Эффективны ли «информационные войска?»


large_04918f526cЧто действеннее в противостоянии агрессору – контрпропаганда или распространение объективной информации?

Артем Сивко

Нововведением информационной политики Украины стали информационные войска. Проект начал свою работу 23 февраля 2015 года. Он должен был стать действенным новшеством в борьбе с пропагандой в условиях информационной войны с Россией.

«Запрос на информационную атаку и оборону есть. Мы не в состоянии информационной войны, а в состоянии информационного террора. Информационная безопасность должна проходить в плане профилактики терактов. Например, не стоит делать акцент на том, сколько потерь понесла наша армия, а лучше указывать на то, сколько погибло сепаратистов. Надо изменить акцент и сохранить баланс. Следует организованно выводить в маргинез российских и пророссийских пропагандистов и мнимых патриотов. Надо шутить над их ложью и глупостью, чтобы их аудитория уменьшалась«, — описывает нынешнюю ситуацию с информационной войной политолог Александр Верголяс.

По данным УНИАН от 12 ноября 2015 года число участников информационных войск перевалило за 40 000 человек. Точной статистики, демонстрирующей количество добровольцев, нет.

«Есть ли там 40 000 человек? Вопрос в том, сколько из них «живы». Их посты в паблике с 30 000 фолловерами набирают до 100 лайков. Может, на первом этапе люди пришли на энтузиазме, а потом все постепенно стихло. Тогда это было массово, СМИ раскручивали проект», — отмечает Верголяс.

Политтехнолог Вадим Антонюк высказал мнение о том, что существование такого количества информационных солдат можно подтвердить, проверив наличие комментариев, которые те должны были писать для противостояния с российскими пропагандистами.

«40 000 заявленных интернет-воинов могут покрывать с помощью комментариев весь украинский фейсбук, так что это будет заметно. Однако мы не видим следов деятельности этой армии. Кроме того, почему они не были использованы для «прикрытия» публичных неудач Юрия Стеця?» — говорит Вадим.

Сооснователь сайта «Петр и Мазепа» Александр Нойнец, говорит, что идея создать информационные войска принадлежит Виктору Андрусиву.

«Я встречался однажды с Виктором Андрусивым. Он говорил, что это его проект, который он начал и предложил Стецю пользоваться», — говорит Александр Нойнец.

Данное утверждение является спорным, поскольку конкретных фактов, подтверждающих слова Нойнеца, нет.

Блогер Алексей Минаков указывает на то, что в самом начале проект курировал блогер Александр Барабошко, который прекратил деятельность из-за неизвестных причин.

По словам сотрудника Министерства информационной политики Татьяны Поповой известно, что на данный момент информационные войска координирует Святослав Батов.

Информационные войска: взгляд изнутри

Министерство информационной политики утверждает, что задача информационных войск состоит в том, чтобы мобилизировать пользователей социальных сетей на представление достоверной информации гражданам и борьбу с российской пропагандой. Однако каким образом должны подобные действия совершаться, на сайте Министерства не указано. Также на нем нельзя найти никакого отчета о проделанной работе.

Нам удалось связаться со Святославом Батовым, чтобы получить более подробную информацию о результатах деятельности информационных войск.

«Задачей проекта была нейтрализация российской пропаганды в соцсетях, ее восприятия украинским обывателем. И как вы можете заметить, благодаря работе нескольких волонтерских проектов, в том числе я считаю что и наша заслуга в этом тоже есть – российская пропаганда сегодня не имеет того воздействия, которое она имела в феврале-марте 2014-го года. Работу информационных войск оцениваю как нормальную, не все получилось из того, что планировалось, но проект работает, имеет хорошую аудиторию и создает достаточно материалов для распространения в социальных сетях. Мы не всегда могли находить достаточное количество волонтеров для помощи. Но мы смогли наладить работу, и у нас есть люди, которые нам постоянно помогают распространять информацию. Я могу говорить про аудиторию, которая нас читает: это порядка 10 миллионов человек из Украины, России, ЕС, США и Канады ежемесячно. Точнее даже не читает, а сталкивается с нашей информацией в сети. Эту официальную статистику мы видим по Facebook, Twitter, vk.com и Youtube. Кроме того, часть информации мы не можем запускать от лица Министерства или «Инфовойск», и это делают блогеры. «, — комментирует Святослав.

Другие эксперты менее позитивно отзываются о работе информационных войск по ряду  причин.

«Информационные войска работают в двух направлениях: внутреннем и внешнем. Внешнее направление – это международный пиар на государственном уровне. Он заключается в донесении международной общественности тех смыслов, которые выгодны нам как стране. Судя по тому, что зарубежное общественное мнение колеблется 50/50 – то ли это гражданская война в Украине, то ли российская агрессия, – очевидно, это направление провалено. Второе направление – внутреннее – это переубеждение внутренних противников и просвещение гражданина и его идеологическая «подковка». 22 июня почти весь фейсбук отметил начало войны, а соответственно, и это направление тоже провалено. Было бы логично минимум за год существования войск донести, что война для Украины началась не 22 июня 1941 года, а весной 1939 года, когда согласно пакту «Молотова-Риббентропа» Сталин занял Буковину. Из результатов внутренней деятельности мы можем заметить лишь разоблачение фейков на сайте. Но с этим с гораздо большей эффективностью занимаются «Informnapalm» и «Stopfake«.  Самая простая стратегия для таких войск – блокировать вражеские рупоры и продвигать свои. Чего тоже не происходит«, – комментирует Вадим Антонюк.

Александр Нойнец отмечает, что Министерству информационной политики не хватает организационной возможности и инициативы, чтобы совершать системный экспорт идеологии наружу. С внутренними же задачами украинские интернет пользователи справились самостоятельно.

Когда мы имеем дело с государственной организацией, то возникает вопрос о том «институализирована ли она?». Ведь под неё следует принять отдельный закон или внести изменения в существующие, разработать программу действий и назначить ответственных за каждый отдельный вид проделанной работы, поскольку финансируется такая организация из государственного бюджета.

Однако мнения в этом вопросе среди экспертов расходятся.

«Рассмотрим пример институализации на «порохоботах». Они не были объединены Министерством информационной политики, а представляли собой самостоятельную закрытую группу. При этом каждый из членов данной группы выполнял свою собственную роль. Результаты их деятельности были настолько заметными, что сам Юрий Стець подтвердил их существование. Самое главное – «порохоботы» работают со смыслом», – комментирует Вадим.

Иной точки зрения придерживается Александр Верголяс.

«У меня есть опыт работы с подобным родом войск. Есть точка распространения информации и есть реципиент, который информацию получает. Это классическая модель. Сейчас наступил этап сетицентричных войн, когда нет единого центра командования и есть сети со своими точками. Если их институализировать, они быстро развалятся. Это стало провалом информационных войск. Строгая система – один вход и куча выходов – не работает», – говорит Верголяс.

Святослав Батов же сообщает, что Министерство информационной политики не желало делать из волонтерского проекта «Информационные войска» еще один бюджетный орган. По его словам проект координируется работниками министерства, которые получают зарплату согласно штатному расписанию, другого финансирования от государства у них нет.

Посмотреть на войска по-новому

Для того чтобы борьба с пропагандой была эффективной, в первую очередь, следует понимать, какие инструменты стоит для этого использовать.

«Контрпропаганда – это не война в комментариях. Мы не сможем переубедить людей, которые получают зарплату, продвигая те или иные идеи Кремля. Должен создаваться «вирусный» идеологический медиа-контент, взывающий к сознанию. Минстець не производит смыслов, не работает с Генштабом. При наличии проваленных внутреннего и внешнего направлений единственное, что можно сделать с таким количеством «ботов», – это подделывать общественное мнение. Для отчета сойдет, но пользы никакой».

Блогер Ян Валетов предлагает бороться с пропагандой с помощью распространения правдивой информации, даже если она будет неприятна. Будущее информационной борьбы он видит за сообществом блогеров.

«Увы, множество украинских СМИ, ведут себя как российские: врут, создают фейки, теряют репутацию. А должны противопоставлять профессионализм убогой лжи про распятых мальчиков. Пропагандой все сыты по горло. Людей перекормили паническими криками про зраду и перемогу. Я уверен, что будущее за прагматиками. Не за профессиональными журналистами, а за блогерскими СМИ с миллионами подписчиков», – отмечает Ян.

Александр Верголяс рассказал о своем видении функционирования информационных войск: «Надо сделать анонс о том, что мы набираем руководителей информационной армии. Требуются креативные люди со знанием дела. Они должны быть топовыми блогерами или журналистами. Таким людям дается максимально широкое задание. Они не должны светиться, чтобы их не обвинили в сотрудничестве с МИПом. Например, надо чтобы ДНР и ЛНР называли ОРДЛО. Для этого функционирует трехуровневая система: идеологи, генерирующие смыслы, потом пропагандисты, которые вкладывают смыслы в рамки, и агитаторы, которые смыслы доносят. Информационные войска должны вступить в сотрудничество с «порохоботами», которые работают по личным убеждениям. Журналисты либо совершают ошибки, либо делают «вбросы», а «порохоботы» готовят ответ. Каждый из них есть свой узел неформальной сети. Если кого-то из них уберут из информационного поля, то будут «жить» другие. Если взломать сервер МИПа, то мы повалим всю сеть».

Александр Верголяс рассказывает о том, что в США информационные войска подчинены вооруженным силам, которые непублично делают свою работу. Они занимаются «вбросами» или работают с ЛОМами (лидерами общественного мнения). Это сугубо милитарная структура с обученными военными. У нас же информационные войска были вынесены в публичное пространство. Министерство информационной политики продемонстрировало, что у нас есть централизованная структура, против которой легче воевать.

История войны

Своей историей участия в информационных войсках поделился блогер Алексей Минаков: «Изначально на сайте предлагалось оставить свой имейл и присоединиться к армии информационных войск. Первым заданием было пригласить своих друзей на сайт, чтобы они также подписались на рассылку заданий. Эдакий сетевой маркетинг. Позже приходила памятка по борьбе с пропагандой. Например, один из советов был «никогда не распространяй информацию российских СМИ», но больше всего вызывала умиление просьба зайти на сайт LifeNews и прокомментировать новость об Украине. Следующим заданием было создание «бота-тролля». Минстець прислал письмо с инструкцией как завести новый «ненастоящий» аккаунт из-за риска быть забаненым. Хотя, если на то уже пошло, сначала нужно было научить людей создавать ботов, а потом уже просить их комментировать что-то на сторонних ресурсах, а не наоборот. Далее задания состояли из распространения новостей-месседжей, указанных в письме. Однако со временем письма от Минстець стали приходить все реже и реже, пока и вовсе не прекратилась какая-либо активность. Последние полгода тишина. То ли проект оказался неэффективным, то ли просто, как говорится, забили на проект, неизвестно».

Фото 2В целом, и Вадим Антонюк, и Александр Верголяс указывают на то, что они перестали получать письма с заданиями от Министерства информационной политики в конце прошлого года. Возможно, отсутствие писем объясняется низкой активностью пользователей, получавших их.

«Рассылку на электронную почту мы прекратили в виду того, что интенсивность информационных атак России претерпела изменения. Если раньше, каждый день пропагандисты выдавали по несколько бредовых историй про Украину, то сегодня мы видим, что тему войны на Донбассе касаются не столь часто», — говорит Святослав.

Пример контроля работы информационных воинов можно увидеть в нижеприведенной ситуации.

Фото 1

Если мы взглянем на одно из писем, присланных Министерством информационной политики, то увидим, что при наведении курсора на вложенную ссылку в нижнем левом углу появляется совсем другой адрес, связанный с сайтом информационных войск. Соответственно, нажимая на ссылку, сайт информационных войск переадресовывает на интернет-ресурс, указанный в письме. С помощью данной технологии, куратор информационных войск мог контролировать, сколько людей, а может быть, и кто перешел по ссылке. Исходя из этой информации, делать вывод об активности воинов.

Несмотря на негативные отзывы о работе информационных войск, первые шаги в области эффективной борьбы с российской пропагандой были сделаны. Возможно, в будущем проект сможет получить новую «жизнь» и продемонстрировать гражданам результативную работу.

———————————————————-Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

 

 

Добавить комментарий