60 миллиардов гривен в год. Как вернуть потребительский рынок оккупированного Донбасса?


Мирное решение для Донбасса лежит в экономической плоскости – представитель Торгово-промышленной палаты

Геннадий БолдырьГеннадий Болдырь – в прошлом глава Луганской региональной Торгово-промышленной палаты, ныне он глава Департамента международных экономических связей ТПП Украины. Он убежден, что решение о продовольственной «блокаде» Отдельных районов Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО) было ошибкой. По его мнению, реинтеграция этих территорий в украинскую экономику необходима. Больше того, именно в экономической плоскости лежит мирное решение конфликта на Донбассе.

Александр БЕЛОКОБЫЛЬСКИЙ, Радио Свобода

– Геннадий Николаевич, насколько сильным ударом по украинским производителям стала торговая «блокада» неподконтрольной правительству территории Донецкой и Луганской областей?

– На самом деле то, что происходит, трудно назвать блокадой. Фактически мы, Украина, блокировали сами себя, свои товары. А территория заблокирована не может быть, потому что у «ДНР» и «ЛНР» 200 километров неподконтрольной правительству границы с Российской Федерацией.

до войны около 80% продуктов питания на Луганщину завозилось из-за пределов области. Несложно посчитать, сколько потеряли украинские производители

Мне довелось недавно побывать на неподконтрольной правительству части Луганской области (я ездил на малую родину по печальным личным обстоятельствам). Полки магазинов там ломятся от российских, белорусских товаров и товаров всех стран мира. Я видел там турецкие товары, африканские тропические фрукты. Как это оформляется? То ли как российские правила диктуют, то ли по правилам территории, которая называет себя «ЛНР». Одни товары и участники рынка ушли – другие пришли. Это не блокада.

– И все же, можно дать примерную оценку – какой рынок потеряли украинские производители?

– Если исходить из того, что на неподконтрольной части Луганской области проживает около 1,3 миллиона человек, я оцениваю, что годовой объем именно потребительского рынка составляет около 20 миллиардов гривен в год. Часть этого рынка – продукты питания. Мы знаем, что в довоенный период около 80% продуктов питания на Луганщину завозилось из-за пределов области. Несложно посчитать, сколько потеряли украинские производители.

Я говорю прежде всего о Луганской области, потому что хорошо ее знаю. Население неподконтрольной части Донецкой области вдвое больше, потому годовой объем потребительского рынка можно оценить в 40 миллиардов.

Блокпост недалеко от Станицы Луганской. Март 2015 года

Блокпост недалеко от Станицы Луганской. Март 2015 года

Цифра примерная, но она дает представление о потерях украинских производителей. Рынок емкостью около 60 миллиардов гривен наша страна заблокировала для себя.

Расчет на то, что на тех территориях будет недостаток товаров и цены будут выше украинских, не оправдался. Товаров достаточно. Да, качество российских продуктов ниже, чем украинских, но белорусские – очень хорошего качества. По ценам – они выровнялись с украинскими. А если взять потребительскую корзину, включая коммунальные услуги, то ее стоимость окажется значительно ниже.

 

– Сообщают, что украинские товары все же можно встретить и в Луганске, и в Донецке.

– Существует нелегальная сторона вопроса: украинские товары поступают туда «контрабандным» путем.

В Луганской области мы имеем лишь один переход через линию соприкосновения – пеший у Станицы Луганской, где люди стоят в жутких условиях. Но мне рассказывали минимум о двух переходах, которыми пользуются для «контрабанды». За проезд через линию соприкосновения, как мне говорили, платят в зависимости от вида продукции от 5 до 15 тысяч гривен за тонну груза.

На общей картине этот поток товаров практически не сказывается. Производители продолжают нести большие убытки. Украине было бы намного выгоднее, если бы не только существовали на бумаге, а и реально действовали легальные механизмы товарообмена.

Я знаю предпринимателей, которые раньше торговали автозапчастями украинского производства, а теперь везут их из России — на 30% дешевле

В то же время часть предпринимателей, которые переключились на торговлю российскими товарами, устраивает нынешнее положение дел. Я знаю предпринимателей, которые раньше торговали автозапчастями украинского производства, а теперь везут их из России. «Мне не выгодно возобновлять отношения с украинскими производителями, российские запчасти на 30% дешевле», – сказал мне один из них.

 

– Оправились ли за два года от удара украинские производители, Геннадий Николаевич? Переориентировались на новые рынки, может быть, на европейские?

– Падение производства замедлилось. Может, к концу года будет даже рост на каких-нибудь 0,5%. Но это же в сравнении с прошлым годом – а катастрофическое падение в 2015-м по отношению к показателям 2014-го так и осталось «неотыгранным».

Падение экспорта продолжается. Европа – высококонкурентный рынок, мы не были готовы к борьбе за него. Этот рынок остается для нас лишь перспективным.

Есть небольшое движение по выходу на азиатские рынки. Экспорт в 2015 году увеличили в 16 азиатских стран. Но из главных экономических партнеров в мире мы сохранили только Китай. Экспорт туда вырос на 1%, и то за счет увеличения продаж зерновых.

Сегодня можно говорить, что мы достигли какого-то дна во внешней торговле, и теперь начнется постепенный рост. Но тенденций к быстрому и существенному улучшению я пока не вижу. Чтобы вернуться к уровню 2013 года, понадобится не один год, или даже, вероятно, не одно десятилетие.

 

– Предположим, Минские соглашения выполнены, украинская юрисдикция над ОРДЛО восстановлена. Как, на ваш взгляд, будет развиваться ситуация на рынке этих районов Донецкой и Луганской областей в случае снятия блокады?

– Сложно прогнозировать. Мало веры у меня в то, что Минские будут реализованы. Я исхожу из того, что увидел в Луганске: я увидел рублевую зону, все необходимые механизмы для функционирования рубля, действуют расчетно-кассовые центры, которые принимают платежи. Мы видим перестроившийся под новые реалии бизнес, социальные институты, институты управленческие.

Мы, находясь на подконтрольной правительству территории, представляем одну реальность Луганска и Донецка, а на самом деле там картинка другая

Время работает против нас, против Украины.

Мы, находясь на подконтрольной правительству территории, представляем одну реальность Луганска и Донецка, а на самом деле там картинка другая. Уже и люди привыкли жить в этих условиях. Если снова им будут предложены перемены, они могут не захотеть возвращаться в Украину.

Мне, гражданину Украины, который считает Луганск территорией Украины, довелось увидеть и приходится признать – действия, которые проводятся там, носят конструктивный характер; а переходим на нашу сторону в Станице Луганской – ни одной латки на разбитых дорогах, абсолютно не восстановленный поселок, полуразрушенные школы. Как убедить людей из Луганска, что в Украине их жизнь может быть лучше? А они бывают в Станице каждый день…

Блокпост на дороге в Донецк. Март 2016 года

Блокпост на дороге в Донецк. Март 2016 года

Само отношение государства к людям на тех территориях… Взять железную дорогу. Работникам Донецкой ЖД в Луганске до февраля платили зарплату, с февраля не платят. Возобновятся выплаты или нет – неизвестно.

Если этот формат отношений сохранится, мы будем все больше и больше терять эти территории.

 

– Об отношении к людям и рублевой зоне. Как только начались проблемы с пенсиями и социальными выплатами для людей на оккупированных территориях, я писал, что «ЛНР» и «ДНР» Украина выталкивает в рублевую зону. Дефицит денежной массы нужно будет чем-то восполнять, и этим «чем-то» станет российский рубль.

– Разумеется.

А что касается выплат «сепаратистам» и социальной политики… В моем родном поселке никто ни за что не голосовал на «референдуме» 11 мая 2014 года. Во время сепаратистских голосований в моем поселке даже не было открыто участка для голосования. 22 августа 2014 поселок освободила Национальная гвардия Украины. Затем по Минску-1 его отдали «ЛНР» – прямо со всеми людьми, никого не спросив, хотят они туда или нет. Это сделало украинское правительство, наше государство Украина. И теперь людей клеймят «сепаратистами».

Чтобы реинтегрировать эти территории и возродить их потенциал, нужно предоставить им прежде всего не особый политический, а особый экономический статус

А там же абсолютное большинство людей, которые никогда не были сторонниками отделения от Украины, но попали под удар и стали невольными заложниками в первую очередь украинских политиков. И это не может не сказываться на отношении к Украине.

– В ваших прогнозах мало оптимизма, Геннадий Николаевич. Но вы видите какой-то выход из ситуации, путь к реинтеграции ОРДЛО?

– На всех переговорах в Минске ведутся в основном политические дискуссии. Но, на мой взгляд, решение проблемы лежит в экономической плоскости. Чтобы реинтегрировать эти территории и возродить их потенциал, нужно предоставить им прежде всего не особый политический, а особый экономический статус, особый статус экономической деятельности. Если по инициативе украинской стороны за столом переговоров в Минске сместить акценты в сторону решения прежде всего экономических проблем, возможность мирного урегулирования появится, и люди поверят, что о будущем их и их детей государство Украина заботится.

, , , , , , ,

Добавить комментарий