25 лет донбасского сепаратизма


donetskДля того, чтобы успешно реинтегрировать неподконтрольные Украине районы Донецкой и Луганской областей, необходимо для начала разобраться с идеологией донбасского сепаратизма, которая обеспечила возможность возникновения марионеточных республик на востоке Украины. Как бы кому-то ни хотелось представить это течение исключительно как маргинальное явление, вынырнувшее из ниоткуда весной 2014 и добившееся успеха исключительно на русских штыках, факты говорят о другом – донбасский сепаратизм является ровесником независимой Украины. Последние 25 лет в тени и на солнце вызревал этот идеологический гибрид, взорвавшийся кровопролитной войной, разрушившей Донбасс. Мы попробуем рассмотреть основные этапы процесса, в результате которого две восточные области частично превратились в анти-Украину.

Константин Скоркин, для РГ

У истоков

Стремление противопоставить Донбасс Украине совпадает по времени с первыми шагами нашей страны к обретению Независимости. У истоков этого процесса стояло «Интердвижение (Интернациональное движение) Донбасса». Оно было создано в ноябре 1990 в Донецке. Идеологом организации стал историк и журналист Дмитрий Корнилов.

Появление подобной организации вписывалось в процессы, происходившие в распадающейся советской империи. В национальных республиках СССР поднимались массовые национально-демократические движения, носившие общее наименование «народных фронтов». Особенно сильны эти движения были в республиках Прибалтики, в УССР аналогичное движение называлось «Народным рухом Украины». В противовес им стали создаваться «интернациональные движения», которые под маской «дружбы народов» и противодействия росту национализма проталкивали сохранение империи и великодержавный русский шовинизм.

С самого начала эти движения поддерживались наиболее реакционными силами внутри КПСС и спецслужбами. Отставной генерал КГБ Олег Калугин, в 1995 эмигрировавший в США, прямо заявлял о том, что «интердвижения» были инспирированы спецслужбами, например, для поддержки Интердвижения Эстонии были засланы сотни офицеров КГБ.

Несмотря на то, что формально Интердвижение Донбасса выступало против выхода Украины из состава СССР, с самого начала движение стало приобретать черты донбасского сепаратизма. Политолог Владимир Корнилов, брат основателя Интердвижения, вспоминает о том, что уже в 1989-90 обсуждалась тема федерализации Украины с выделением Донбасса в автономную единицу. В качестве исторического прецедента особости края предъявлялась короткая история Донецко-Криворожской республики (1918-19) времен гражданской войны. Тогда же в Донецке был придуман и красно-сине-черный флаг «вольного Донбасса», известный теперь как символ ДНР. Осенью 1991, уже после распада СССР, активисты Интердвижения активно агитировали против референдума о независимости Украины.

kornilov

Дмитрий Корнилов

С самого начала движения оно позиционировало себя как своеобразную «анти-Украину». Беря на вооружение шовинистические предрассудки начала ХХ века об искусственном характере украинской нации, ее культуры и языка, как инспирированного «закордоном» проекта по разрыву единого русского народа, донбасские сепаратисты производили двойное отрицание – создавая по мнимой аналогии искусственный «антиукраинский» проект. Братья Корниловы в своих публикациях выводили оригинальный генезис донбасской общности – концентрация промышленных предприятий порождает особый уклад жизни. Эти идеи восходят к идеологу Донецко-Криворожской республики товарищу Васильченко, который считал, что советские республики должны формироваться не по национально-культурному образцу, а по народно-хозяйственному. «По мере укрепления Советской власти на местах, федерации Российских Социалистических Республик будут строиться не по национальным признакам, а по особенностям экономически-хозяйственного быта. Такой самодовлеющей в хозяйственном отношении единицей является Донецкий и Криворожский бассейн. Донецкая республика может стать образцом социалистиче­ского хозяйства для других», — писал он. То есть, нынешние фантазии гуманитариев из «ЛНР» о том, что в Донбассе формируется «самодостаточный этнос», восходит к старым большевистским идеям о формировании невиданных племен горняков и металлургов.

Антимиры

Движение, возникшее в Донбассе, сложно назвать классическим движением национального меньшинства за воссоединение с метрополией. Вопреки распространенным в Украине представлениям, донбасский сепаратизм столкнулся с неприятием или равнодушием к своему проекту в Москве, где к власти пришли демократические силы. В интервью «Украине.ру» Владимир Корнилов не скрывает возмущения: «Москва Горбачева и тем более Ельцина заигрывала с нациками в других республиках и активно способствовала развалу СССР. Это ведь Россия сначала приняла декларацию независимости, а уже за ней — Украина». Из более свежих свидетельств – воспоминания Павла Губарева о кружке «младоновороссов» в Донецком университете: «Мы в Донецком университете 2000–2005 годов сделали Клуб любителей истории Новороссии. Но это был всего лишь маленький кружок среди моря мрака. Российские чиновники не давали нам грантов, никто не масштабировал нашу деятельность… А наши взгляды считались неправильными, нас с нашей командой в общаге вытеснили в маргиналы».

Поэтому донбасский сепаратизм изначально выступал с реакционных позиций, протестуя не только против создания независимой Украины, но и против явлений, которые этому процессу, с их точки зрения, способствовали: демократии и рыночному либерализму.

А поскольку в конспирологической картине мира распад СССР был обусловлен враждебной политикой Запада, то движение приобретало черты антиамериканские и антиевропейские. Естественными союзниками донбасских сепаратистов становились реваншистские, «красно-коричневые силы» внутри России, такие, как объединение «Союз» полковника Алксниса, с которым были связаны братья Корниловы. Именно из-за слабой поддержки из России движение стало окукливаться внутри Донбасса как некоего идеального форпоста того, что позже будет названо «русским миром».

vengerov_screenВпрочем, уже на рубеже 80-90-х было ясно, что в случае изменения внешней политики бывшего имперского центра, донбасский сепаратизм легко станет проводником неоимперского реванша. Политолог из Луганска Сергей Чебаненко еще в 1990 с тревогой наблюдал за появлением «Народного движения Луганщины», аналога донецкого Интердвижения. Лидер этой организации Валерий Чекер прямо формулировал позицию: «Наше движение выступает за автономию в рамках Украины, конечно, если республика подпишет союзный договор. А если этого не произойдет, тогда речь может идти лишь о переходе в юрисдикцию РСФСР». В своей статье «У нас это невозможно» Чебаненко тогда пугающе, с точки зрения современного взгляда, предсказывает события 2014, описывая сценарий развития сепаратистского движения в Донбассе – нагнетание антиукраинской и антидемократической истерии, формирование «ополчения», вооруженный конфликт, отсоединение Донбасса с перспективой либо ухода в Россию, либо превращения в «серую зону», в итоге несущие жителям Донбасса голод, холод и разруху.

Тем более, что вскоре в Луганске зазвучали требования «защиты Луганщины» от националистов.

На учредительном собрании движения Демократический Донбасс в сентябре 1991 историк-краевед Борис Локотош выступил с требованием создать свои вооруженные силы, а его единомышленник Литвак призвал провести Донецкую ассамблею, где принять решение о выходе Донецкой и Луганской областей из состава Украины и создать республику Малороссия.

Эти заявления вызвали раскол в новом общественном движении.

26 октября 1991 донбасские автономисты дали последний бой перед референдумом о государственной независимости Украины. В Донецке на съезд собрались депутаты советов юго-восточных областей (запомним этот термин). Его участники открещивались от сепаратизма, утверждая, что они собрались обсудить федеративный вариант будущего Украинского государства. Тем не менее, днепропетровская делегация объявила собрание неправомочным и осудила пыл донбасских коллег.

Обретая форму

В 1991 подавляющее большинство жителей Донбасса поддержало на референдуме создание независимой Украины (83,9% в Донецкой области, 83,6% в Луганской области). Казалось бы, идеи донбасского сепаратизма можно было сдавать в утиль, но не тут-то было, игра только начиналась. Очень быстро романтические иллюзии о том, что провозглашение независимости Украины автоматически приведет к превращению ее в рай на земле, развеялись. Экономический кризис обрушился на страну. Трудно жилось всей стране, но в Донбассе сама по себе идея независимости без «колбасы в придачу» имела малую ценность. Также, как и ценность демократических свобод. Устарелая индустрия Донбасса, на которую местные жители возлагали непрасные надежды, в большой степени дотационная в рамках большого планового хозяйства, в условиях периферийного капитализма оказалась неэффективной и была демонтирована. Эта родовая травма родила печальный миф о том, что депрессивный Донбасс всех вокруг «кормит», а экономические проблемы являются лишь следствием искусственного вредительства. Конечно, приватизация в Донбассе проводилась варварскими методами, когда целые города оставались без средств к существованию после закрытия шахт или заводов. Но в массовом сознании в это время произошел большой перенос социального гнева с конкретных виновников разрушения экономики края из числа донбасской номенклатурной элиты на Украину в целом, которая обманными лозунгами якобы заманила богатый Донбасс в ловушку и пустила по миру.

Характерно, что сами представители этой номенклатуры с самого начала ловко манипулировали общественным мнением, отводя гнев от себя, используя фобии и предрассудки жителей Донбасса.

Например, депутат Верховной Рады первого созыва Виктор Тихонов, будущий многолетний глава Луганского облсовета, на втором съезде «Народного движения Луганщины» в 1992 рассказывал, что голосовать за принятие Декларации независимости Украины его заставили «сечевые стрельцы», якобы во всеоружии явившиеся на заседание украинского парламента.

Тогда же он говорил, о необходимости возрождения Донецко-Криворожской республики. Сепаратистские тенденции с самого начала курировались на самом высоком уровне региональных элит. Характерно, что впоследствии руководители НДЛ Валерий Чекер и Виктор Гнилорыбов были «придворными идеологами» номеклатурной групповки Ефремова-Тихонова, придавая «научный» характер извилистой политической линии луганской «номенклатуры». Чекер играет эту роль уже и в ЛНР.

inter-88Десинхронизацию социально-политических процессов Украины и Донбасса в 90-начале 2000-х можно легко отследить, глядя на карту электоральных предпочтений. На парламентских выборах 1998 отчужденность Донбасса еще не так очевидна, его жители голосуют за Компартию Украины как символ прежней жизни в СССР, так же, как и многие другие жители Украины, за исключением избирателей Западных областей страны (тут впору говорить скорее об отчуждении «галицкого Пьемонта» от остальной страны). Однако уже парламентские выборы 2002 года показывают растущие проблемы. В Луганской области на выборах вновь побеждают коммунисты (39,6%), это голосование протестное, против коррумпированного президента Леонида Кучмы, по всей Украине в это время поднимается протестная акция «Украина без Кучмы», объединяющая левых и правых противников режима. (Стоит отметить, что Леонид Кучма стал президентом во многом благодаря поддержке избирателей Востока, которым он обещал русский язык и дружбу с Россией). Однако для выражения своего протеста луганчане выбирают наиболее ретроградную часть оппозиции, игнорируя политические силы, находящиеся в фаворе в остальной Украине – прежде всего национал-демократов и проевропейских либералов, группирующихся вокруг лидеров оппозиции Ющенко и Тимошенко («Наша Украина» — 3,6%, БЮТ – 1,5%). Немудрено, ведь протестное голосование луганчан означает не улучшение Украины, а ее упразднение ради химеры возвращения в «совок», к которому призывают демагоги из КПУ.

В Донецкой области происходит еще более интересный процесс – окрепшие в «гангстерских войнах» 90-х местные элиты заключают пакт с Киевом, в обмен на невмешательство в их дела, они обеспечивают Кучме победу его блока «За Единую Украину» в области (36,8%, у коммунистов – 29,7%, «Наша Украина» Ющенко – 2,5%, только в двух регионах главная партия оппозиции не преодолевает 3% барьер – в Донецкой области и Севастополе).

Суть этого пакта достаточно прозрачна – Донецк остается лояльным только в обмен на преференции для его руководителей, которые выделяют своих «подданных» в отдельный анклав, с которым ведут особую идеологическую работу. Если Киев начнет «нарываться», то и работа будет вестись соответственная.

Эти два процесса – ориентация избирателей на реакционную утопию и опора местной элиты на геттоизацию местного электората, собственно, и создали питательную среду для дальнейшего развития сепаратизма.

Сепаратистская карта

Где на этой карте место сепаратистов? Если брать формальные признаки процентов набранных на выборах голосов, то положение пророссийских радикалов и откровенно сепаратистских сил маргинально, если брать во внимание интеллектуальную атмосферу и поведение региональных элит, то идея «особости Донбасса» набирает свои очки.

vengerov_screen2Весной 1993 в Донецкой области прошла шахтерская забастовка, одним из требований которой было предоставление автономии Донбассу. Используя вполне законное недовольство шахтеров экономическим хаосом в стране, «красные директора» и глава обсовета Вадим Чупрун (впоследствии ставший «оранжевым губернатором» Донецкой области при Ющенко и певший другие песни) стали требовать особого экономического статуса для Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Запорожской областей. Киев шантажировали перекрытием стратегических магистралей, прекращением отгрузки угля и отчислений в бюджет. Последняя мера была, кстати, пресечена тогдашним главой Нацбанка Виктором Ющенко, заставившим главу донецкого филиала выполнять платежи в полном объеме.

Сепаратисты не сидят сложа руки, идея Интердвижения о «федерализации» Украины в 1994, по решению облсоветов Луганска и Донецка, где заправляют коммунисты, выносится на референдум. В Донецкой области – 79,69% высказываются за переустройство страны, в Луганской – внушительные 90, 3%.

Ветеран сепаратистского движения Андрей Пургин (затем спикер «парламента» «ДНР») назвал 1994 «годом рождения донецкого сепаратизма».

Центральная власть в целом проигнорировала решения референдума, после принятия конституции 1996, закрепившей унитарный строй, о нем забыли. Но только не на Донбассе, идея была отложена до лучших времен.

Базилюк_Александр_Филимонович

Базилюк Александр Филимонович

Важную роль в консолидации донбасских сепаратистов сыграл Гражданский конгресс Украины и его детище — Славянская партия. 24 ноября 1991 в Донецке было создано Движение возрождения Донбасса, во главе которого встал преподаватель Александр Базилюк. По его инициативе в мае 1992 в Донецке был проведен Всеукраинский гражданский конгресс, объединивший пророссийских (точнее антиукраинских) активистов, председательствовал на нем, к слову, молодой политик Николай Азаров. В руководство новой организации, помимо Базилюка, вошли уже известный нам Дмитрий Корнилов и атаман донских казаков из Луганска Владислав Карабулин, он же один из лидеров сепаратистского движения на Луганщине. Это самый Карабулин писал: «Если из украинского национализма извлечь русофобию, вся его идеология рассыплется, ибо ничего другого, кроме иррациональной ненависти к русским, она не содержит. Для нее «украинец» – не определенный национальный тип с присущим только ему менталитетом, языком, историей, религией, а носитель слепой ненависти к любым русским, даже если в их числе родные… Никаких иных доказательств «любви к Украине» не требуется…Поэтому «украинцем» может стать всякий, кто принимает подобные условия, вне зависимости от национальности. Недаром же среди украинских националистов так много инородцев: евреев, поляков, армян, и, что самое знаменательное, русских. Все подобного рода деятели объединены не национальностью (многие даже не владеют мовою), а принадлежностью к определенному человеческому типу, отличительная особенность которого – полная «перевернутость» нравственных ценностей: достойное любви вызывает ненависть, а то, что следует ненавидеть, превозносится». Любопытно, что из этой фантастического определение украинства вытекает и логичный способ идентификации «истиннорусских людей». Истиннорусский человек, тот, кто ненавидит Украину (ведь как пишет Карабулин это искусственное явление, держащееся исключительно на русофобии), а Донбасс в рамках этой логики – средоточие «русского мира». Собственно, эти параноидальные взгляды лежат в основе идеологии нынешних ЛДНР, представители которых порой любят упрекнуть в недостатке «русскости» самих русских: читай, недостаточно ненавидят украинцев, не охотно идут воевать за политические интересы донбасских сепаратистов, таких перлов полно в их сочинениях. Так, Павел Губарев в книге «Факел Новороссии» пишет прямо: «Слишком испортились люди (в России – авт.) за 24 года, слишком скурвились, стали неработающими потребителями благ, как на Западе. Миллионы вздорных, инфантильных потребителей, не желающих нести никаких лишений и тягот. Выдержали бы они полноценную экономическую блокаду страны Западом?».

листовка_донбассНо вернемся в «лихие» 90-е. В 1994 на базе конгресса была создана Славянская партия. Ее стратегической целью было воссоздание национального, духовного, экономического и исторического единства Украины, России и Беларуси. Формально, это не сепаратистская цель, но по факту в полном составе Украина вряд ли согласилась бы на подобное «воссоздание», а значит ее реализация неминуемо привела бы к расколу страны.

Вот славные вехи пути этого оплота донецкого сепаратизма: в 1995 по приглашению Константина Затулина делегация партии посетила Съезд соотечественников в Москве, украинская делегация избрала своим постоянным представителем в Москве Базилюка, 18 августа 1995 СП проводит акции протеста против сворачивания вещания ОРТ в Украине, в 1996, по инициативе Славянской партии, ГКУ и лично Базилюка создан Конгресс русских общин Украины.

«Русские общины» ведущие себя как агрессивные секты, стремились изобразить миллионы русских, мирно живущих в Украине и считающих ее своей родиной, как угнетенное меньшинство, неграждан, подвергающихся насилиям и дискриминации.

С подачи Славянской партии Собор РПЦ отлучает от церкви главу Киевского патриархата Филарета. В 1999 Славянская партия занимается отправкой наемников в Югославию. Не брезгует партия и дешевыми (не в плане гонораров организаторам, конечно) политическими провокациями. Вот что с гордостью сообщает официальная история партии: «В январе 2002 на 11 съезде Славянской партии был создан политический блок с партией Едина Родина…Цель блока – отобрать голоса у Виктора Ющенко…Во главе списка поставили Александра Ржавского, предпринимателя из Винницы Владимира Ющенко и Александра Базилюка. Блок называли «За Ющенко». Провокаторский блок был снят с дистанции по суду, но «славянцы» пишут, что это было сделано «под давлением США».

yuschenko_bilbordВ октябре 2003 Славянская партия устроила шоу по встрече Ющенко в Донецке: лидера оппозиции пытались блокировать в аэропорту, встречу Ющенко с донецкими единомышленниками сорвало «народное вече», а по всему городу висели билборды, изображавшие экс-премьера в нацистской форме. Разумеется, у маргинальной партии не было ресурсов для организации таких масштабных провокаций, «славяне» вновь сдали свою вывеску в аренду донецким воротилам (подлинным организатором «встречи» Ющенко был глава Донецкого облсовета Борис Колесников, правая рука олигарха Ахметова). Нанялся в провокаторы и сам Базилюк — он выдвинул свою кандидатуру в президенты, чтобы вести агитацию против Ющенко. На этом этапе сепаратисты играли вспомогательную роль в цирке марионеток донбасского олигархата, но вскоре ситуация резко переменилась.

Но об этом  — в следующей части.

Редакция Реальной газеты благодарит Аркадия Венгерова за помощь с архивными газетными вырезками.


Плашка грантМатеріал публікується в рамках проекту «Розвиток новинної та аналітичної журналістики у ЗМІ Донецької та Луганської областей», що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD). Матеріал доступний на ліцензії Creative Commons Uznanie autorstwa 3.0 Polska. Деякі права застережені на користь [назва авторів або інституції]. Дозволяється вільне використання твору за наявності вищезгаданої інформації, в тому числі інформації про відповідну ліцензію, власників прав та про Польсько-канадську програму підтримки демократії. Публікація відображає виключно погляди автора і не може ототожнюватися з офіційною позицією Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади.

 

 

Добавить комментарий