Украину к катастрофе привели дилетанты


417Договариваясь об интервью с гендиректором агентства безопасности «Тайфун» Александром Музыченко, я планировал поговорить о роли охранных структур в наше неспокойное время, о том, как оценивает собеседник обстановку в стране. «Тайфун» – одна из крупнейших структур такого рода в Украине, она действует в 12 областях. Однако разговор получился шире: о боеспособности украинской армии, об ошибках властей во время Майдана. И – о том, чем разрешится нынешний кризис

– Александр Карпович, мне кажется, в нынешнее смутное время частная охрана начинает играть большую роль.

– Охранные структуры должны дополнять действия правоохранительных органов. Так это организовано в ведущих странах за рубежом.

Я прошел обучение в ряде таких стран – по личной безопасности, безопасности бизнеса, промышленной, экономической, антитеррору. Причем обучение проводили такие лица, как советники президентов, советник королевы Великобритании по безопасности. Их опыт нужно брать на вооружение и Украине. Допустим, в Британии охранные компании, которые подтвердили европейский стандарт качества («Тайфун», к примеру, имеет сертификат ISO 9001:2008 и еще 4 европейских сертификата – Франции, Испании, Мальты, Великобритании), задействуются, в том числе, и в операциях по антитеррору.

Они не пойдут брать террориста или освобождать заложников – на это есть специальные подразделения, – но они готовы грамотно обеспечить поддержку. Их учат государственные чиновники: как осуществить оцепление автовокзала, аэровокзала, железнодорожного вокзала, торговых центров, как обеспечить эвакуацию людей.

Проведение массовых мероприятий? – Они готовы включиться в работу. В то же время они никогда не принимают участие в разгоне демонстрантов, в ликвидации беспорядков.

– Что собой представляют частные охранные предприятия в Украине сегодня?

– В Украине работает свыше 560 тысяч охранников. Это в несколько раз превышает численность Вооруженных сил, хотя уровень подготовки в разных компаниях различен. Законодательство сегодня позволяет приобретать законопослушному гражданину для своей безопасности охотничье нарезное и гладкоствольное оружие. В прошлом году вступил в силу закон, который разрешает охранным компаниям покупать электрошокеры и травматическое оружие.

– Я знаю, что на базе «Тайфуна» существует общественное формирование по охране порядка наподобие ДНД…

– Отличие от ДНД – в том, что у нас патрулируют улицы профессионалы. Общественное формирование правопорядка и целостности границы «Тайфун» (это его полное название) работает уже много лет. Наши наряды – в единой областной схеме правопорядка в каждом из 12 регионов страны, где мы работаем. Мы выделяем транспорт быстрого реагирования по вызову «102», затраты на топливо – тоже наши. С бойцами «Тайфуна» на дежурство заступает сотрудник милиции. В связи с нынешней обстановкой компания выделяет на ночь больше автопатрулей и личного состава для объезда наиболее криминогенных районов.

За год только в Луганске у моих ребят до 2000 задержаний. Это, помимо мелкого хулиганства, воровство, драки, изнасилования, грабежи. Был случай, когда человек не на дежурстве был – шел домой, в магазин в Камброде залезли, и он двоих задержал один.

Я лично считаю, что политических симпатий у силовых структур не должно быть – их работа – правопорядок. Своим людям мы объясняем, для чего мы работаем. На службе мы защищаем закон, имущество, личность граждан. Если вы заметили, у нас в офисе нет никакой партийной символики.

– Вы могли бы как профессионал в сфере безопасности дать оценку действиям правоохранителей на Евромайдане?

– Такое невозможно представить ни в одном правовом государстве. Есть целая система, как правильно вести работу в условиях массовых мероприятий, как различать, где случайные люди, а где провокаторы. В Лондоне недавно были беспорядки, в Париже, в Греции – революции не случилось, правильно? Даже в балканских странах, где были недавно выступления, не случилось революции. Потому что ни разу нигде не было, чтобы люди махали флажками за какую-то идею, а их гранатами забросали…

Свыше сотни погибших – на ровном месте! Ведь есть способы оттеснить без единого синяка, и их знают бойцы «Беркута», внутренних войск, точно так же, как их европейские коллеги! В то же время при захвате госучреждений бездействия правоохранительных органов в Европе мы не можем себе представить. И чтобы безнаказанными остались те, кто захватил их, – такое тоже невозможно.

То, что мы видели на протяжении трех месяцев, – это было уничтожение государственности. При полном бездействии силовых структур, каждая из которых должна была выполнять свои задачи: они четко определены для СБУ, для МВД, для прокуратуры. Если бы они сработали, у нас было бы спокойно в стране. Это самая главная причина того, что мы получили сейчас: полный беспредел, полная дезориентация, ситуация вне правового поля.

Если бы власть правильно себя повела, вообще не было бы Майдана. Ведь с чего все начиналось? Нас три года убеждали, что нам нужно в Европу, и почти убедили! Я-то не сторонник вступления в ЕС, я считаю, что Украина должна оставаться независимой и внеблоковой. Но многие-то поверили, что надо идти в Европу. И за неделю перед подписанием Соглашения об ассоциации с ЕС сказать: «Да нет, ничего этого не будет»? Нельзя так с людьми поступать.

– Меня очень тревожит тема дискредитации милиции. В прошлом году МВД подверглось массированной информационной атаке. В результате народ теряет доверие к милиции, а преступники не чувствуют, что наказание – неотвратимо.

– Атака велась, однозначно. Но зачастую милиционеры сами себя дискредитировали.

Вот врадиевское дело. Раньше в любой структуре, даже если генерал что-то сотворил, – его моментально разрывали на части свои же. И все знали: это недопустимо. А здесь скрыли, замяли – и это вызвало обратную реакцию. Так нельзя! Появился факт – признать и наказать виновных. Сейчас же ничего не скроешь.

«Подставы», которые строили инспекторам ГАИ, – были. Но изначально – это недоработка власти: сделайте так, чтобы не было подстав. Создайте условия, чтобы тот же гаишник не требовал взятку. Вот вам вторая сторона медали: кто, как и зачем идет работать в милицию, в Министерство обороны служить и в другие структуры.

– Сейчас, на ваш взгляд, происходит рост преступности в стране?

– Мы озабочены криминогенной обстановкой. Криминал поднял голову, преступлений стало больше, это не секрет: все смотрят хронику чрезвычайных событий – чуть ли не каждый день преступления с применением огнестрельного оружия. Вот недавно в Харькове расстреляли «Слона». В прошлом году мы тоже наблюдали рост преступности – как расстреляли инкассаторов в Харькове. Магазины с золотом как грабят, банкоматы.

Это сказывается и на настроении наших клиентов. Увеличился спрос на установку тревожной кнопки, богатые люди стали чаще нанимать телохранителей.

Появятся преступники, которые будут кричать «я с Майдана». Во многих регионах приходят к людям: «Мы збираєм сім’ям героїв Майдану, сдавайте по 100 гривень». Кто собирает, куда эти деньги пойдут?

«Саша Белый», который с пистолетом врывается в прокуратуру, а потом с автоматом в руках угрожает министра внутренних дел «повесить, как собаку»: что, силы нет у МВД, у СБУ, чтобы с этим справиться?

Возможно, есть сторона, которая специально дестабилизирует обстановку: в мутной воде хорошо ловится рыба. Можно и в форму милиционера переодеться, и в форму майдановца, нацепить георгиевскую ленточку, и российский прапор – и под этим видом творить все, что вздумается. Это опаснейшая вещь.

– На прошлой неделе была захвачена Луганская облгосадминистрация. Волна прокатилась по востоку страны и на нынешних выходных. «Легитимность» захватов обосновывают киевскими событиями.

– С самого начала на малейшую попытку захвата государственного органа должна быть реакция – как в любом правовом государстве. Это должно проходить жестко, четко, но в то же время не должен пострадать ни один невинный человек.

А мы получили прецедент. Как только это случилось, пошла цепная реакция, она началась с западных областей. И правовой оценки тем событиям так и не было дано. Почему не арестовали тех, кто приковывал на Волыни губернатора к сцене тамошнего Майдана?

А теперь уже в Луганске мы увидели симметричный ответ на захваты обладминистраций на западе. Единственное – там не срывали украинский флаг, но вместе с ним вывешивали флаг ЕС – а это тоже флаг чужого государства.

Но то, что в Луганске срывали украинские флаги,– это недопустимо, конечно. Вы получаете блага, вы живете на этой земле, дышите этим воздухом, ваши отцы и матери получают пенсии от этого государства, газ вы получаете по умеренной цене, а большая часть его цены дотируется государством, – и срывать флаг?! Герб, флаг, гимн – это незыблемо.

Силовой способ, я считаю,– это не решение проблемы. Если строится демократическое государство, все должно происходить только в правовом поле. Есть законный механизм смены власти – выборы. Я не понимаю, почему они путем неуправляемой революции пошли. Любое одностороннее силовое давление влечет за собой хаос, беспорядок в стране и противодействие.

И в итоге всех этих трехмесячных действий, я на сто процентов уверен, – Крым мы потеряли.

– Думаю, в крымской коллизии сыграла большую роль недоработка идеологов.

– Разумеется, нельзя было делать резких движений с украинизацией. Я учился не в украинской школе, язык выучил сам, когда служил на Западной Украине. Были командировки в Африку, в другие страны, но базировались мы в Закарпатье. Я начал читать по-украински, общался с людьми. Заставлять никого не нужно, торопиться некуда. А как только показали, что хотят разделить на «щирых» украинцев и «не щирых», – это сигнал, что нужно противодействовать.

Идеология должна быть одна: есть украинский народ. А он состоит из многих национальностей, этнические украинцы – это один из народов.

И историю трогать не нужно. Мои родители прошли всю войну. Отец – пограничник, мама была медсестрой, поженились перед самой войной. Отступали от Белоруссии до Москвы, и дошли до Берлина. Отец четырежды ранен. Какие у меня могут быть другие герои? И я точно так же понимаю тех, у кого отцы, деды воевали в УПА против поляков, против немцев, – они из поколения в поколение передавали гордость эту. И, конечно, пропаганда, будто каждый из них вспарывал животы беременным женщинам, – это тоже неправда.

– Сегодня Украина оказалась на пороге вооруженного конфликта. Что вы думаете об обороноспособности страны, Александр Карпович?

– Я закончил службу начальником военного представительства по обеспечению Министерства обороны, МВД и СБУ здесь, в Луганской области в декабре 2005 года. Курировал все предприятия, которые выпускают оборонную продукцию для этих структур.

До 2005 года было тяжело, но, как бы там ни было, благодаря президенту Кучме на Луганщине после глубочайшего кризиса удалось возобновить с 1996 по 2004 год разработку, производство и обеспечение силовых структур оружием, боеприпасами военной техникой. Без нового ствола можно прожить, потому что оружие в условиях боевых действий найдется, а расходный материал – патрон. Автомат нужен один, а патронов – масса. Патронный завод заработал, на сегодня он занимает достойную позицию в мире, за свои деньги разработал новые виды боеприпасов. Он обеспечивает все силовые структуры, работает на экспорт, по качеству превзошел лучшие образцы патронов, даже те, которые выпускает Россия.

Химическое казенное объединение им. Петровского за годы независимости освоило новые типы заряда для управляемых ракет, управляемых артиллерийских снарядов, новые виды порохов – более 14 образцов создали.

Завод «Красный Луч» по производству морских гидроакустических комплексов – новые виды были разработаны в 1996-2004 годах. Они апробированы и работали бы. Аккумуляторный завод изготавливал все виды серебряно-цинковых аккумуляторов щелочных.

Потенциал был.

А с 2005 года практически все предприятия оборонки по Украине начали приходить в упадок, за исключением нескольких – таких, как Луганский патронный завод, Луганский авиаремонтный завод.

После 2005 года в Минобороны, в систему военных представительств всей Украины стали приходить руководителями люди неподготовленные, которые вообще не представляли, в чем состоит их работа. И тенденция эта сохранилась по сей день. А эта система обеспечивает поставку оборонных заказов, там профессионалы работали, которые технику хорошо знают, организацию производства – как из винтика, из гаечки рождается техника.

И вот сейчас кинулись – а в каком же состоянии вооруженные силы? А вооруженных сил нет!

Мобилизационные запасы – это и черный, и цветной металл, и химическое сырье, которое в случае войны обеспечит работу оборонной промышленности – уценили, распродали и тут же перепродали. Мобилизационные мощности – станки, специализированное оборудование, которым положено стоять на консервации, – распродано почти все…

Деградация государственности. Государство – это законодательная власть (Верховный совет), исполнительная (Кабинет министров), суд, прокуратура, милиция, армия, местные советы. А без армии – что это за государственность?

– Такое ощущение, что у нас все эти годы вообще всерьез не рассматривали возможность посягательства на нашу целостность.

– Все эти годы каждый жил одним днем: попал к кормушке – и надо хватать. Раньше руководителя растили, как в армии: сначала командир отделения, потом замкомвзвода, потом училище – сделался командиром взвода, замкомандира роты, командир роты, замкомандира батальона, командир батальона – и до маршала дошел. У нас же после 2005 года начали ставить руководителями непрофессионалов. Что такое – директором оборонного предприятия поставить человека, который до этого работал в частном предприятии по изготовлению тротуарной плитки? Или министром промышленности – директора рубероидного завода? Это невозможно понять.

Я еще раз говорю: если бы профессионалы работали на своих местах, если бы назначали не по политической принадлежности, а по профессиональной подготовке – да власть тогда пусть будет какая угодно!

Никто же особо не заботился воспитанием кадров, обеспечением, не думал, как должен жить офицер, как обеспечиваться жильем… Сейчас в Крым дали 120 млн военным – единоразовое пособие. Но кто был в Крыму, тот видел разницу между нашими и российскими военными. И зарплаты – несопоставимые: наш офицер идет в самый дешевый маркет купить сосисок домой, а офицер Черноморского флота России может повести жену с детьми в ресторан. Разница сумасшедшая.

Мы же общаемся: я знаю уровень своей пенсии – и уровень пенсии такого же начальника военного представительства в Ростовской области. Разница в разы – не на проценты. И социалка совсем разная: в России осталась 50% оплата за жилье, оплата отпуска, прибавки к зарплате. Навески большие так и остались. Точно так же бедная Белоруссия армию содержит достойно.

– И все же, чем разрешится нынешний кризис в стране? Украина сохранится как государство?

–Единственный выход – вести переговоры. Любой неверный ход властей вызовет нежелательную реакцию за пределами Украины. Мы небезразличны Штатам, Европе, России. Украина – лакомый кусок для всех: выгодное географическое положение, природные ресурсы, трудовые, интеллектуальные – все это придает огромное значение Украине.

Я боюсь, что не смогут договориться политически. У меня такое чувство, что вопрос с Крымом решен без нас, без украинской дипломатии… Ящик Пандоры открыли, а закрыть не смогли.

– Что вы думает о федерализации, которую сейчас многие называют «выходом из положения»?

– Идея, может, и хороша, но не сейчас: это приведет сейчас просто к войне. Оружия у людей масса. В жизни, как в театре: если на стене висит ружье, то оно обязательно выстрелит. Любая идея должна быть реализована правовыми механизмами.

Главное сейчас – чтобы не было войны. Даже одной человеческой жизни не стоят успехи политические. Это говорить легко: «войска налево», «войска направо». А когда коснется это тебя самого, а еще хуже – твоего ребенка…

Борьба должна быть только с криминалом. Вот это – наша задача.

Все эти политические скандалы отвлекают от главного. От того, как используется бюджет, куда распределяются деньги, кто ворует, как укреплена граница.

Но самое важное – чтобы государственный аппарат работал. Я не верю, чтобы государственный аппарат не получал аналитику от СБУ, от милиции – там тоже есть свои аналитики, я знаю, что там профессионалы есть, отличные, молодые ребята грамотные. И если правители допустят, чтобы нашу страну раскололи, их имена будут навечно записаны не в черную даже, а в мертвую книгу Украины.

Всегда виноваты «керивныкы». Нет плохих детей – есть плохие воспитатели.

 

Справка

Агентство безопасности «Тайфун» – одна из крупнейших охранных структур в Украине. Входит в Международную ассоциацию ветеранов подразделений антитеррора «Альфа».

Начав 13 лет назад во Львове с команды в 20 человек, сегодня «Тайфун» работает по всей стране и называет среди своих клиентов такие гиганты, как предприятия холдинговой компании «АвтоКРАЗ» и «АрселорМиттал Кривой Рог». Главный офис находится в Луганске.

В компании есть система специальных званий, аналогичная милицейской и военной, погоны отличаются лишь дизайном звезд, цветом и текстурой. Также запатентованы медаль, наградные перстни и нагрудные знаки отличия из драгоценных металлов, украшенные драгоценными камнями.

Униформа для сотрудников разработана собственного образца.

Есть тренажерный зал, спортзал, полоса препятствий, кинологический центр, учебный центр подготовки охранников и телохранителей, а также пульты центрального наблюдения за стационарными и движущимися объектами, группы быстрого реагирования.

Александр Белокобыльский