Гибридные миротворцы. Какой может стать миссия «голубых касок» на Донбассе?


В Украине обсуждают вероятность ввода миротворческого контингента ООН на оккупированные территории Донецкой и Луганской областей последние 3 года. Россия в ответ эту идею пытается  дискредитировать, «приставив» миротворцев в качестве охранников к наблюдателям ОБСЕ. Какой миротворческую миссию видят в самой Украине, станет ли вопрос иностранного контингента ключевым тезисом политических партий на приближающихся выборах и вообще – как устроены миссии ООН?

Условия задачи

До последнего времени концепция и состав миротворческой миссии, как ее видят в профильном министерстве или Кабмине, не публиковалась. Медиа обсуждают ее вскользь, в основном не углубляясь в подробности. Частые отсылки к опыту Хорватии в Украине — не совсем уместны: Хорватия не имела дела с членом Совбеза ООН с правом вето и ядерным статусом, как Украина. Поэтому предложения «применить хорватский опыт»  — это не более чем «разговоры в пользу бедных».

Заместитель постоянного представителя Украины при международных организациях в Вене Игорь Лоссовский сравнивает ситуацию после введение миротворческой миссии ООН в Хорватии в 1995 году и нынешнее положение дел на Донбассе: «Я иногда в профессиональных целях смотрю российские новостные телепередачи и ток-шоу, и я вижу результаты этой изощренной и интенсивной пропаганды. 20 лет назад (в кейсе Хорватии, — авт.) таких технологий информационной войны не было, а теперь мы сталкиваемся с этим лицом к лицу. Любая контрпропаганда будет сталкиваться с противодействием, это будет серьезная задача».

На чей же опыт может опираться Украина? Похоже, что придется конструировать модель по собственному, уникальному алгоритму.  Именно этим и занимались эксперты по вопросам Донбасса и политике безопасности с сентября  2017 года в рамках дискуссионного клуба «Будущее Донбасса». Результатом работы стала Концепция введения Международной временной администрации на временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей. В апреле проект презентовали широкому экспертному кругу, в мае – дипломатам и в июне – журналистам.

Соавторами концепции стали Глава Центра исследований социальных перспектив Донбасса, главред ОстроВ Сергей Гармаш, директор «Центра международной безопасности Валерий Кравченко, директор Института глобальных трансформаций Алексей Семений,  аналитик «Дома демократии» Евгений Ярошенко, эксперт «Академии национальной безопасности» Григорий Капослез, доцент кафедры глобалистики, евроинтеграции и управления национальной безопасностью Нацакадемии госуправления при Президенте Украины Александр Устименко, а также консультант по вопросам внешней безопасности и стратегическим коммуникациям Лада Рослицки.

Концепция Международной временной администрации такова: это должна быть  многокомпонентная миссия ООН, в состав которой войдут не только военный и полицейский контингенты, но и персонал для гражданского управления территориями, которые сейчас имеют статус оккупированных. По мнению экспертов, только цивилизованная переходная  администрация позволит Украине вернуть Донбасс.

Но есть несколько необходимых условий.

Первое и самое важное.  Без политического согласия РФ (то есть голосования на Совбезе ООН или неприменения права вето) решение о миротворческой миссии на Донбассе невозможно.

Второе. ООН сейчас  реализовывает 14 миротворческих операций. Конфликты вокруг Израиля, Кипра, штата Джамму и Кашмир имеют 70-летнюю историю и ООН выполняет там больше наблюдательные функции, а также оказывает помощь населению. Кровавые африканские конфликты – вот основной вектор применения усилий и средств ООН сейчас.  Правильно ли Украине становится в один ряд с Южным Суданом, Центральноафриканской республикой и Конго?

Третье. По очень приблизительным оценкам, бюджет операции ООН с контингентом в 20-тысячным контингентом будет стоить не менее $800 миллионов в год.  Есть ли в этом экономический смысл, учитывая тот факт, что политическое решение РФ может «свернуть» «ЛДНР» за пару месяцев или превратить Донбасс в мясорубку, как в 2014-2015 гг.?

Украинский контекст: варианты

Профессиональная дискуссия о миротворческой миссии началась с определения «красных линий», за которые Украине не должна переходить в процессе политических переговоров об урегулировании проблемы Донбасса.  Эксперты, работая в течение нескольких месяцев, сформулировали модель реинтеграции Донбасса в состав Украины, инструментом достижения которой может быть Международная временная администрация – миссия ООН с военным, полицейским и гражданским контингентом.

Ключевые точки проекта таковы:

  1. Стороны не отказываются от Минских соглашений, а прямо признают необходимость их пересмотра. Во-первых, потому что они не выполняются и не будут, во-вторых, потому что они безнадежно устарели. Все меры, прописанные в них, должны были быть выполнены до конца 2015 года. В-третьих, Украина признала Россию агрессором, а территории – оккупированными и эти обстоятельства нужно учитывать.
  2. Чем дольше ситуация с Донбассом остается такой, какой она есть сейчас, тем большим является негативное влияние на экономическую и политическую ситуацию в Украине. Впереди – еще и надвигающиеся экологические проблемы. Украина заинтересована в урегулировании конфликта.

Фото «Укринформ»

«Даже если мы отгородимся от них («ЛДНР», — ред.) стеной, они все равно будут через нее стрелять, — говорит глава ЦИСПД Сергей Гармаш. – России не выгодна заморозка конфликта. Она создавала и финансирует их для постоянной дестабилизации Украины, в первую очередь – войной. Россияне же не вкладывают деньги в экономику Донбасса, наоборот, они ее разрушают. Зато они тратятся на военную машину, и силовой блок марионеточных «республик». То есть, Донбасс для них – это оружие против Украины и отгородиться от него у нас не получится. У нас есть только один вариант чтоб решить проблему – освободить эту территорию, своими или международными усилиями».

  1. Многолетняя антиукраинская пропаганда на оккупированных территориях создает страхи и опасения местного населения, которые могут объективно помешать реинтеграции Донбасса в состав Украины.
  2. В условиях, когда Россия отказывается признавать свою ответственность за управление территориями, а Украине не признает «ЛНР» и «ДНР» любая международная  военная или полицейская миссия столкнется с тем, что в регионе не будет легитимных органов гражданского управления, которые признавались бы обеими сторонами конфликта – и Украиной, и Россией.  При этом без стабильно работающих органов гражданского управления наладить мирную жизнь просто невозможно.

Проект внедрения Международной временной администрации на оккупированные территории Донецкой и Луганской областей состоит из нескольких ключевых разделов: обеспечение безопасности,  гражданского управления, правил работы медиа и ограничений свободы слова, правовой системы, организации выборов. По мнению авторов проекта, именно легитимные выборы в органы местного самоуправления согласно украинскому законодательству должны стать последней задачей международной миссии. После этих выборов полномочия МТА будут прекращены, а задачи – переданы местной власти.  Сроки, в которые можно будет достичь такого результата, спрогнозировать практически невозможно, так как первым и ключевым фактором прогресса будет установление стабильного режиме безопасности.

Читайте также: Украина и концепция стабильного развития ООН: Начало

В концепции авторы также сформулировали стартовую политическую позицию Украины: в состав военного и полицейского контингентов не могут  входить представители государств, которые имеют с Украиной общую границу, а участие таких государств в составе контингента гражданского управления не может превышать 50%. Деоккупация Донбасса и его реинтеграция не могут быть условиями для определения внешнеполитического курса Украины.

Военный контингент МТА должен будет обеспечивать  демилитаризацию региона и установление контроля на участком украинско-российской государственной границы, который сейчас находится на оккупированной территории. На международный контингент и ОБСЕ предлагается возложить задачи таможенного и пограничного контроля, а также контроль за оборотом оружия на территории

На время присутствия на МТА  будут возложены задачи гражданского управления – его нужно будет наладить по мере установления эффективного контроля за территориями. Управление регионом должно проводиться в соответствии с украинским законодательством, валютная и финансовая система должны быть украинскими. Одной из задач гражданского управления будет и поддержка возвращения беженцев на Донбасс, гарантии их материальных и нематериальных прав.

Точно также по украинскому законодательству должны будут работать и все средства массовой информации на Донбассе, МТА гарантирует физический и технический доступ украинских журналистов в регион. При этом принимается решение об ограничении политической деятельности, в том числе политической агитации, до официального начала избирательной кампании в органы местного самоуправления.

Этот вопрос тесно связан с теми страхами относительно Украины, которые на оккупированных территориях интенсивно навязываются местному населению. Один из соавторов концепции, глава «Центра исследований социальных перспектив Донбасса» Сергей Гармаш подчеркивал, что информационное поле  в «ДНР», так и в «ЛНР» не является пророссийским – оно антиукраинское. Между двумя этими понятиями существует разница. Большая часть эфиров местных СМИ посвящена описанию кошмара жизни в Украины, но уж никак не восхвалению Российской Федерации. Но народный депутат Украины, мажоритарщик Дмитрий Лубинец (избирательный округ №60, Донецкая область; часть округа находится на оккупированной территории) считает, что страхи населения преувеличивать не стоит.

Фото из открытых источников

«Я могу вам четко сказать, что местное население только и ждет, что возвращения Украины. Все уже «наелись» «русского мира». Я приведу примеры — Славянск, Краматорск, Мариуполь – никаких проблем после освобождениях этих городов с местным населением не было», — говорит народный депутат Украины Дмитрий Лубинец (избирался в 2014 году в Донецкой области, часть его округа №60 находится на оккупированной территории).

Тезис этот достаточно дискуссионный, поскольку Славянск и Мариуполь были освобождены быстро, а остальные города находятся под колпаком пропаганды уже больше 4 лет, и степень изоляции все больше увеличивается.  

Согласен с ним один из соавторов концепции Алексей Семений. «Чем больше времени проходит, тем больше динамика изменений. Люди привыкают.  У меня есть большой скептицизм относительно утверждения, что что местное население воспримет возвращение Украины с восторгом. Но при этом, конечно, никому не нравится жизнь на линии огня. Людям не нравится, что они попали в намного худшую социально-экономическую ситуацию, чем были до того, не нравится, что они зависли между небом и землей на оккупированной территории. Даже если кто-то и верил в «русским мир», практическое понимание у них уже есть. Международный опыт показывает, что процесс адаптации и примирения – это очень долги и очень непростой процесс».

Читайте также: Безнаказанность на Донбассе — новый доклад ООН

Самыми сложными были дискуссии относительно восстановления правовой системы на оккупированных территориях. Концепция, разработанная экспертами, предусматривает, что все имущественные права граждан Украины, которые были нарушены в 2014 году, подлежат восстановлению, относительно всех людей, живущих на Донбассе без украинского гражданства, должен применятся стандартный закон о правилах пребывания иностранцев на территории.

Все преступления, совершенные членами незаконных вооруженных формирований на оккупированных территориях на почве политической, религиозной, этнической неприязни, военные преступления, преступления против человечности, должны быть переданы для рассмотрения  криминальным трибуналом ООН, который должен быть создан отдельно. Все остальные преступления должны быть расследованы в соответствии с украинским законодательством, а виновные – наказаны.

Для Донецкой и Луганской областей принимается закон про амнистию (о прощении). Украина соглашается на амнистию для тех граждан Украины, которые не совершали военных преступлений, преступлений против человечности, не причастны в организации незаконных вооружённых формирований исключительно при условии, что они не совершали других предусмотренных Уголовным кодексом преступлений.

Здание Международного криминального суда

Нардеп Лубинец признает: без достаточно широкой амнистии диалог будет вести невозможно. И это будет самая болезненная тема в переговорах как на официальном уровне, так и в споров в обществе: «Все адекватные народные депутаты понимают, что есть люди, которые там остались вынужденно и не принимали участия в войне, на них можно распространить закон по амнистии. Но как определять, на кого нужно распространять поражения в правах? Что значит «занимали высокие должности?» А если служил рядовым в «полиции ДНР» — попадет под амнистию? С одной стороны, в военных действиях он участия не принимал, с другой стороны — оружие в руках было, удостоверение ДНР у него было. Правопорядок в пользу ДНР устанавливал. Ка быть со всеми так называемыми бюджетниками – полицией, МЧС, учителями? Что с ними делать? Они в каком-то смысле принимали участие?»

Но при этом все граждане, которые занимали руководящие должности в квазигосударственных структурах в ДНР и ЛНР после 14 апреля 2014 года, а также нарушили присягу государственных служащих, работников органов внутренних дел, прокуроров, судей лишаются права голосовать и избираться во все органы власти, а также работать в правоохранительных органах, судах и госструктурах.

«Без достаточно широкой амнистии процесс просто не запустится. Она должна касаться подавляющего большинства людей. В концепции мы прописали безусловное преследование за совершение уголовных преступлений, но тем, кто не убивал, нужно давать амнистию. Если людям сказать, что мы их в мирной обстановке не видим и сразу после возвращения бросаем их по тюрьмам или зачищаем – они получат дополнительный стимул бороться до конца. Так сейчас в сохранении статуса-кво заинтересованы только те, кто сел на потоки, вожаки, а если не будет широкой амнистии – количество таких людей увеличится», — мотивирует Семений.

После достижения всех вышеописанных целей МТА организовывает и проводит на территории своего присутствия выборы в органы местного самоуправления по украинскому законодательству.  После формирования легитимных органов местной власти МТА завершает свою работу.

На этом задачи Международной временной администрации можно будет считать выполненными. Эксперты единогласны во мнении: реинтеграция Донбасса – это не задача ООН или миротворцев. Максимум, с чем может помочь Украине международное сообщество – это деоккупация территорий, установление мирного режима и разоружение, демилитаризация. А непосредственно реинтеграцией нужно будет заниматься уже самой Украине.

Читайте также: Косовский сценарий — будущее Донбасса?

, , , ,

Добавить комментарий