#DonbasMediaForum. Выйти из «Киоска пропаганды»


Медиасфера на Донбассе так и не восстановилась после разгрома весной-летом 2014-го года

Андрей Дихтяренко

Обычный рыночный модуль, МАФ (в таких продают турецкий трикотаж или китайские игрушки) выкрашен в черный цвет. На внешней стороне висят телеэкраны, на которых в режиме нон-стоп идет трансляция российских развлекательных шоу, видеоклипов и сериалов. Можно зайти внутрь: внутри модуль тоже выкрашен в черный цвет, на стенах тоже висят экраны. Но здесь телеведущие с московским акцентом рассказывают уже о войне в Украине. Параллельно льется поток новостей с сюжетами о зверствах «киевской хунты», звучит стрельба. Дверь закрывается на ключ.

_DIF3218

Инсталляция называется «Киоск пропаганды».

Автор – донецкий журналист Алексей Мацука, один из организаторов #DonbasMediaForum – говорит, что киоск символизирует сознание потребителя российской телепродукции. Зритель привыкает к ярким картинкам, телеперсонажи становятся практически «родными», и незаметно для самого себя он становится не способным критически воспринимать увиденное, и тогда к сладкому телепродукту примешивается яд агрессивной военной пропаганды. Сможет ли выйти наружу посетитель «киоска»?

_DIF2568

В подобную ловушку год назад попали миллионы жителей Украины. Аннексия Крыма, война и гуманитарная катастрофа на Донбассе, миллионы беженцев, тысячи насильственных смертей – этому предшествовала мощная информационная атака на сознание людей, которые в итоге оказались дезориентированными и впустили в свой дом агрессора. Одними из первых этот удар прочувствовали на себе журналисты Донбасса, которых целенаправленно начали преследовать и травить в первые месяцы конфликта.

10150550_10207084134087832_8924657804686522874_n

Около 300 из них приехали на #DonbasMediaForum в Киев 6-7 июня. Многие журналисты-переселенцы встретились с коллегами впервые за прошедший год. Проблемы у всех общие – медиасфера на Донбассе так и не восстановилась после разгрома весной-летом 2014-го. Тогда редакции большинства независимых СМИ двух восточных областей были захвачены вооруженными сепаратистами, которые быстро установили на оккупированных территориях жесткую антиукраинскую цензуру.

_DIF3131

Прошел год, но пробиться за информационный железный занавес, отделивший Донецк и Луганск от «большой Украины», журналистам толком так и не удалось. Глушатся телеканалы, блокируются украинские новостные сайты. Даже в формально контролируемой Украиной прифронтовой «серой зоне» жители информационно – на той стороне. Разбавить телевизионного «кисилёва» некому и нечем – отечественные телеканалы сюда «не добивают», даже газет нет.

11390267_10207084124407590_5318075336258955422_n

Министр информационной деятельности Юрий Стець пришел на форум лично. В дискуссиях не участвовал, но заявил, что Президент дал задание сделать все возможное и невозможное для спасения Марии Варфоломеевой – луганской активистки, которая работала фиксером для ряда украинских медиа и была обвинена «ЛНР» в сотрудничестве с батальоном «Айдар». Претензий к профильному министерству у журналистов с Донбасса много:

11425106_10207084135487867_2032442061843846027_n

«Не можете поставить ретрансляторы, так обеспечьте хотя бы газетчиков прифронтовых городов дешевой бумагой», – возмущается дончанин Сергей Фурманюк, сам лишь пару месяцев назад вышедший из подвалов боевиков так называемого «Войска Донского».

И вопрос не только в финансовой помощи. Журналисты Донбасса в первую очередь не чувствуют моральной поддержки своей страны – и в результате стараются обходить неудобные темы. Так в освобожденных городах местные СМИ предпочитают вообще не говорить о том, что там происходило в месяцы оккупации, – рассказывает Евгений Фиалко, главред газеты «Наша Дружковка». Самоцензура приводит к тому, что многие важные истории уходит в небытие. Газетчик предложил создать общий архив, обменный фонд подобных историй, вроде истории о дружковском патриоте Анатолии Водолазском, что не побоялся в одиночку выйти с украинским флагом к памятнику Ленину в мае прошлого года – хотя понимал, что его ждет расправа со стороны сепаратистов

_DIF3274

Главный редактор сайта «Остров» Сергей Гармаш вступился за власть – по его словам, стране необходима единая информационная стратегия. То же Министерство информационной деятельности, проигрывая на фронте внутреннем (тут были солидарны все участники дискуссионной панели) пытается вести осмысленную игру на международном поле. Идут переговоры, – говорит заместитель Стеця Татьяна Попова. – о том, чтобы в ближайшее время несколько стран «вскладчину» создали транснациональный русскоязычный телерадиохолдинг, который будет вещать для оккупированных территорий и России – своеобразный аналог «Радио Свобода» времен Советского Союза.

_DIF3034

Пока чиновники готовятся к затяжной Холодной войне, журналисты на Донбассе работают в горячих условиях, учась работать военными корреспондентами походу. Делаем ли мы это профессионально? Да и можно ли быть объективными и незаангажированными, когда война пришла в твой дом? Еще одна непростая тема #DonbasMediaForum.

Другая крайность: нередко отечественные медиа откровенно спекулируют на теме войны. Журналистка ресурса «StopFake» возмутилась вполне «российской» практикой украинских телеканалов, часто искажающих факты для того, чтобы «выжать эмоции» у зрителя. Отсюда недалеко и до распятых славянских мальчиков.

10675546_10207084120567494_8723855296401802398_n

Пытаясь выбраться из большого «киоска пропаганды», установленного восточным соседом, стоит ли рядом строить маленький свой? О том, что единственным действенным оружием в борьбе с российской пропагандистской машиной может быть только правда, говорил посол США Джеффри Пайетт, приглашенный на форум Алексеем Мацукой. А представители международных НГО, поддерживающие многие медиа Донбасса, прямо заявили: «контрпропагандистские» проекты на гранты могут не рассчитывать.

Еще одну болезненную для украинских журналистов тему поднял репортер «Новой газеты» Павел Каныгин: могут ли отечественные медиа работать на оккупированных территориях? По мнению россиянина, сейчас это относительно безопасно, журналистов больше не похищают, а добывать информацию из первых рук необходимо – это вопрос профессионализма.

11168765_10207084134447841_1587950896836442101_n

Зал возмутился. Во-первых, журналистов все же похищают – и привели пример все той же Варфоломеевой, которую боевики не признают журналисткой, поскольку он работала неофициально. Понятно, что такая судьба вряд ли грозит известным иностранным корреспондентам. А вот «укропам», да еще и из маленьких редакций, куда тяжелее доказать, что журналист – не шпион и не наводчик. Во-вторых, для многих профессиональных украинских репортеров действительно абсолютно неприемлемо унижаться перед сепаратистами, аккредитовываясь в каком-нибудь «министерстве информации ДНР». Что и говорить, тема непростая.

_DIF2991

Напоследок, журналисты Донбасса говорили о своем будущем. Автор этой статьи предложил коллегам начать работать над «склеиванием разбитой чашки» – пытаться уже сейчас налаживать коммуникацию с простыми жителями оккупированных территорий, которые находятся куда в более тяжелом положении. Многих еще ждет переоценка ценностей, и во всех смыслах возвращать тех, кто остался там, необходимо уже сейчас – если, конечно, мы верим в то, что спустя годы мы все сможем жить в одной стране.

Донецкие и луганские журналисты такой надежды пока не теряют. И пожелание провести следующий #DonbasMediaForum в Донецке или Луганске встретили аплодисментами.