Горячий август 2014. Битва за Луганск


TcFxqBYIqY0

Август 2014 года стал переломным для всей военной кампании на востоке Украины. Стремительный успех украинской армии, который, казалось, должен был уже к концу лета ознаменоваться полной изоляцией Донецка и взятием Луганска, внезапно обернулся чередой жестоких поражений. Об Иловайском котле, его причинах и последствиях написано очень много, а о происходивших в то же самое время событиях под Луганском говорят гораздо меньше. Украинская армия, находившаяся, фактически, в черте города, тогда так и не получила приказа начать штурм. После отступления от Луганска война утратила всякую динамику и стала сугубо позиционной — с этого момента более ни один крупный населённый пункт не был освобождён и никаких серьёзных наступательных операций не проводилось.

Впоследствии будут много говорить о том, что был упущен момент, что тогда была реальная возможность освободить город, и если бы в тот момент был отдан приказ, Луганск стал бы украинским ещё в августе. Вот и бывший и.o. губepнaтopa Лугaнcкoй oблacти Иpинa Вepигинa буквально на днях в эфиpe «Свoбoды cлoвa» нa ICTV заявила, чтo cилы АТО тогда мoгли взять пoд cвoй кoнтpoль Лугaнcк, oднaкo этoму пoмeшaлo бeздeйcтвиe вoeннoгo pукoвoдcтвa.

В разных вариациях эти слова повторяют разные политики, общественные деятели и военные. Официальные лица отмалчиваются или отделываются общими заявлениями.

На самом деле силы АТО входили на территорию города дважды. Первый раз — в июне, когда батальон «Айдар» в ходе ночной наступательной операции при поддержке авиации овладел городом Счастье. Выбитые из города сепаратисты уже не думали о сопротивлении. Они обратились в бегство, даже не пытаясь закрепиться в расположенных вдоль трассы населённых пунктах. Преследуя противника, украинские войска прошли посёлок Металлист и вошли в Каменнобродский район Луганска, однако тут же получили приказ отойти на исходные позиции. Несколько пришедшие в себя сепаратисты тут же выдвинулись из города и стали строить блокпост в Металлисте.

Блокпост сепаратистов в посёлке Металлист
Блокпост сепаратистов в посёлке Металлист

Эта ситуация тогда вызывала полное недоумение. Из тяжёлого вооружения в распоряжении боевиков имелись только миномёты и несколько «Градов», а из техники — реанимированный советский металлолом в виде извлечённых из ангаров завода ОР транспортёров-амфибий, с виду весьма грозных, но на самом деле не имеющих даже противопульного бронирования. Кроме численного превосходства, силы АТО располагали в достаточном количестве танками и прочей бронетехникой, а также дальнобойной артиллерией и поддержкой с воздуха. Тем не менее, командование не рискнуло брать Луганск в лоб. Вместо того, чтобы продолжить наступление, войска начали окапываться. Параллельно продолжались артобстрелы Металлиста и попытки взять под контроль удерживаемую сепаратистами Станицу Луганскую.

Но вот спустя месяц штаб АТО, вдохновившись неожиданными успехами в Славянске и Краматорске, наконец дозрел до проведения масштабной наступательной операции, имеющей конечной целью блокирование сепаратистов в Луганске и Донецке.

obshaya_karta

Говорить о полной неспособности украинского командования к креативу было бы неправильно. Какой-то план всё-таки был разработан, и сам по себе он мог бы оказаться весьма неплохим, если бы не его топорная реализация. Если посмотреть на карту, становится понятным, что на тот момент положение дел в Донецкой республике было из рук вон плохо. Взяв под контроль Дебальцево, украинская армия перекрыла основной транспортный канал между ЛНР и ДНР. Целью наступления на Иловайск было намерение поставить точку в вопросе изоляции Донецка. В то же самое время, наступая с севера, силы АТО, во-первых, отсекали Луганск от группировки Мозгового, контролировавшей Алчевск, а, во-вторых, перерезали дороги на южном и восточном направлении, отрезая город от границы с РФ. Дальше для закрепления успеха достаточно было занять Красный Луч (что и попытались сделать 10 августа), и тогда бы группировки сепаратистов оказались окончательно отрезаны друг от друга, и можно было бы добивать их по одиночке.

От Счастья до аэропорта

Ключевой момент в наступлении на Луганск — деблокирование аэропорта, который всё это время оставался занозой в тылу у сепаратистов.

9cc224989d55d300a7ce8169ec4b7236.i750x412x511

Весной, ещё до начала военных действий, Международный аэропорт «Луганск» был взят под охрану бойцами 80-й львовской аэромобильной бригады. 8 июня сепаратисты его блокируют, начинаются боевые столкновения разной степени интенсивности. Аэропорт, находящийся на возвышенности и имеющий на территории старое советское бомбоубежище с метровыми бетонными стенами, отбивает все атаки.

Украинские военные в луганском аэропорту
Украинские военные в луганском аэропорту

Какое-то время боеприпасы, подкрепление и еду сюда доставляют самолетами. Но потом, 14 июня был сбит ИЛ-76, и от использования этого канала отказались. Сепаратисты неоднократно заявляли о том, что взяли аэропорт под свой контроль, но эта информация была обычной бравадой. Тем не менее, положение оборонявших его десантников становилось всё сложнее. В июле возникает острая необходимость их деблокирования.

Однако для этого нужно было от Счастья, в обход так и не занятого посёлка Металлист, через переходящий из рук в руки Александровск, выдвинуться в направлении посёлка Юбилейный, пересечь три автомобильные дороги, усиленные блокпостами, и занять контролируемую сепаратистами Георгиевку, через которую идёт прямая дорога на аэропорт.

Основной ударной силой планируемого прорыва должен был стать батальон «Айдар». Вообще практика использования добровольцев на передовой к тому времени уже была широко распространена — украинское командование быстро сообразило, что добровольцы, в отличие от призывников и милиции, имеют более высокий боевой дух и действительно готовы сражаться, а не имитировать военные действия. Их точно так же использовали под Иловайском, Мариуполем, Горловкой, Лисичанском и в других местах проведения наступательных операций.

Наступательная операция ВСУ в июле 2014
Наступательная операция ВСУ в июле 2014

Наступление началось 14 июня. Все передвижения осуществлялись неспешно, в светлое время суток. Было принято решение блокпосты и населённые пункты не штурмовать, а обходить их, перерезая дороги тылу. Пешим маршем и на легковых машинах «Айдар» продвигался вперёд, перекрывал трассу, занимал круговую оборону, нацелив стволы в обе стороны, дожидался подхода мотострелков и танков, и шел дальше. Сепаратисты, обнаружив у себя за спиной численно превосходящего противника, как правило, разбегались, не оказывая серьёзного сопротивления. Силы АТО вошли в Александровск и овладели радиолокационной станцией (РЛС) в Тепличном, которую сепаратисты удерживали со 2 июня. Сами ополченцы потом рассказывали: ВСУ на их радиочастоте передали дезинформацию, что идёт подкрепление, и смогли подойти к ним вплотную, прежде чем те распознали обман. В бункере РЛС были заблокированы 18 ополченцев, которые сдались два дня спустя.

В посёлок Юбилейный заходить не стали — отрезали от Луганска и оставили для последующей зачистки. И двинулись дальше, по объездной дороге вокруг города на Георгиевку.

Ее брали, перерезая транспортные развязки на трассе Луганск-Лутугино в районе моста через речку Ольховку. Со стороны Лутугино навстречу силам АТО выдвинулась колонна сепаратистов. Её атаковали с двух сторон — «Айдар» со стороны объездной дороги и львовские десантники со стороны аэропорта. Остатки боевиков отошли в Лутугино. Георгиевка была освобождена, а важная транспортная артерия Луганск-Красный Луч перерезана.

Параллельно силы АТО добились значительных успехов по зачистке Северодонецкой агломерации.

21 июля украинские войска взяли под контроль город Рубежное.

22 июля сепаратисты отступили из Северодонецка

24 июля, после двух дней боёв, Лисичанск полностью перешёл под контроль ВСУ.

По состоянию на 26 июля ситуация на Луганском направлении сложилась следующая. С западной стороны город был полностью блокирован, перекрыты две трассы на Алчевском направлении и трасса на Красный Луч, взяты под контроль населённые пункты Александровск, Юбилейный и Георгиевка. Операция по деблокированию аэропорта прошла успешно. Однако рядом, в нескольких километрах находился город Лутугино — опорный пункт сепаратистов, откуда в любой момент можно было ожидать вылазки, которая, при одновременном наступлении со стороны Луганска, запросто могла перечеркнуть все достижения последних четырёх дней.

К штурму Лутугино готовились основательно. Было принято решение заходить в город с севера — по данным штаба АТО каких-либо сил противника и его инженерной активности в этом районе не наблюдалось. Выполнить задачу должна была сотня бойцов «Айдара» при поддержке бронегруппы — танкового взвода и двух БТРов. Однако 27 июля при попытке войти в город украинские военные попали в засаду. В районе железнодорожного переезда между Георгиевкой и Лутугино было обнаружено минирование. Танки остановились. Тут же по заранее пристрелянным площадям со стороны промзоны по группе ударили минометы. Следом вступили в дело пулеметы и снайперы. На открытой местности шансы спастись были минимальны. «Айдар» отступил, понеся значительные потери — в этом бою погибло двадцать три добровольца. По словам «айдаровцев», впоследствии допрос пленных показал, что засада готовилась заранее, поскольку о направлении движения колонны сепаратистам было известно. А на следующий день в прессе мелькнуло сообщение: «В штабе АТО выявили российского шпиона».

Скорректировав первоначальный план, штурм города повели с другого направления. Предприняли обход Лутугино, заняли южные высоты и, разделившись на две группы, ударили в тыл сепаратистам. Увидев, что противник уже находится в городе, боевики бежали.

Украинские танки в центре Лутугино 31 июля
Украинские танки в центре Лутугино 31 июля

В это же время на Алчевском направлении ВСУ заняли Сабовку, Зимогорье, Белое, Веселую Тарасовку.

Кольцо вокруг Луганска неумолимо сжималось.

Блокада Луганска

Первый вопрос, который стоило бы задать, до того как в очередной раз начать морализаторствовать на тему того, почему не взяли Луганск, а планировали ли вообще в штабе АТО штурм города? Первоначально задача ставилась деблокировать осаждённый аэропорт, потому что иначе в ближайшие дни его пришлось бы сдать по вполне понятным причинам — львовские десантники почти месяц держались на голом энтузиазме. Успехи, сопутствовавшие проведению этой операции, и вялое сопротивление сепаратистов дали надежду на то, что этим всё не ограничится, и Луганск будет освобождён.

В августе началась блокада города. Непрерывные обстрелы сделали своё дело — последние линии электропередач были оборваны без всякой перспективы восстановления. 2 августа свет в некоторых районах появился в последний раз и погас уже надолго. Очевидно, все электрики к тому времени либо пали смертью храбрых, под миномётным огнём скручивая оборванные провода, либо разбежались кто куда из этого ада. Неизбежным следствием энергетического коллапса стала остановка насосных станций и прекращение подачи воды. Луганск оказался на грани гуманитарной и экологической катастрофы. Покинуть город стало задачей практически нереальной. Оставшееся население — а выехало из города больше половины жителей — пряталось по подвалам, лишь ненадолго покидая своё убежище, чтобы выстоять очередь за привозной водой и добыть хоть каких-то продуктов.

6 августа советник главы МВД Антон Геращенко наконец озвучил официальную позицию по Луганску: силы АТО планируют сначала заблокировать город, а затем освободить его от террористов. Однако на текущий момент Луганск «не окружен войсками, не перерезаны пути подвоза оружия и боеприпасов со стороны России».

Однако следующий логичный и прогнозируемый ход — блокирование последней транспортной артерии, идущей через Краснодон на Изварино, этой «дороги жизни», соединяющей Луганск с Российской Федерацией — всё время откладывался. Если бы это случилось, крышка котла захлопнулась бы в одночасье, лишив сепаратистов канала поставки боеприпасов и продовольствия. Дорога регулярно обстреливалась, но по прежнему оставалась под контролем сепаратистов.
Чего ожидали в штабе АТО? Славянского сценария? Полагали, что перепуганные сепаратисты начнут убегать из полузаблокированного города в Россию?
Отчасти оно так и произошло — когда полное окружение Луганска уже казалось неизбежным, Болотов, большая часть министров и «лучших людей» самопровозглашённой республики, а также их личная гвардия в количестве около восьмиста человек, погрузив в машины всё, что можно было увезти, поспешно выдвинулись в Краснодон. Об этом стало известно 4 августа. Это паническое бегство и последующая отставка Болотова лишили осаждённый город центрального военного руководства и части защитников. Но только части — потому что Плотницкий и Беднов (Бэтмен), представлявшие последнюю реальную силу в городе, не побежали. Они остались в Луганске и попытались — в меру своих, на самом деле, крайне ограниченных возможностей, — организовать его оборону. Непонятно, чего в в этом было больше — героизма, отчаяния или сухого расчёта, но этот факт во многом предопределил дальнейший ход событий.

10 августа ВСУ предприняли попытку занять Красный Луч, но она провалилась.

11 августа Спикер СНБО Андрей Лысенко сообщил, что украинские силовики готовы начать зачистку Луганска. Он также отметил, что операция по окружению Донецка и Луганска почти завершена.

Однако в то же время бойцы «Айдара» жаловались на бестолковость командования и высказывали опасение, что на самом деле Луганск освобождать никто не собирается.

«Мы взаимодействуем только с десантниками, которые удерживают Луганский аэропорт. Всё остальное – это не война, а большие маневры. Когда мы получаем приказы из Киева, то возникает ощущение, что их пишут люди, которые даже карту читать не умеют, – рассказал один из бойцов батальона в интервью. — На самом верху заинтересованы в том, чтобы эта война продолжалась как можно дольше. С одной стороны, это дает возможность отмывать огромные деньги. С другой стороны, западные коллеги заинтересованы в том, чтобы постоянно опускать Россию мордой в дерьмо».

Тем не менее, 13 августа «Айдар» начинает наступление на Новосветловку и Хрящеватое — населённые пункты вдоль трассы Луганск-Краснодон. Неизвестно насколько были согласованы эти действия со штабом АТО, но 14 августа мышеловка захлопнулась — эта дорога была окончательно перекрыта.

Наступление ВСУ в первой половине августа
Наступление ВСУ в первой половине августа

Хотя на самом деле блокада всё равно не была полной — сепаратисты всё ещё удерживали Пионерское и Николаевку, а оттуда, окольной дорогой, простреливаемой круглосуточно с двух сторон, можно было добраться до пропускного пункта «Северный». Через этот ненадёжный и опасный коридор кое-как поддерживалось транспортное сообщение с Россией. И, судя по всему, именно по нему в Луганск прошёл 22 августа 1-й гумконвой МЧС Российской Федерации. И не только гумконвой. Удержать эту дорогу было вопросом жизни и смерти, поэтому на высоте около Пионерского сепаратисты день и ночь укреплялись, рыли окопы и устанавливали артиллерию. Для того, чтобы закрыть наглухо крышку котла, силам АТО нужно было выбить боевиков из этих двух населённых пунктов и устроить «встречу на Эльбе» с находящимися на противоположном берегу Северского Донца украинскими военными, подтянувшимися со стороны Станицы Луганской.

blokada_luganska

Но и без этого положение сепаратистов было незавидным. Полупустой город простреливался вдоль и поперёк. Украинские военные на спор заезжали на машинах в центр Луганска и возвращались.

«Айдаровец» Орест Каракевич в интервью ТСН недоумевал: «Мне кажется самым странным, почему нам не отдали тогда приказ при поддержке военных зайти в Луганск. Потом мой друг общался при обмене пленными с сепаратистами, и они спросили то же самое: «Почему вы не зашли в Луганск? Нас было 50-60 человек со стрелковым оружием. Все остальные сбежали». То есть до 24 августа мы могли освободить этот город».

Однако приказа идти на штурм так и не было.

10653488_1482886605313684_8514236909119007348_n

Окрестности села Хрящеватое, август 2014

995076_1482886418647036_7980676176056975185_n 10590410_1482886708647007_7882955220173913795_n 10606492_1482886775313667_1705225954217986016_n

Я здесь приведу мнение двух участников и свидетелей тех событий, находящихся по разные стороны линии фронта, хорошо иллюстрирующие положение вещей.

Журналист Всеволод Филимоненко, в ходе наступления на Луганск находившийся в штабе «Айдара», рассказывает: «Будь тогда, в середине августа, политическая воля у военного руководства страны, принять ответственное решение и отдать приказ нашей армии освободить Луганск, сейчас бы мы уже скорее всего забывали про конфликт на востоке, а главное не создали прецедент, для разного рода сил, посягающих или имитирующих посягательство на нашу территорию в других областях и претендующих на право применения силы на ровне с государственными структурами.

Луганск тогда был окружен украинскими военными по всему периметру. У нас было более 200 единиц бронетехники — это только то, что мне удалось увидеть своими глазами во время продвижения вместе с батальоном «Айдар», по кольцу от Счастья до Лутугино, аэропорта, через Комисаровку, Новосветловку и до Хрящеватого. И не менее 2500-3000 удовлетворительно укомплектованных солдат. Плюс менты в тылу, не знаю сколько их там отсиживалось.

В период с 12 по 26 августа (могу немного напутать с датами, плюс-минус один день) мы были уже совсем рядом, в Хрящеватом, рукой подать до областного центра, в котором, по разным данным нашей разведки, находилось всего 5 танков (это вместе с памятником Т-34) и от 500 до 600 ополченцев, большинство из которых, например, 14-15 числа, подтянулось встречать нас со стороны гостиницы «Инициал» и выезда на краснодонскую трассу. Соответственно все остальные фланги у «защитников» Луганска, на тот момент оставались лысыми, и в случае наступления наших со стороны Камброда, Веселой горы, Станицы и аэропорта, боевики даже и не пытались бы оказать сопротивление. Только расхерячивайте блок-посты, где стояло от силы по 5 донских казачков и спокойно занимай город, постепенно окружая тех несчастных 500 дураков с автоматами, из которых как минимум половина, узнав, что укропы уже в городе, бросили бы оружие и побежали прятаться по подвалам. Не знаю кто винить в том, что произошло, но приказ за две недели полной блокады Луганска наши так и не получили, что постепенно привело к деморализации бойцов, которые каждый день несли потери, бессмысленно погибая в этих селах от артиллерийских обстрелов».

А вот что говорит по этому поводу Андрей Недовес, депутат Луганского облсовета, поддержавший на начальном этапе сепаратистское движение и находившийся всё это время в Луганске: «Середина августа. Город практически брошен. Из подразделений, слабо напоминающих воинские — один батальон «Заря», слабо напоминающий батальон. Целые направления удерживаются несколькими десятками персонажей из батальонов-ОПГ типа «Леший» и «Бэтмен», больше интересующихся «помародерить» и без малейшего шанса пройти тест в наркодиспансере. Блок-пост перед станичанским мостом просто оставлен казаками-дезертирами, попытавшимися уйти на историческую родину. Заняты Металлист, Вергунка, Хрящеватое и, практически, все остальные населенные пункты вокруг Луганска. Город в полной блокаде. Нет воды, света, связи, продуктов и нет… сепаров. Знаете, что делает Киев, сосредоточив огромную группировку вокруг мертвого города? Правильно — по всем канонам военной тактики, ВСУ две недели поливает его 24 часа в сутки из всего, что стреляет. Город горит, за трупами гражданских на улицах не приезжают по много часов, пожарники выкачивают последнюю воду из последнего плавательного бассейна. Все это длилось до тех пор, пока из Краснодона на Луганск не двинулась непонятного мне до сих пор происхождения группировка, за несколько дней намотав на гусеницы танков в Хрящеватом и Новосветловке, как говорит Геращенко, «доблестную украинскую армию» и пойдя в обход города с тем же успехом. Но все это было в начале сентября! А что вы, негодяи, делали до этого? Для вас новость, что в «батальоне» Лешего было две трети упоротых судимых, которым похер «скрепы» и «русский мир»? Что именно они противостояли регулярной армии «великого» (не огромного) народа? А я вам скажу, что вы делали. Вам было не до этого, вы загружали «Новую почту» трофеями с «освобожденных территорий», собирали мзду с трафика в «колорадский» Луганск и в перерывах жгли «Градами» луганскую «вату».

18 августа над Станицей Луганской, которая до этого переходила из рук в руки, подняли украинский флаг. Из-за отсутствия света и, следовательно, источников каких-либо новостей, луганчане остались в полной информационной блокаде. Как известно, информационный голод порождает слухи. Так, в городе стала распространяться информация о том, что украинская армия якобы зашла в Луганск. В штабе АТО заявляли о боях в центре города, и украинские СМИ восторженно подхватывали и тиражировали эти заявления. Но вскоре эти слухи стали опровергать в социальных сетях сами луганчане:

«То, что Нацгвардия в центре, — скорее всего вброс, еще и бесчеловечный, мне кажется. Так обманывать людей. Еще вчера говорили вечером об этом, но ни один человек, кто остался там (с кем созванивались) не подтвердил. Может, они нас с кем-то путают? В СНБО вообще путаются в населенных пунктах: где, что и под чьим контролем».

Кровавый финал

Сепаратисты, окопавшиеся в Луганске, вряд ли располагали серьёзными силами, чтобы противостоять широкомасштабному наступлению ВСУ. Те несколько сотен людей, многие из которых только пару месяцев назад взяли в руки автомат, составляли весь потенциальный ресурс для обороны города. Полчища блуждающих по Луганску вооружённых до зубов россиян — один из тиражируемых в СМИ мифов, не более того. Россия подключилась позже, когда стало понятно, что без серьёзной поддержки ополчение сепаратистов продержится максимум неделю.

Но то, что украинская армия на момент начала войны была в крайне неудовлетворительном состоянии, тоже бесспорный факт. Солдаты, видевшие автомат только на присяге, не сделавшие за время службы ни одного выстрела и вместо изучения боевой техники осваивавшие технологии рытья канав и покраски заборов, априори качественно воевать не могут. В этом её состоянии украинская армия была похожа на старый автомобиль, который двадцать лет гнил в гараже до того, как извлекли на свет божий, накачали шины, залили бензина и масла и — о чудо! — каким-то непостижимым образом он поехал.

Этим положением дел в ВСУ объясняется та неуверенность и осторожность, с которой их применяли. Удивительно, что такая армия вообще могла хоть насколько-то эффективно проводить серьёзные войсковые операции.

Само собой, не было и сейчас нет отработанной тактики взятия крупных населённых пунктов. Тут только два варианта — либо равнять с землёй и ставить на пепелище украинский флаг, либо ждать пока противник уйдёт сам, как в случае Славянска.

«Честно скажу, мы заходим в те населенные пункты, где сепаратистов или мало, или они оттуда уходят», — рассказывал один из бойцов «Айдара».

Мне могут возразить — но ведь ВСУ успешно провели операцию по зачистке Северодонецкой агломерации. Да. Но, как известно, боевики Мозгового покинули Рубежное и Северодонецк без боя. Что же касается тех трёхсот несчастных, которые решили умереть, защищая Лисичанск, то у них не было подготовленных позиций, потому что город был прикрыт со стороны Рубежного и Северодонецка, внезапного появления противника здесь никто не ждал и к нему не готовился. И при всём при этом ВСУ два дня крушили боевиков с помощью артиллерии и авиации, и только потом пошли на штурм.

Так выглядят окраины Лисичанска после штурма:

maxresdefault url 1406732601_lisichansk1

Иловайск же взять так и не смогли. Как и Первомайск. А в Лутугино городских боёв не было — после прорыва обороны и входа сил АТО в город, сепаратисты сразу же сбежали в Красный Луч.

И это всё при том неоспоримом факте, что сил, ресурсов и желания для защиты этих населённых пунктов у сепаратистов не было. Если же, как в случае Луганска, какая-то часть боевиков решила стоять насмерть, то, в условиях городской застройки, каждый квартал, каждый дом пришлось бы зачищать силами небольших групп, с неизбежными потерями и без поддержки бронетехники, потому что танки в городе сожгут, как только они туда заедут.

Взять Луганск, правда, ценой серьёзных потерь, было возможно, однако ни правительство, ни штаб АТО на это так и не решились. Похоже, они просто не понимали что делать дальше с освобождённым городом — ведь сепаратистский бунт не вспыхнул на пустом месте, и одним только взятием Луганска невозможно было устранить его первопричины. И социальная база сепаратизма тоже никуда бы не делась. Очевидно, как минимум, что если бы Донбасс и Крым и дальше бы голосовали на выборах, при власти не было бы ни «днепропетровских» ни «винницких». Враждебно настроенное местное население, пророссийские и антиукраинские настроения, неконтролируемые элиты, огромное количество неучтённого оружие на руках — силовая зачистка Донбасса не могла решить одним махом все эти проблемы.

Как известно из недавних событий, сирийская армия, хорошо вооружённая и боеспособная в отличие от украинской образца 2014 года, в феврале 2012 года за несколько недель зачистила столицу мятежников, город Хомс. Однако взять ситуацию под контроль полностью не получилось. Уже через две недели после зачистки в городе снова возобновилось противостояние, в котором использовалась тяжёлая техника. Затем была проведена вторая зачистка, но и это не поставило точку в вопросе Хомса. Фактически, в течение года здесь продолжались городские бои с применением ракет, танков и авиации.

Последствия зачистки Хомса. Центр города
Последствия зачистки Хомса. Центр города

Сейчас сирийское правительство контролирует Хомс, но исключительно потому, что с боевиками договорились: им разрешили выйти с оружием, и они по-прежнему удерживают предместья и ряд населённых пунктов вокруг.

Это всё к тому, что простого военного решения ситуации на Донбассе не существует. И вообще не существует какого-либо удобоваримого решения, кроме фактической блокады и изоляции, которое хоть как-то устроило бы украинскую власть. Этим, вероятно, и была вызвана пауза в августовском наступлении.

А пока в высоких кабинетах думали, как поступить дальше, наступил переломный момент, предопределивший трагический финал этой военной кампании.

Вечером 19 августа в Луганск вошла танковая колонна,  просочившаяся со стороны Николаевки. Сорок—шестьдесят танков и по шесть-восемь человек десанта на броне. Её появлению предшествовала мощная артподготовка в районе Краснодонской трассы. Танки и военные без опознавательных знаков. Город встретил их появление настороженно — многие были уверены, что в Луганск вошли украинские войска, и сейчас начнётся зачистка. Особенно когда через некоторое время с того же направления вошла ещё одна колонна. Но, как оказалось, к сепаратистам пришла долгожданная помощь.

Контрнаступление сепаратистов
Контрнаступление сепаратистов

Уже 23 августа началось контрнаступление по всем направлениям. 24 августа, когда в Киеве проходил торжественный парад в честь Дня Независимости, сепаратисты нанесли удар на Алчевском направлении по Родаково и Сабовке, а также в направлении Счастья по Стукаловой Балке. Одновременно начались бои на Краснодонской трассе.

29 августа «Айдар» под натиском превосходящих сил противника оставил Хрящеватое и Новосветловку.

Танк, уничтоженный "Градом"
Танк, уничтоженный «Градом»

А через два дня был потерян луганский аэропорт.

Силы АТО под Луганском допустили ту же самую ошибку, что и под Иловайском, и в других местах. Вклиниваясь в оборону противника небольшими колоннами, они продвигались далеко в глубь, при этом растягивая коммуникации и оставляя за собой только узкую полосу охраняемой территории, которую легко было перерезать на любом участке. В результате вместо одного большого котла под Луганском образовалось несколько маленьких котлов, а силы, брошенные на блокирование города, сами оказались в окружении.

5970_900

Луганская объездная дорога. Сгоревшая техника

w3aBGB2xqpg

31 августа в луганском аэропорту начался ад, ничуть не хуже, чем в донецком. С той лишь разницей, что об этом потом не снимали фильмов. До этого аэропорт регулярно обстреливали, но тут начался настоящий штурм. Танковая рота, которая должна была помогать десантникам удерживать позиции, ушла без приказа. А к концу дня в аэропорту уже нечего было защищать: здания были разрушены, деревья сгорели, взлётная полоса напоминала перепаханное поле. Было принято решение отступать. Выходить в светлое время не было смысла – в отрытом поле отступающих просто накрыли бы артиллерией. Поэтому дождались сумерек, и только тогда покинули развалины. Навстречу десантникам со стороны Лутугино прорвались два танка, одна БМП и «Урал» 24-й бригады. Их экипажи состояли преимущественно из офицеров – большинство рядовых отказались идти на верную смерть. «Уралом» вывезли убитых и раненных. Это стало концом сражения за аэропорт. В тот день погибло 13 человек из 80-й бригады, гораздо большее количество было ранено, попало в плен и пропало без вести.

Луганский аэропорт после штурма
Луганский аэропорт после штурма

2 сентября в результате мощного артобстрела между Лутугино и Георгиевкой была полностью уничтожена колонна ВСУ. После этого сепаратисты быстро взяли под контроль эти населённые пункты.

 

5 сентября в Минске после переговоров было достигнуто соглашение о прекращении огня. По информации луганчан, ночь на 6 сентября, впервые за несколько месяцев прошла спокойно.

Результатом августовских событий для Украины стала потеря аэропорта, Родаково и других населённых пунктов на Алчевском направлении, а также всей территории до Северского Донца. Фактически граница была установлена по Донцу. Единственным сомнительным успехом было освобождение от сепаратистов Станицы Луганской, окончательно перешедшей под контроль ВСУ.

С этого момента украинское правительство прекратило попытки силовыми методами зачистить Луганск, и перешло к тактике блокады неподконтрольных территорий.

Сергей Сакадынский, «Четверта Влада»

,