Дырка в стене. ДНР и ЛНР, как младшие братья ИГИЛ


«Ваш кошмар — это наша мечта». Недееспособность государства как геополитическая стратегия — сравнение Исламского государства и ДНР-ЛНР, как одного базового типа организованного терроризма.
Читайте произвольный конспект беседы с Александром Богомоловым, директором Института востоковедения имени А.Ю. Крымского НАН Украины
.

(null)

В 91 году исчезло государство Сомали. Failed state — провалившееся государство, «дырка в стене». Образуется своеобразный трафик через эти дырки.
Это угроза для всей мировой системы.
Городские банды (мс13 в США) с «пропаданием» целых районов. Есть города «провалившиеся», куда не может войти полиция или войска. Эта проблема есть в западных странах — подчеркнем.

Терроризм — политические манипуляции при помощи эмоционального фактора. Прямая цель (заложники) не является настоящей целью. Цель — медиа-аудитория. Идеальный террорист — минимум жертв, максимум эффекта. Убийство Тео Ван Гога — 40% населения в опросах запугали (самая большая угроза — терроризм).
Нужно отличать терроризм национальный, ИРА или Палестина. Есть «законные цели», но возникает феномен глобального терроризма — и глобальной войны с террором.
40% голландцев — мало, нужно больше!

Антизападные настроения очень популярны. Наибольшего эффекта достигает тот, кто показывает, что может зайти дальше всех в насилии. Захватить ЯО, уничтожить планету.

Сложные государства оказываются в более невыгодном положении, чем более примитивные. Кому нечего терять, легко перемещается, прячется, срывается с места.
Важно: начинается отстраивание безопасности снизу! Заполняется вакуум, в том числе и вакуум безопасности. «Провайдеры опасности/безопасности» — вооруженные группировки.
Сначала сирийские группировки воюют с режимом, а потом друг с другом. Наша ситуация — как в Сирии два года назад.
Сначала в Сирии были армии, потом фронты, а потом — бах, ISIS.
Но это очень гибкие террористические структуры.
Похоже восстание суннитов на сепаратистское движение на Востоке.
(В Сирии больше бельгийцев, чем египтян).
Потом ИГИЛ захватывает территории, организованное меньшинство способно достаточно быстро захватить большую территорию. ИГИЛ — ответ на подъем шиитов. Плюс Иран претендует на статус региональной силы.

Много общего с ЛНР/ДНР:
— экспансионизм, построенный на исторических мифов,
— «от Мосула до Иерусалима»
— убеждения нужны только затем (и настолько), чтобы мобилизировать новых бойцов. Главное, чтобы люди боялись и были лояльными, недовольными центральным правительством.
— эксплуатация местных ресурсов через черные рынки (грабеж, уголь и нефть — ИГИЛ награбили полмиллиарда)
— связи с внешними государствами очень запутаны
— импорт военной техники
— тоталитарный принцип нарушения персонального.

Можно ли назвать Дебальцево или Донецк одичавшим пространством? Или Луганск? На взгляд докладчика, да — тенденция

(null)
Абу Барк Нажди «Управление дикостью» — стратегия ИГИЛ. Труд мифического автора.

Похоже ли ИГИЛ на государство вообще? Нет. Есть слияние локального национального терроризма и глобального! Это новый этап, прием, позволяющий успешно захватывать новые территории. Механизм имитации государственности, массовое использование идеи построения новой государственности для объяснения Стокгольмского синдрома.

Почему такое сходство? Русский мир = Исламский мир.
Объединение территорий: арабским языком и исламом / русским языком и православием.

Это логика процесса, логика развития технологий терроризма. Антиглобализационный процесс, антизападный.

Россия просто вкладывается в это русло. Как в 20 веке любые анти-движения приобретали коммунистический оттенок, так теперь — повторяются исламские ходы.

Проблема определения: все давно прописано и объяснено на БВ. Воюет ли Иран в Сирии? «Война через посредников». Пример — Хизболла в Ливане. Некоторые районы даже выглядят прилично.

Асад — ключевой союзник Ирана — начинает терпеть поражение, тут же ломается граница Сирии и туда входит «»Хизболла»». Нечто подобное выстраивается в Йемене.

Афганская война против СССР — тоже была война через посредника.

ИГИЛ — суннитский ответ на «Хизболлу». То, что мы имеем на востоке — эволюционное развитие иранского замысла.

И Запад не знает, за что хвататься. Есть Украина, но есть ИГИЛ — кого «накрывать»?

Шойгу договаривается с Ираном. Запад утрачивает свое влияние?
Иран хвастался, что контролирует 4 столицы: Бейрут, Багдад, Дамаск и столицу Йемена

«Ваш кошмар — наша мечта»: навязывание Ирана как ключевого союзника США. Навязывание России как ключевого партнера ЕС.

Вопросы.

Я спрашиваю: почему ДНР и ЛНР выступают как два субъекта?

Ответ: «Молодая» ситуация. Это неоколониальный проект, который будет иметь такие границы, как получится.

Еще спрашиваю: Возможно ли распространение фэйлд стейт на РФ? (Привожу пример Козицына)

Ответ: да, возможно. Россия очень не уверена в том, что и как она делает. Просто копирует ближневосточный опыт, вовремя «вложилась в ситуацию». Но пределы государственности могут «не работать» в обе стороны. За тактическими успехами они могут не видеть стратегическую ошибку — это общее слабое место авторитарных режимов. И донской национализм в принципе перспективен, в молодости даже лектора увлекал.
Такие люди как Козицын — жертвы холодной войны. Они хотели делать военную карьеру, но реализовались в выдуманных сообществах.

(null)
Важно! Очень плохо восстанавливаются фейлд стейты (Ирак, Афганистан, зато получается Сомалилэнд)
Ситуации у нас и на Ближнем Востоке идут параллельно, что важно.

Вопрос: каков антидот?

Ответ: Нужно хотя бы понимать, с чем мы имеем дело! На самом деле на территории ЛНР и ДНР нет никакой реальной тенденции к созданию новых государств — это всего лишь идеологическое прикрытие! Будет управляемый и неуправляемый хаос, даже если это не понимают сами «лидеры» ДНР и ЛНР — абсолютно марионеточные сущности.

У нас все достаточно мягко, и слабо — все-таки общество покультурнее, чем шииты или сунниты. СССР всегда был синхронизирован с Западом в недостатках, но не имел их достоинств. Наши сепаратисты циничнее, не верят в свою мисию, в отличие от ближневосточных «коллег». Поэтому у нас еще возможно хоть как-то отыграть назад.

Пример с Приднестровьем, где даже пытались сконструировать приднестровскую национальность — но в это верят только чиновники )

Вопрос: сыграет ли эта ситуация против России?

Ответ: есть много новых сущностей ) идентичность — страшная сила! Люди — стадные существа. Если твоя группа плохая, ты играешь в новую группу — был русским, стал казаком. Россия находится в состоянии сильного мировозренческого кризиса.

Вопрос: как минимизировать риски для гражданского населения?

Ответ: люди — это ресурс в этой ситуации, которым воюют. Только эвакуация.

Я спросил про сверхмедийность — зачем сжигание в клетке иорданского летчика?

Ответ: Иордания — их база и один из активных противников, воздействуют на иорданцев, пытаются их деморализовать, но сработали «не по арабски» — не на ту аудиторию. Надо было рубить голову, а не сжигать. Палач в маске — с лондонским акцентом. И иорданцы наоборот отмобилизовались. В общем, не нужно было отдавать медиа-казни на откуп европейских братьев :)

Про парад пленных — наш вариант медиа-терроризма. И можно сопоставить, на какие аудитории и как идет воздействие.

Аль Джазира влияет на западное мнение больше, чем Раша Тудей. Очень качественная. Великолепные документалки. И очень-очень узкая идеологическая линия.

Почему в Киеве нет терактов? Есть линия, за которую нельзя переходить. Иначе будут проблемы в Москве.

ИГИЛ не сложился бы, не будь Хезболлы. Заказчик создает рамки, но не управляет в мелочах. Хезболла меньше зависит от ресурсов, чем ДНР/ЛНР.

Потенциально ЛНР/ДНР — православно-славянская Хезболла, которая начала бы действовать на более глобальных пространствах.
Есть элемент творческий тут, сконструированный, но в целом это просто попытка играть на мировых тенденциях.

В Приднестровье пошло все почти случайно, его инфильтровали уже при Путине. Но там 200 тысяч населения.
———

После Путина ситуация вряд ли отыграется, если не побеждать. Самооправдывание боевиков будет работать: «Это мы все сделали, потому что нам сделали плохо» сдерживание тут неэффективно.

Про легитимность: когда все до базовых потребностей, легитимен тот, кто тебя не убил.

И все же, необходимое условие — наличие нелояльного населения. Даже если это просто бедняки. Но популярность и легитимность — разные вещи.

Я спрашиваю: Почему в США, например, есть failed районы, куда боится заходить полиция? А у нас не было!

Ответ: Потому что все изначально складывалось там из конкурентных обществ! Там основа — постоянный конфликт, который хорошо постоянно урегулируется. А у нас тоталитаризм, убили социальную конкуренцию — дико инфантильное общество, которое сейчас вдруг оказалось перед взрослыми вызовами.

(null)

, , , , ,