Как южноосетинский офшор «Внешторгсервис» «съел» шахтерскую зарплату


Угледобывающее предприятие в Луганской области

Долги по зарплате, массовые сокращения и отсутствие перспектив. Шахты и заводы на оккупированных территориях группировок «ЛНР» и «ДНР» перевели под так называемое внешнее управление. Крупные промышленные предприятия Донбасса оказались под контролем фиктивной конторы с пропиской в ​​Южной Осетии. Зачем Кремлю кавказская фирма-прокладка, куда на самом деле ведут ниточки, и почему эта схема обернулась шахтерскими протестами?

Андрей Дихтяренко

Крупнейшие угольные предприятия оккупированного Донбасса, «Краснодонуголь» и «Ровенькиантрацит» — на грани бунта. Шахтеры и их семьи вышли на стихийные митинги из-за того, что по несколько месяцев не видели зарплат.

«У меня ребенок, ему смесь надо покупать. Мне что, ему сказать «завтра»? Вы каждый день «завтраками» кормите! Сколько можно? »- возмущается работница «Краснодонуголь».

В оккупированных Ровеньках шахтерам объясняют причину невыплат. Якобы всему виной — международные санкции.

«В конце января предприятие попало под санкции, в результате чего заблокировали все счета. Поэтому сейчас речь идет о том, чтобы из этих счетов вытянуть деньги, чтобы заплатить зарплату», —  «успокаивает» руководство недовольных рабочих.

«ВТС», Россия, Южная Осетия

О каком предприятии под санкциями идет речь? Весной прошлого года группировка боевиков ввело так называемое «внешнее управление» на всех крупных шахтах и ​​заводах оккупированного Донбасса.

Промышленность целого региона отдали одной фирме — ЗАО «Внешторгсервис», рассказывает журналист Александр Белокобыльский, который провел журналистское расследование о контрабанде угля с неподконтрольных украинских территорий к России.

«Вот это именно внешнее управление и было передано фирме «Внешторгсервис». Сначала были версии, что это предприятие было зарегистрировано на территории России, но впоследствии выяснилось, что таки нет — это югоосетинская компания», — поясняет журналист.

Скриншот с сайта так называемого министерства юстиции группировки «ЛНР»

Южная Осетия — оккупирована часть Грузии, но признана Россией как «независимое государство». А Южная Осетия, в свою очередь, признала группировки боевиков «ЛНР» и «ДНР» «республиками». Это дает России возможность использовать свой кавказский анклав как теневой оффшор для вывода ресурсов из оккупированного Донбасса.

«Это — компания-прокладка, главной целью которой является, скажем так, снижение возможностей применения санкций в отношении компаний-покупателей товаров из Донбасса», — рассказывает российский антикорупционер, заместитель гендиректора «Трансперенси Интернешнл Россия» Илья Шуманов.

«Международная» сотрудничество и новые аббревиатуры для шахт Ахметова

В мае прошлого года группировка «ДНР» и «ЛНР» торжественно подписали договоры о международном сотрудничестве.

(Видео с YouTube-канала так называемого «министерства информации ЛНР»)

Поэтому шахтерам бывших ахметовских шахт «ДТЭК» и «Метинвест» пришлось привыкать к новой аббревиатуры «ВТС» — «Внешторгсервис».

По сообщениям сепаратистов, от югоосетинской фирмы по всем угольным активам оккупированной части Луганской области следит экс-регионал Сергей Горохов.

Но во время встречи руководства с разгневанными работниками бывшего депутата Горохова не было. Как оказалось, он срочно уехал, якобы за заработанными деньгами. Правда, не в Южную Осетию, а в Москву. Работники прямо на стихийном митинге спросили, почему уехал Горохов.

Бывший народный депутат Сергей Горохов

— Для чего они поехали в Москву?

— За решением вопроса о январской и февральской зарплате.

— Это уже месяц продолжается!

— Куда они поехали, к Владимиру Владимировичу?

— Они поехали к Пашкову.

Владимир Пашков, о котором упоминали на встрече с возмущенными шахтерами — бывший российский чиновник. Он работал в Иркутске заместителем губернатора, но в 2014 году ушел в отставку. И возглавил некий «Благотворительный фонд поддержки международных гуманитарных проектов».

«Господин Пашков работал вице-премьером в Иркутской области. Его называют человеком, связанным непосредственно с господином Чемезовым. И что инициатором назначения Пашкова называли собственно голову «Ростех», — разъясняет российский антикорупцонер Илья Шуманов.

Выписка из Единого государственного реестра юридических лиц России

Финансовый «мониторинг» из Южной Осетии

Кроме того оказалось, что основатель фонда Пашкова «Международный расчетный банк», — из Южной Осетии. В 2017 году фонд подписывает договор с группировкой боевиков «ЛНР» — о финансовом мониторинге всех бюджетных структур на оккупированном Донбассе.

«И это действительно свидетельствует о том, что это структура, через которую поступают деньги. Кто еще может контролировать расходы денег, кроме тех, кто их дает?» — говорит журналист Александр Белокобыльский.

К середине прошлого года Александр Пашков возглавлял две структуры: благотворительный фонд, через который финансируют группировки «ЛНР» и «ДНР», и ЗАО «Внешторгсервис» — фирму-прокладку, оперирующую активами угольных шахт и металлургических заводов оккупированного Донбасса.

В январе 2018 года под американские санкции попадает государственная корпорация «Ростех» Сергея Чемезова, которую эксперты считают бенефициаром югоосетинской схемы. Именно санкции называют причиной задержки зарплат в Ровеньках и Краснодоне.

Гарантировать шахтерам погашения всех долгов по зарплате российские организаторы хитроумных югоосетинских схем так и не смогли. Несмотря на это, политологи уверены: горняки не перейдут от экономических требований к политическим.

«Мы видим, что это голодный бунт. Никаких здесь политических и еще каких-то почву искать не стоит. И к сожалению, с ножами, с вилами, с баграми и т.д. выгнать оттуда «грады», танки российские и российские спецслужбы, конечно же, нереально», — говорит политолог Олег Саакян.

Тем не менее, ситуация обостряется. Возможно, Кремлю скоро придется искать новые пути экспорта угля и металла из оккупированного Донбасса.

Смотрите видео:

,

Добавить комментарий