Легко ли вылечиться в Луганске? Взгляд изнутри


«…Очевидно, существует локальная сеть, внутри которой раздаются направления в московские клиники. Вот только не знаю, предусмотрена ли оплата лечения из бюджета ЛНР или из кармана самого пациента. Вопрос не последний, потому что цены там уже совсем другие…»

Иван Сергеев

Некоторое время тому назад, в общем разговоре о медицине, я высказался весьма жестко, а именно: « В Луганске сейчас не составляет труда помереть от бронхита».

Можно отнести это высказывание на счет полемического запала. А можно даже приписать мне желание очернить светлую луганскую действительность. К сожалению, и то и другое будет неправдой, хотя я не могу указать фамилии людей, умерших в Луганск от бронхита, потому что у меня нет доступа к документации всех лечебных учреждений.

Но куда больше, потому что я не уверен, что пациенту вовремя поставил этот диагноз и от него и лечили.

Замечу, что у меня нет желания очернить героических луганских медиков. Без всякого сомнения, эти люди если не святые, то обладают повышенным представлением о врачебном долге, что в наше время почти синонимы.

И тем не менее. Я уже знаю несколько историй, где люди умерли в расцвете лет, не имея до этого развернутой и четкой документальной истории болезни, причем точный диагноз не обрисовался и при вскрытии.

В моем распоряжении найдутся и другие  истории, не побоюсь этого слова, феерические. В них правильный диагноз ставился на пятом или шестом шагу, если считать обращение к одному специалисту одним шагом, и то за счет попадания на шестом шагу к профессору медицины.

Почему так происходит? Нет, не потому что лучшие врачи покинули Луганск. Остались люди известные, опытные, себя зарекомендовавшие.

К сожалению, современного медика не учат ставить диагноз, например, по цвету кожных покровов пациента или, ориентируясь на его запах (это не невозможно, но этому просто не учат). Искусство такого рода почти утеряно.

Современный врач ориентируется на группу лабораторных исследований. В их числе и новейшие, которые в Луганске абсолютно недоступны. И более или менее консервативные, уже знакомые  десятилетиями, например, флюорография.

Что мы имеем с этой стороны? Будучи направлен на флюорографию участковым терапевтом, пациент долен прийти к поликлинике в шестом часу утра (сама поликлиника работает с половины восьмого) и занять очередь жаждущих.

Если ему повезет, он окажется  в числе тех, кто  вписывается в предусмотренный объем пациентов, то есть в группу из двухсот человек. И пройдет флюорографию.

Примерно та же история со сдачей крови на анализ в поликлинике. И опять огромная очередь, и снова толпа, причем никого не волнует сам фактор того, что в ограниченном пространстве находится сто — двести человек, диагноз которых не известен, среди них, вполне возможно, есть инфекционные.

Но и это не все. Увы, у пациента нет гарантии, что сам анализ будет сделан верно. Во всяком случае, он далеко не всегда подтверждается за счет контрольного замера в другом медицинском учреждении, что само по себе интересно.

И опять, не поспешим обвинять в этом медработников. Мы ведь не знаем, какого качества оборудование и реактивы имеются в их распоряжении. Следовательно…

В центре интересов типичного сегодняшнего луганского пациента является цена лекарства. Пациенты очень уважают дешевые, а лучше бесплатные («гуманитарка»!) препараты. Доктора охотно предоставляют список дешевых  аналогов того или иного препарата, заодно предупреждая о проценте его эффективности. Но в пациентах нет счастья, и часто они продолжают негодовать, если при госпитализации им не могут обеспечить полностью бесплатного лечения. Но это невозможно, на том простом основании, что нужных препаратов в больницах просто нет. В принципе.

Понятно, что препараты съели  не ординаторы, существующие на лнр-овскую зарплату в пять тысяч рублей. Искать надо в другом месте, часто далеко за пределами больницы.

В Луганске сегодня есть альтернатива государственной бесплатной медицине – медицина частная и платная.

2018 год — не 2014. Платная медицина давно разрешена и представлена обширно. Первичный прием у специалиста колеблется в диапазоне от 350 до 500 рублей. Анализы оплачиваются отдельно, повторные встречи с врачом тоже, Если вы думаете, что частные  клиники пусты, то это ошибка. В них не протолкаться. У людей все еще есть вера, что платная медицина не может не помочь.

Насколько эта вера обоснована? Разумеется, и здесь все упирается в триаду: «уровень мастерства врача = правильная диагностика+ правильная лечебная стратегия». Что в свою очередь означает в доступ к современной диагностической аппаратуре и всему спектру лечебной, каковая в Луганске является скорее объектом фантазии и мечты.

Наконец в процессе взаимодействия врача с пациентом возникает  фраза: «Это надо лечить в Москве». В нашем контексте она играет роль чуть ли не  медицинского предписания.

Очевидно, существует локальная сеть, внутри которой раздаются направления в московские клиники. Вот только не знаю, предусмотрена ли оплата лечения из бюджета ЛНР или из кармана самого пациента. Вопрос не последний, потому что цены там уже совсем другие.

И персонально не укажешь, кто во всем этом виноват.

Просто « так получилось».

Впрочем, многие политики и руководители убеждены, что все это мелочи на фоне соблюдения Минских соглашений, наиважнейших  вопросов войны и мира, обмена пленными, наблюдений ОБСЕ, культурной политики, схватки пропаганд…

Хотя в свете вышесказанного, многим не даст посмотреть на полное  соблюдение  Минских соглашений какой-нибудь банальный грипп или тахикардия.

Скорая-то успеет доехать. Но адреналина не найдется для укола, например.

Добавить комментарий