Алексей Бритюк и его живая история


Алексей БритюкУшел от нас Алексей Бритюк – историк, археолог, человек, который горячо любил Украину и ее неотъемлемую часть – свою малую родину, Луганск. История для него была живой. Она давала силы и помогала выстоять в самые тяжелые времена.

Александр Белокобыльский

Сегодня за словами «активист» или «общественник» может скрываться все, что угодно: от настоящих волонтеров до вражеской агентуры, которая имитирует «голос народа». С Лешей мы познакомились во времена, когда эти слова еще не вошли даже толком в обиход. В нашей редакции он появился году в 2005-м вместе с Константином Реуцким – от правозащитного центра «Поступ».

Потом Алексей Бритюк от работы «Поступа» отошел. «Поступ» занимался более общими вопросами (сейчас Реуцкий координирует работу одной из крупнейших волонтерских организаций «Восток-SOS»), а Леша сосредоточился на том, что любил больше всего – истории. Его «Луганский археологический союз» делал то, до чего больше никому почти не было дела – боролся за то, чтобы сохранить исторические памятники, порой возрастом в сотни лет.

Лет пять назад мы встретились случайно на каком-то мероприятии в чилл-ауте «Донбасс» (тогда это арт-кафе находилось еще на площади Героев ВОв), и Леша подарил мне несколько своих книг. Они были про археологические памятники Луганщины и о том, как они уничтожаются при попустительстве чиновников. Коррупция уничтожает все – в том числе и прошлое страны. (Не потому ли она стала одной из причин катастрофы на Востоке Украины?)

Луганский Евромайдан пришел с «евроелкой» к областной госадминистрации. 29 декабря 2013 года. Алексей Бритюк второй справа. Фото Александра Волчанского

Луганский Евромайдан пришел с «евроелкой» к областной госадминистрации. 29 декабря 2013 года. Алексей Бритюк второй справа. Фото Александра Волчанского

Держа в руках эти книжки, я думал: вот, мой товарищ уже оставил след в истории.

Но смысл для него был не в том, чтобы остался лично его след. Он стремился уберечь от варваров следы тех, кто были раньше. «Варвары» – это те, кто распахивали под поля курганы с древними захоронениями. Кто строил на месте археологических памятников. Кто грабил могильники.

– Почему всплыла тема коррупции по отношению к памятникам археологии? Она завязана на распределении земельных ресурсов. Чиновники закрывают глаза на то, что именно они выделяют, – говорил Бритюк в 2008 году газете «Молодогвардеец», которую я редактировал.

Его усилия были не последним фактором в том, что археологическую экспертизу выделенных под разработку участков в Луганской области все же стало проводить госпредприятие института археологии. А не частное ООО, как до 2008-го.

Проблема состояла еще в том, что памятники археологии не были не то что задокументированы, – не было даже их инвентаризации. В инвентаризации археологических памятников нескольких районов области Алексей Бритюк принимал активное участие.

Концерт струнного квартета, усадьба Мсциховского

«На усадьбе Мсциховского будет концерт афигенного польского струнного квинтета, кто хочет поехать заранее пишем», – анонсировал Бритюк в своем ЖЖ в январе 2014-го

Бритюк любил жизнь. Наука история для него не была собранием мертвых фактов. Он видел ее вокруг и старался сделать так, чтобы пульс прошлого чувствовали другие. Чтобы люди ощущали за своей спиной тыл из удивительного (иногда прекрасного, иногда жуткого) прошлого – вместо вакуума безвременья.

– У него был интересный проект по Алчевску – по охране его культурного наследия. Алексей хотел вписать его в рамки индустриального и зеленого туризма. Был проект по усадьбе Мсциховского в Селезневке Перевальского района, – рассказывает Юрий Выборный, замначальника управления культуры Луганской областной военно-гражданской администрации. – Он занимался инвентаризацией объектов культурного наследия в Луганске. Очень интересный проект был по технике на постаментах…

С Лешей мы не раз общались по работе, и на выходе всегда были интересные и важные тексты. Последний из них как раз касался туризма на Луганщине. Это было совсем недавно. Бритюк вспоминал, как он с товарищами организовал поездки выходного дня на знаменитую усадьбу Мсциховского, как экскурсии по живописным развалинам они сопровождали скрипичными концертами, фотосессиями…

По поводу техники на постаментах статья была раньше, весной 2014 года. Тогда, глядя на фото в его LiveJournal, я задался вопросом – могут ли сепаратисты использовать эту технику? Бритюк, ссылаясь на мнение артиллеристов, говорил, что орудия многих памятников вполне пригодны к боевому использованию.

Мы, наивные, тогда не могли предположить, что необходимости в таком использовании памятников не будет, что из России в наш родной город загонят достаточно техники, чтобы разрушить сотни домов и убить тысячи человек…

Бритюк на Евромайдане 9.02.2014

У входа в Луганскую облгосадминистрацию. 9 февраля 2014 года. Алексей Бритюк в центре. Фото Александра Волчанского

Весной 2014 года Активисту Луганского Евромайдана Алексю Бритюку в городе оставаться было опасно. Он уехал сначала в Литву, потом оказался в Польше – в Кракове.

Как везде, он сумел оживить своим прикосновением историю. Увлеченно писал об истории Кракова, его судьбе в Первую мировую, изучал и описывал фортификации Кракова в своем Живом Журнале. Из его набросков вполне могла бы получиться (может, и получится?) еще одна увлекательная книга.

Из увлечения родилась… работа-не работа, бизнес-не бизнес… в общем, Леша с женой находили на блошином рынке старинные ключи от неведомых дверей (подчас попадались уникальные), создавали для них оформление и продавали как сувениры.

Open Krakow. Найди свой ключ

Это не просто сувениры, в них есть настоящая магия

Наверно, правильней всего сказать, что «Open Krakow. Найди свой ключ» – это арт-проект. И его смысл – тоже в том, чтобы человек почувствовал, что держит в руках живую частичку прошлого. Я думал написать об этом необычном проекте, поговорить с Лешей, но разговор все откладывался – я так и не успел этого сделать.

Злое течение событий, враждебные ветры из-за северной границы унесли его от родной земли, но не от увлечения. Болезнь уносила Лешу от нас постепенно, но неумолимо, а он вопреки ей держался за жизнь.

И вот сейчас он ступил за ту черту, где сам стал историей – но живой историей. И я верю, что после возвращения Луганска под контроль Украины дело Леши будет продолжено. Что его проекты по сохранению культурного наследия нашей области продолжится, а его наработки возьмут на вооружение новые неравнодушные люди.

,

Добавить комментарий