Хранители радуги


обложкаНа  оккупированной территории не стоит афишировать свою гомосексуальность  из соображений личной безопасности. Впрочем, и власти идущей в «гейропу» Украины, не могут обеспечить порядок на мероприятиях, посвященных равенству и правам человека.  «Реальная газета» пообщалась с ЛГБТ-переселенцами  из Донбасса о гомофобии в «республиках» и попросила рассказать свои истории.

Микита Пидгора

«Русский мир» заглядывает в спальни

В здании неподалеку традиционного места встреч луганских геев «ополченцы» обустроили свою базу. «В переписке в одном из пабликов я написал об опасности – «Осторожно, там боевики с автоматами!». На это получил  в ответ: «Да ты укроп, бандеровец! Чтоб ты сдох, мы тебя найдем, зарежем!»  А одного из  знакомых-геев я встретил… на сепаратистском блокпосту», — вспоминает бывший луганчанин Сергей.

«Встречаться по теме отношений в оккупированном Луганске было крайне опасно – можно было нарваться не на «своего» человека, а на сепаратиста. Это могло закончиться избиением, ограблением или требованием выкупа. Личная жизнь или общение попросту не представлялись возможными. Я понял это, когда стало ясно, что всё это (оккупация) — надолго», — рассказывает Сергей.

Он уехал в один из областных центров Украины. В отношении местных жителей к ЛГБТ бывший луганчанин усматривает двойные стандарты – несмотря на то, что все хотят «идти в Европу», тема равноправия затмевается желанием лишь получать европейскую зарплату.

Вместе с тем, в Луганске работает подпольная гей-дискотека. Знают ли об этом так называемые власти «ЛНР» — неизвестно. Посетители остаются до утра —  комендантский час. Руслан время от времени посещает это заведение и говорит, что в клубе нелюдно – большинство луганских геев уехали из города еще в начале боевых действий.

фото 1Чтобы разузнать о положении ЛГБТ-сообщества в Донецке, мы связались с администраторами нескольких тематических сообществ в соцсетях и получили такой ответ: «Я представитель ЛГБТ в Донецке, вот наша группа https://vk.com/donetsk_lgbt, там есть фото с различных наших сходок. Нас никто не трогает, мы активно собираемся на различные праздники, мероприятия, живем полноценной жизнью, есть девушки, парни, трансгендеры. Те кто уезжали, уезжали в поисках работы и другой жизни, о их судьбе мне ничего не известно».

Самоцензура ради безопасности

Глава Межрегионального центра ЛГБТ-исследований «Донбасс-СоцПроект» Максим Касянчук допускает, что такое сообщество в Донецке действительно существует, но лишь в формате тусовки:  «До войны в Донецкой области и Донецке действовало 8 общественных ЛГБТ-организаций. Сейчас они не работают, но многие люди остались».

Максим подчеркивает, что в повседневной жизни в оккупации присутствует элемент самоцензуры, без которой риск оказаться «на подвале» очень высок. В первую очередь это касается людей проукраинских взглядов.

фото 2

Максим Касянчук (слева) на Донецком Евромайдане

После принятия «диктаторских законов» 16 января 2014 года Максим Касянчук понял, что должен присутствовать на донецком Евромайдане и его политическая позиция совпала со взглядами его друзей. Отношение к представителям ЛГБТ-сообщества со стороны остальных протестующих, в том числе, правых политических взглядов, было либеральным.

Тогда оппоненты Майдана использовали идиому «Гейропа». Позже в первой редакции «уголовного кодекса ДНР» появилась статья касающаяся «гейропейцев» — за однополые сексуальные контакты полагался тюремный срок. Летом  на въездах в город появились сепаратистские блокпосты и с тех пор Максим Касянчук Донецк не посещал, но его партнер остался в оккупированном городе и переезжать не собирается.

Катерина оказалась в Киеве совсем недавно – в феврале 2016 года. Она стала свидетелем всех событий, происходивших в Донецке за последние 2 года. Все Катины знакомые из ЛГБТ-сообщества покинули родину: уезжали в Крым, Россию, большинство в Украину. Девушка признается, что испытывает колоссальный стресс после двух лет жизни в «ДНР».

Светлана рассказывает о знакомой лесбийской паре из Донецка, которая вернулась домой. «О них никто там не знает, и слава богу», — комментирует Светлана решение своих подруг. Сама Светлана вместе с партнершей покинула Донецк в июле 2014 года. Свои отношения девушки не скрывали, но когда соседи вступили в «ополчение ДНР», а в городе начались обстрелы, было принято решение уехать в Киев.

«Несмотря на то, что в Киеве отношение к ЛГБТ адекватнее и толерантнее, тут тоже стремно – я удивлена таким отношением некоторых украинцев к нам», — говорит Светлана. Она считает, что праворадикалов и «сепаров» роднит идея чистой нации, в которой нет места «извращенцам». «Если к лесбиянкам отношение со стороны гомофобов снисходительное («перебесятся и найдут нормальных мужиков»),  то к геям гомофобы более непримиримы» — рассказывает Светлана.

Эксперт в области прав человека и гендерных исследований Александр Войтенко констатирует  в Украине высокий уровень гомофобии, проявляющийся в предубеждениях, причиной которых есть стереотипы и элементарное отсутствие знаний о человеческой сексуальности и ее проявлениях.

«Гомофобия становится агрессивной в условиях негласной или официальной позиции власти. Если во Львове власть «устранилась» от своих обязательств по обеспечению свободы мирных собраний, то в непризнанных «ДНР»и «ЛНР» люди, заявляющие о себе как о «власти», открыто провозглашают борьбу за «традиционные ценности», а представители ЛГБТ оказываются в ситуации реальной угрозы жизни», — полагает Александр.

Проблемы представителей ЛГБТ из числа ВПЛ («внутренне перемещенных лиц»), по словам Александра Войтенко, не очень отличаются от проблем других вынужденых покинуть родные места. В то же время  жизнь представителя ЛГБТ-сообщества имеет свою специфику. Многие уехавшие потеряли поддержку тех немногих близких, для которых сексуальность друга, сына, коллеги не была проблемой. Многие оказались в незнакомой среде, где вновь «выстраивают» отношения, постоянно беспокоясь о безопасности.

«Это проблема куда шире чьих-то частных сексуальных предпочтений. Она – про возможность существования в обществе разных людей, —  считает публицист Анатолий Ульянов. —  Проблема гомофобии касается не только геев, но и каждого гражданина, вне зависимости от его ориентации».

Патриотизм низкого сорта

«Я — натурал, не принадлежу к ЛГБТ-сообществу. На Майдан выходили и представители ЛГБТ, и натуралы, и правые, и центристы, и не сведущие в политике. Цель, вроде бы как была у всех одна — Украина как цивилизованное, европейское государство, но  эту цивилизованность каждый понимает по-своему. И вот уже во, вроде как проевропейской Украине, разгон  «Фестиваля  Равенства» во Львове или на Оболони в Киеве высшим проявлением патриотизма», —  рассуждает журналист Денис Киркач.

Для некоторых представителей ЛГБТ-сообщества нападения на участников этих мероприятий стали поводом задуматься об эмиграции.

«Почему ЛГБТ бегут при любой возможности из «народных республик»? Потому что это «территория сумрака», где нет места радуге.  Это зона риска и вынужденной скрытности. Украина в целом — тоже не песня, но всё познаётся в сравнении. Вообще, наш мир так динамичен, что человеку с талантами нет особых проблем пристроить их туда, где в обмен он получит обеспеченную и безопасную жизнь. Поэтому ЛГБТ бегут  не только из «ЛДНР» на подконтрольную территорию, но и покидают Украину вообще.  Хорошие перспективы хоть и есть, но далеко не все их дождутся», — говорит лидер Гей-Форума Украины Святослав Шеремет.

Усилиями ультраправых Украина приобретает в мире репутацию гомофобного государства, власти которой лишь декларируют права человека, на деле потакая погромным настроениям маргинальной части населения.

———————————————————-Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий