Франция в Луганске


454Чему нам стоит научиться у потомков галлов

 

 «Французский альянс» – предмет моей давней любви и зависти. Любви – потому, что нельзя не любить Рабле, Бегбедера, Сержа Гинзбура и Брижит Бардо, Матисса, Ренуара и Мане, не говоря уж о том, что братья Люмьер украсили досуг всего человечества изобретением кино. А зависти – потому, что Украина, в отличие от Франции, не делает ничего для экспорта своей культуры. В котором, собственно, и состоит основная задача «Альянса»: в пропаганде французского языка и культуры

 

«Есть не только «МакДональдс»

В конце марта в Луганске состоялось нерядовое событие. К нам в город приехал Чрезвычайный и Полномочный посол Франции. Первый и единственный раз посол был у нас в 2006 году, 8 лет назад. А нынешний посол мсье Ален Реми в Луганске вообще впервые. Тем удивительней главное событие визита.

Ален Реми прибыл, чтобы вручить Орден Академических пальм (это один из семи существующих сегодня во Франции орденов) директору луганского «Французского альянса» Сергею Еремину.

– С Сергеем я знаком сто лет – если точно, то познакомились мы в феврале 2001-го, когда «Альянс» в лице Еремина организовал в Луганске концерт французского барда – шансонье то есть – Марка Венсана. Это было, наверно, первое крупное мероприятие «Альянса» в нашем городе, хотя концерт (сам шансонье называет свои выступления спектаклями) проходил в актовом зале одного из лицеев, а не на сцене, скажем, драмтеатра.

То интервью мне легло на душу, в нем же можно найти и главную идею, которой служит «Альянс Франсез». Марк Венсан, шансонье-шестидесятник, ровесник Окуджавы и Высоцкого, говорил мне:

– У нашего поколения была своя культура. А потом произошло такое планетарное изменение, что ли. И я в некотором плане чувствую себя динозавром, ископаемым. Сейчас англо-саксонская культура доминирует, в плане музыки, песни – тоже. Я, честно говоря, не принимаю многое в сегодняшнем мире. Я надеюсь, что наши молодые поймут, что все-таки есть не только кетчуп, «МакДональдс», вся эта хот-договая культура.

Честно говоря, я бы с удовольствием процитировал то интервью полностью. Например, Венсана больше всего, по его словам, поразили открытые люки на улицах. Это – один из ключей к пониманию (верней, непониманию) Украины европейцами. Он остается актуальным сегодня:

– Этот вопрос о крышках канализационных люков – очень важный вопрос для меня. Ведь в открытый люк может упасть, например, пожилой человек… Да кто угодно! Этому варварству должно препятствовать элементарное уважение к другому человеку. Если украинец может себе позволить снять крышку люка и сдать на металлолом, значит, никому нельзя доверять и ничего нельзя построить.

Время подтвердило слова барда, больше того, какую проблему ни возьми – хоть нищенские зарплаты учителей, хоть копанки – в основе лежит отсутствие «элементарного уважения».

Франция и Украина соприкасаются в «Альянс Франсез», который служит мостом для очень многих. В том смысле, что здесь работают люди, готовые служить посредниками между двумя культурами. А вот остальные «мосты», скажем, побратимские отношения с Сент-Этьеном – фактически не действуют. И отнюдь не по вине французов.

 

За что наградили луганчанина

– Бывают военные базы в других странах, а «Французский альянс» – это своего рода «культурная база», – объясняет Сергей Еремин. – Мы начинали с инициативного комитета в 1996 году, и нам потребовалось 7 лет, чтобы пройти лабелизацию – то есть получить официальное признание Парижем нас как полноправного «Альянс Франсез».

Луганск не относится к ключевым регионам, в которых изначально было заинтересовано посольство Франции, мы всё же не Донецк, Днепропетровск или Одесса. Инициативных групп, подобных нашей, был еще с десяток, но там у руководителей не хватило энергии добиться признания – в Ужгороде, например, Житомире или в Горловке.

Сам Сергей Еремин – выпускник Горловского иняза, по распределению попал в Лутугинский район, работал в двух поселках учителем, выиграл конкурс на стажировку во Франции. Вскоре после этого он и создал инициативную группу. Сегодня «Французский альянс» – флагман в преподавании языка Мольера и Мопассана на Луганщине. Здесь повышают уровень школьные учителя французского и преподаватели вузов, здесь можно сдать экзамены на получение DELF – диплома международного образца о знании французского языка.

Помимо этого, «Альянс» выступает принимающей стороной во всех культурных мероприятиях, которые проводит посольство Франции. В нынешнем году после перерыва в Луганске снова проходит «Французская весна»: в ее рамках 3 апреля уже состоялся концерт джазового трио «Benjamin Faugloire Project», впереди – фортепианные концерты классической французской музыки, ночь французского кино (современные короткометражки с переводом в субтитрах).

 

Культура на экспорт

Французы – народ расчетливый, если не сказать больше. Забавно, что лидера Сопротивления генерала де Голля многие соотечественники помнят не за его заслуги в противостоянии нацистам, не за его колоссальную роль в создании будущего Европейского союза.

– Старшее поколение уважает его за то, что у него в Елисейском дворце в спальне был счетчик электричества, и он лично платил по его показаниям, – рассказывает Сергей Еремин.

Рачительный подход у этих потомков галлов в крови, он проявляется во всём. В том числе и в организации своего культурного присутствия. Скажем, «Французские альянсы» – это общественные организации, которые существуют за счет членских взносов, как правило. Конечно, время от времени гранты выделяются – но под конкретные цели: покупку определенного оборудования, на зарплату преподавателям-французам.

Тем не менее, бережливые французы из года в год тратятся, чтобы показать, чем живет их страна сейчас. Пусть к нам везут не суперзвезд, но исполнителей вполне на уровне.
Скажем, два года назад в Луганске давал концерт Alex Renart, соавтор французской знаменитости Zaz.

Образ страны, то, как видят ее граждане других государств – это важно не только с политической точки зрения (мы сейчас это сильно ощущаем на примере образа Украины в новостях российского ТВ), но и, например, с коммерческой. «Французский» значит «модный», «нестандартный», «необычный», правильно? И этот образ проецируется на все: от кулинарии до новинок автопрома.

 

Главное достояние республики

У французов есть чему поучиться. Тем более, что наши страны похожи среди прочего своими региональными различиями.

В Сети можно найти карты, где Франция в шутку поделена на регионы: на Севере – шахтеры, злоупотребляющие спиртным, на Юге – баски-сепаратисты, в районе Марселя – бездельники арабы-иммигранты. Различия на самом деле куда более глубокие, чем у нас. По большому счету, во Франции нет даже такого общепринятого национального блюда, как борщ у нас. Тем не менее, кроме совсем уж маргиналов, люди относятся друг к другу вполне лояльно.

Безусловный фактор создания национального единства – свобода перемещения. Францию соединяет сеть высокоскоростных железных дорог, по которым TGV (скоростной поезд) покрывает расстояние между Парижем и Марселем за 3 часа. А это 800 км – как от Луганска до Киева. Понятно, что в таких условиях можно жить в одной части Франции, а работать в другой.

Опять-таки параллель: чтобы добраться на поезде из Луганска во Львов, нужно потратить почти двое суток, и прямого маршрута – нет. Не потому ли его отменили, что иначе луганчане начали бы ездить на Галичину и поняли, что никаких кровожадных бандеровцев там нет?

Во Франции, которая была оккупирована нацистами, было правительство, подконтрольное Германии. Но линии раскола по принципу «не простим маршала Петэна» в обществе не существует. И «Виши» ассоциируется никак не с коллаборационистским правительством, а, как и столетия назад, – с целебными водами.

Герои для большинства сегодняшних французов – чаще всего спортсмены. Велосипедистов любят, футболистов.

Единство народа – это самое главное достояние страны. И если пестовать то, что людей разъединяло в прошлом, то будущее для государства может просто не наступить.

 

Побратимы нам не нужны?

Интерес к Франции в Луганске есть, в том числе, как поговаривают, и личный у некоторых чиновников. Однако связей – ни культурных, ни деловых – толком так и не появилось. Потенциал побратимских отношений с городом Сент-Этьеном остается нереализованным.

– Эта тема мне хорошо известна, – говорит Сергей Еремин. – Даже были подписаны соглашения, но результата нет.

Он рассказывает, что французы предлагали построить в Луганске мусороперерабывающее производство – по какой-то причине город отказался. Было предложение от одного сент-этьеновца по поводу «макарон» (это французские печенья из яичного белка, сахарной пудры и молотого миндаля, у нас одна такая печенюшка стоит в кафе гривен по 20) – не сложилось.

Примечательно, что в Лионе (это «столица» региона Рона-Альпы, где находится Сент-Этьен) в их «областной администрации» есть специальный отдел, который занимается международными связями, его представитель даже приезжал в Луганск – но опять-таки плодотворной эту встречу назвать нельзя.

Контакты можно было бы развивать по абсолютно любым направлениям – от бизнеса и высшего образования до культуры и спорта. Кстати, футбольный клуб «Сент-Этьен», хоть и переживает сейчас не лучшие времена, – 10-кратный чемпион Франции и 6-кратный обладатель Кубка страны, за него выступали такие игроки, как Мишель Платини, Жак Сантини, Патрик Баттистон.

Понятно, что инициативу должен проявлять тот, кому эти связи нужнее. И вполне очевидно, что «нужнее» они не французам.

Мне не раз доводилось общаться с гостями из Франции. И не могу сказать, что мне так уж по сердцу их восприятие нашего города. Они с восторгом рассказывают о невероятном аттракционе – походе на барахолку. Жизнь кипит: менялы, цыгане, нищие – человеческий театр! Их впечатляет, что у нас мясо продается с земли – во Франции такое только после Второй мировой войны видели.

Конечно, есть определенный шарм в образе края «Тарзанов». Но хотелось бы всё же чего-то большего. Думаю, те же французы с радостью нам помогли бы во многом, и выгоду свою нашли бы в этом. Была бы только политическая воля.

Хочется верить, что однажды она появится, и «Французский альянс» сыграет свою роль в наведении новых цивилизационных мостов.

 

Конкретно

«Французский альянс» (Alliance Francaise) создан в 1883 году с целью продвижения французской культуры в мире. Активное участие в его работе принимали писатель-фантаст Жюль Верн, биолог и химик Луи Пастер, историк Эрнест Ренан.

Сегодня «Альянс» действует в 146 странах всех частей света и насчитывает 1072 местных представительства, где учатся более полумиллиона человек. Это самая крупная международная организация не только среди пропагандирующих французский язык. Ей серьезно уступают по охвату аудитории другие «языковые» и культурные организации – «Британский совет», немецкий «Гете-институт», испанский «Институт Сервантеса», итальянское «Общество Данте Алигьери».

Луганский Alliance Francaise – один из 9 в Украине (если считать симферопольский и севастопольский). Для того чтобы получить право использовать это название, необходимо подтвердить высокую квалификацию преподавателей.

 

Справка

Орден Академических пальм – один из 7 существующих в современной Франции орденов. Четвертый по значимости и второй по дате учреждения. Как и первый – Орден Почетного легиона (1802 г.), – Орден Академических пальм (1808 г.) был учрежден Наполеоном І Бонапартом.

Награда присваивается за вклад в народное образование Франции, а также за пропаганду и распространение французской культуры за рубежом.

Среди кавалеров «Лилового легиона», как еще называют орден, – такие люди, как, например, ректор МГИМО Анатолий Торкунов, министр здравоохранения СССР академик Евгений Чазов, президент эстонской Академии наук Юри Энгельбрехт.

Александр Белокобыльский