, автор проектов по истории Верхней Силезии, в большинстве случаев подход попроще:

– В основном, в них открыли торговые центры.

Здание закрытого металлургического завода в городе Бытом, памятник архитектуры (1900-1907 гг.)

Один из корпусов закрытого металлургического завода в городе Бытом, памятник архитектуры (1900-1907 гг.)

Но главный вопрос, который волнует жителей Донбасса, – а какова судьба шахтеров? Это же не они работают в IT-фирмах?

В окрестностях закрытого метзавода в Бытоме – двухэтажки, часть – с металлопластиковыми окнами, с ними соседствуют заброшенные, без окон без дверей

В окрестностях закрытого метзавода в Бытоме – двухэтажки, часть – с металлопластиковыми окнами, с ними соседствуют заброшенные, без окон без дверей

Не они. Горнякам, которым оставалось до пенсии немного, государство предлагало, например, платить оставшиеся годы 75% от их обычной зарплаты. (Половину этих денег выделял Евросоюз, половину – местный бюджет.) Тем, кто помоложе, предлагали переходить на другие шахты.

Бытом. Работа в Германии

«Стань сиделкой для пожилых людей в Германии. Зарабатывай до 13000 злотых» Отсутствие работы дома, в Бытоме, заставляет искать ее за границей

Если у Гливице сегодня все хорошо, то город Бытом по соседству – не слишком благополучно прошел трансформацию.

Рассказывают, что часть бывших горняков так и не адаптировалась к новым реалиям, а вместо этого привыкла к социальным выплатам. И теперь там формируется уже второе поколение, которое склонно жить за счет соцвыплат, даже не особо пытаясь найти работу.

Тем не менее назвать Бытом «депрессивным регионом» язык не повернется у того, кто видел Стаханов или Кировск.

Как Всемирный банк перестал давать деньги

Поляки подчеркивают, что трансформация индустриального региона в постиндустриальный происходила при помощи Европы. У Украины тоже был шанс воспользоваться международной поддержкой. Ее начали оказывать после начала углереструктуризации в 1996 году.

Однако займы, которые Всемирный банк выделял Украине для реструктуризации углепрома, Киев использовал почти полностью не по назначению. В частности, из $300 млн, выделенных в 1999 половина пошла на покрытие дефицита в госбюджете, 22,5 млн – на обслуживание и погашение внешнего долга, 40 млн – в свободную продажу для финансирования госбюджета (без определения конкретного назначения).

Новый Гливице

Последняя тонна угля, добытая на шахте «Гливице» в 1999 году. Рядом – табличка: «Инвестор: город Гливице. Центр образования и бизнеса НОВЫЙ ГЛИВИЦЕ создан благодаря поддержке Европейского Союза в рамках программы PHARE 2003 Социально-экономическое Сотрудничество». Это результат ответственного подхода к деньгам, полученным от мирового сообщества

Еще 17,3 млн отправились на депозит в Нацбанк, но Соглашения с ним об использовании временно свободных средств Минфин не заключил, и вместо процентов этот депозит принес $0,7 млн убытков – в качестве оплаты за обслуживание суммы. (Специалистам трудно поверить в подобное, но такие данные приведены в Аналитическом докладе Центра Разумкова «Угольная промышленность Украины», журнал «Національна безпека і оборона», №8, 2003 г., с. 25)

Часть займа, предназначенная для выдачи дешевых кредитов предпринимателям (что должно было бы помочь угольным регионам), предлагалась через коммерческие банки. Государство получило кредит от Всемирного банка под 7%, а коммерческие банки предлагали эти деньги мелкому бизнесу под 20%.

Видя эту вакханалию, Всемирный банк в 2000 году решил отказаться от проектов технической помощи и займов Украине для углереструктуризации.

Польша в 1999 году тоже получила заем в 300 миллионов долларов от Всемирного банка. Но распорядилась им разумнее. И в дальнейшем продолжала получать деньги, в частности, в 2001 году – еще 100 миллионов долларов.

А Порошенко – сможет?

Поэтому ответ на вопрос, кто виноват, в том, что Донбассу не удалось избежать нищеты после закрытия половины шахт, не исчерпывается парой-тройкой имен из местного «пантеона».

Да, роль тогдашних «отцов области», губернатора Александра Ефремова и Виктора Тихонова в превращении области в депрессивную территорию, – колоссальная. Но главный ответ, почему все так случилось на Донбассе, нужно искать в Киеве. Если считать почвой, на которой выросла нынешняя война, нищету горняцких городов и поселков после закрытия шахт, то ее начали готовить во времена президента Леонида Кучмы.

У Кучмы была полная власть и над формированием Кабмина, который пилил деньги, и над парламентом, который создавал законодательную путаницу, благодаря которой легко было проводить манипуляции с выделенными деньгами. В конце концов, и губернатора Ефремова ведь назначил президент.

В эпоху Ющенко прежние махинации не были расследованы, а новые продолжались так же безнаказанно.

При Викторе Януковиче педалировалась тема депрессивных территорий, которым необходимо больше денег из бюджета, еще больше, еще больше. При этом, писало интернет-издание «Остров», «все документы, касающиеся присвоения «депрессивного» статуса ряду населенных пунктов, имеют гриф «для служебного пользования». Иными словами, их засекретили». Речь шла о выделении минимум 726 миллионов гривен – по тем временам почти $91 млн.

Донбасс остается депрессивным – освобожденные территории по благополучию не сильно отличаются от того, что мы видим за линией разграничения. Нужны инвестиции, чтобы регион вышел из комы. Много говорится и о том, что после возвращения Отдельных районов Донецкой и Луганской области под украинскую юрисдикцию, туда нужно будет вкладывать деньги для возрождения.

Существует большой риск, что деньги будут точно так же распилены, как выделенные на углереструктуризацию. Поскольку влияние в регионе сохраняют все те же кланы, что и раньше.

Но проблема шире. Крупные предприятия, доставшиеся Украине в наследство от СССР, стоят в разных концах страны – от Сум до Ужгорода. И на пути к постиндустриальному обществу нам будет сложно обойтись без европейской помощи. А видя, что деньги разворовываются, никто помогать не станет.

И если не убрать привыкших к распилу от кормушки, они продолжат совать по карманам то, что остается – наши деньги. И скоро настанет тот день, когда эти раковые клетки убьют организм государства.

———————————————————-Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

 

, , , , , , ,

Добавить комментарий