Донбасский армагеддон уже начался


Постапокалипсис

Совсем скоро неподконтрольные правительству территории Донбасса превратятся в заброшенные постапокалиптические пустоши. И виной тому будут не «каратели», а «защитники народа Донбасса». ОРДЛО станут непригодными для жизни из-за закрытых шахт, которые разрушат инфраструктуру, жилые здания и которые уже начали отравлять воду. В том числе и России.

Александр Белокобыльский, «РГ»

Радионуклиды в шахтных водах?

Угрозой затопления шахты «Юный коммунар» встревожены жители города Бунге (бывш. Юнокоммунаровск). В минувшую субботу, 24 июня на территории, которую контролирует группировка «ДНР» прошел народный сход, где люди требовали от оккупационных властей принять меры к их спасению.

– Российские ученые, которые обследуют наши шахты с 2015 года, говорят, что все будет нормально! – глава оккупационной «администрации» города Ирина Реутова, побывавшая на совещании в «министерстве топлива, энергетики и угольной промышленности» «ДНР».

– Конечно, раньше нельзя было – а теперь «можно»! – возмущаются люди.

Дело в том, что шахта «Юный коммунар» в донецкой области считается одним из самых опасных объектов Донбасса. Здесь в 1979 году Советский Союз провел увлекательный эксперимент. Чтобы очистить угольные пласты от взрывоопасного метана и снизить напряжение в горном массиве, на глубине 900 метров произвели ядерный взрыв.

02_Юнком

Здание управления шахты «Юнком» 1955-1956 гг. Фото tw1npeaks.blogspot.com

Ожидаемого результата не добились из-за ошибки в расчетах, а шахта продолжала работать. Данные об объекте «Кливаж» были засекречены долгое время. По официальным сведениям, в выработке уровень радиации в период с 1979 по 2000 год оставался в пределах нормы.

Однако ряд источников сообщают, будто в 80-х годах донецкие врачи, работавшие с шахтерами, сталкивались с ранее неизвестными им заболеваниями. Только после 1986 года стало понятно, что симптомы донбасских горняков и чернобыльских спасателей очень похожи. Хотя официально опять же сообщалось, что «рост онкозаболеваний связан с синергетическим фактором общего неблагоприятного экологического состояния».

Из-за опасности попадания радионуклидов в шахтные воды нижние горизонты перевели в режим «сухой» консервации. То есть с километровой глубины продолжали откачивать постоянно прибывающую воду. Чтобы она не затопила капсулу, где сохранились непрореагировавшие в момент взрыва радиоизотопы. Теперь этой консервации пришел конец.

Состояние шахты «Юный коммунар» осенью 2013. К сегодняшнему дню там работают около 160 горняков. Фото tw1npeaks.blogspot.com

Состояние шахты «Юный коммунар» осенью 2013. Фото tw1npeaks.blogspot.com

– Закрываются шахты «Полтавская» и «Енакиевская» – они стоят с 30 июля 2016, а 30 июня этого года отключат свет и вода начнет затапливать шахты. И вода автоматически пойдет в выработки «Юного коммунара». А насосное оборудование на ней в ужасном состоянии, и оно не справится, – говорят люди.

В обращение на имя главаря группировки «ДНР» Захарченко люди просят приостановить затопление «Юнкома» хотя бы до проведения нормальной экспертизы авторитетными учеными. Последний раз досконально обследовали шахту в 2008 году.

Солончаки вместо сельхозугодий

Но на самом деле проблема не только в радиации. Даже если шахтные воды не будут загрязнены радионуклидами, они все равно имеют высокую минерализацию. Достигнув водоносных слоев, эта они сделают непригодной воду, которая считается на Донбассе питьевой.

В смысле воды Донецкая и особенно Луганская области с давних пор находились в тяжелом положении. Здешняя вода не соответствует ГОСТу «Вода питьевая» по жесткости.

Ее подают людям по особому разрешению – потому что другой взять неоткуда. Подъем минерализованных шахтных вод сделает ее окончательно непригодной для употребления.

Кроме того, эти воды загрязнят вначале мелкие реки бассейна Северского Донца, затем сам Донец и Дон, а некоторые впадают прямиком в Азовское море. Угроза исходит не только от тех шахт, которые останавливаются сейчас на неподконтрольных правительству территориях. В процессе «углереструктуризации» конца 90-х – начала 2000-х на Донбассе была закрыта половина шахт. На Луганщине, в частности, около 40 из 90. На всех из них продолжали откачивать прибывающую воду. Как обстоит дело сейчас – достоверно не известно. Однако объективные данные приходят тревожные.

«Показатели минерализации воды в верхнем течении, при входе реки в зону конфликта, и в нижнем, на границе с Ростовской областью, различаются в восемь раз», – пишет «Газета.ру», ссылаясь на экспертов.

Дмитрий Аверин, эколог. Фото hromadskeradio.org

Дмитрий Аверин, эколог. Фото hromadskeradio.org

– Изменения происходят и видны уже сейчас. В частности, в Донецкой области увеличилась водность рек, что может указывать на повышение уровня грунтовых вод, которые подпитываются шахтными водами. Эта вода попадает в поверхностные водные источники без очистки, поэтому происходит изменение концентрации солей, что в свою очередь влияет на качество питьевого водоснабжения и химический состав воды в реках региона, – констатирует эколог, эксперт Zoї Environment Network Дмитрий Аверин в интервью изданию «ОстроВ».

Минерализация воды, если она выйдет к поверхности, приведет к образованию засоленных почв, полному изменению ландшафта. Да и повышенная минерализация воды в реках ведет к тому же – воду используют для орошения, и с течением времени изменения в химическом составе почв могут стать необратимыми.

…в тартарары

Помимо долгосрочных последствий, которые грозят затронуть и подконтрольные правительству территории Украины, и Ростовскую область Российской Федерации (страна-агрессор), подтопление шахтными водами провоцирует опасные геологические процессы. Их можно ожидать в зоне затопленных выработок в гораздо более близкой перспективе.

В Кадиевке (бывш. Стаханов) работающих шахт не осталось с начала 2000-х, зато под городом осталась масса выработок. И здания рушатся. Фото с сайта www.ukrrudprom.com

В Кадиевке (бывш. Стаханов) работающих шахт не осталось с начала 2000-х, зато под городом осталась масса выработок, в которые проваливаются дома. И здания рушатся. Фото 2013 года с сайта www.ukrrudprom.com

Пессимистически оценивает ситуацию известный гидрогеолог Евгений Яковлев, доктор технических наук и главный научный сотрудник отдела природных ресурсов Института телекоммуникаций и глобального информационного пространства НАН Украины:

– Состояние недр Донбасса на глубине до километра сейчас переходит в неравновесное состояние с динамикой в сторону оседания, деформации, гидроударов и выталкивания всей грязи с подземными водами наверх. О Донбассе нужно уже говорить не как об объекте, а как о новом состоянии геологической структуры. Это геологическая структура во многие тысячи квадратных километров, а зоны влияния у нее простираются на Азовское море, выходят на Россию через воду Северского Донца и подземные горизонты. Есть большие трансграничные риски, – заявил он в интервью «Газете.ру».

Евгений Яковлев считает, что противостоять изменениям уже поздно, остается только готовить грамотные пути отступления, чтобы сберечь хотя бы часть территории жизни людей. Угрозу жизням несет проседание грунта. На каждый метр отработанного угольного пласта оседание грунта, по словам эксперта, составляет 90 сантиметров. Для того, чтобы по стенам зданий, стоящих над такой выработкой, пошли трещины, достаточно и 20 сантиметров.

На видео провал в Березниках, втором по величине городе Пермского края. Под землей – выработки БРУ-1 ОАО «Уралкалий»

Трещины и разломы в домах и производственных корпусах, провалившиеся крыши, разорванные водопроводные трубы, канализационные, газовые… Подъем воды зачастую сопровождается гидроударом, который ощущается на поверхности как землетрясение силой 3-4 балла, говорит Евгений Яковлев.

Все перечисленные беды – это, так сказать, «лучший случай». Потому что в худшем могут быть повреждены химические предприятия на неконтролируемой территории. Помимо всем известного «Стирола» в Горловке, есть Никитовский ртутный комбинат, есть Донецкий казенный завод химических изделий, где расположено хранилище радиоактивных отходов Министерства обороны СССР.

Украина настаивает на миссии экологов в «ЛДНР»

Ситуация требует пристального наблюдения, и представители Украины об этом настойчиво говорят перед международными организациями. Потому что экологическая катастрофа, к которой идет дело на Донбассе, затронет не только нас. Через реки опасные вещества попадут в Азовское море, а из него в Черное и далее в Средиземное.

 Ирина Геращенко, первый заместитель главы Верховной рады

Ирина Геращенко, первый заместитель главы Верховной рады

– Мы настаиваем, чтобы были хабы наблюдателей ОБСЕ, Красного Креста у экологически опасных объектов, – заявила вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко, представитель Украины в гуманитарной подгруппе на Минских переговорах, в интервью «5 каналу». – Таких, как ДФС (Донецкая фильтровальная станция, на территории которой обеззараживание стоков происходит с применением хлора. – «РГ»), другие объекты. Сегодня эта тема не имеет надлежащего звучания, и напрасно. Вследствие развязанной там войны и российской агрессии мы имеем там очень серьезные экологические риски. Начиная от затопленных шахт. На многих подтопление приближается к критической отметке, и Российская Федерация должна была бы задуматься: если случится техногенная экологическая катастрофа, она достигнет и РФ.

В числе факторов риска украинская политик перечисляет разрушенную инфраструктуру, изменение ландшафта и экологической системы вследствие обстрелов. Все это требует особого внимания.

– Мы очень серьезно работаем, в том числе в рамках минской группы, чтобы ввести экологический мониторинг там, дожать Россию, чтобы они пустили на оккупированную территорию экспертов. Германия, например, готова своих экспертов предоставить, чтобы понять, что происходит с затопленными шахтами. Если мы сейчас это не решим, – Россия будет нести ответственность за экологическую катастрофу на Донбассе.

Со стороны группировок «ДНР» и «ЛНР» несутся встречные обвинения украинских властей в создании экологических угроз из-за якобы отсутствия контроля на вредных предприятиях на подконтрольной правительству территории. И они даже обещали прислать свои инспекции на украинское производство взрывчатки.

Разница между позициями Украины и боевиков в том, однако, что на подконтрольной правительству территории действуют законы, существуют эффективные механизмы экологического мониторинга, есть сертифицированные лаборатории, а безопасность гарантирует Госслужба по вопросам ЧС признанного миром государства. А к опасным объектам и производствам имеют беспрепятственный доступ компетентные международные наблюдатели.


 

bn7Проект профінансовано з коштів Польсько-канадської програми підтримки демократії, фінансованої у рамках Програми польської співпраці для розвитку Міністерства закордонних cправ Республіки Польщі та Уряду Канади

, ,

Добавить комментарий