Сквозь бури, дождь и грозы…


411В гостях у «Реальной газеты» побывал известный певец, поэт, композитор и публицист Юрий Лоза. 1 февраля, в день своего 60-летнего юбилея, в эксклюзивной беседе артист рассказал о музыке, телевидении и реалиях сегодняшней эстрады

– Вы начали сольную музыкальную карьеру в середине 80-х. И примерно в это же время кончилась советская эстрада…

– …Она не закончилась: исполнители поют те же песни, потому что новых написать не могут. Придумывают только новые аранжировки – новые названия для старых котлет. А вообще – как пели «Темную ночь», так ее и поют. Новых хороших песен практически нет.

– Как Вы оцениваете исполнителей, пришедших на постсоветскую эстраду?

– Это мировое явление, это сейчас не только в Украине и России: каждое поколение музыкантов, приходя в этот мир и пытаясь завоевать себе место под солнцем, несло свою культуру, собственное ощущение мира. Так было с рок-н-роллом и Элвисом Пресли, «Битлз», рокерами, «новой волной», диско… Всегда были новые идеи, смена стилей и направлений. Каждое поколение – начиная с начала прошлого века, с джаза – было создателями. А сейчас пришло поколение пользователей: они ничего не создают, а берут и перелицовывают то, что создали до них.

– Сейчас очень популярны вокальные телешоу…

– Да, у нас самый популярный проект на телевидении – «Голос». Он взял многие премии, очень кассовый, смотрибельный. А что это по сути? Купленный у американцев за 3 копейки проект
30-ти летней давности. Покупаем, потому что своего придумать не можем, не умеем. В этом проекте поют песни, которые все знают – 288 вариант исполнения. А лучше ли оно, чем вариант номер 287? Какая мне разница? Селин Дион спела ее, сделала эту песню. Или Уитни Хьюстон. А остальные 1000 вариантов мне не интересны. Магомаев, например, ценен тем, что он нашел эту песню и реализовал ее. А «перепеватели» меня не трогают.

– Еще одно популярное развлечение – караоке. Как относитесь к нему?

– Раньше люди пели без подсказки. А сейчас общая деградация культуры привела к тому, что они не в состоянии запомнить текст! Раньше помнили таблицу умножения, сейчас же предпочитают ткнуть в калькулятор – и все. То же самое с текстом – обязательно нужна бегущая строка. Человек не помнит наизусть ни одного куплета! Караоке – это беда, а не достижение.

– Расскажите о себе: чем сейчас занимаетесь, какие песни пишете?

– Я не люблю заниматься тем, что не приносит плодов. Иногда хочется, в порядке хобби, написать песню, но я знаю, что реализовывать ее будет очень сложно. Скажем, песня про Новый год не попала ни в одну из новогодних передач за последние 10 лет. У нас есть определенные кланы, которые держат вещание на основных каналах. Там свой набор исполнителей: крутят их, получают с этого дивиденды…

Когда у меня было 50-летие, 10 лет назад, я пришел на основные наши каналы, и сказал: «Давайте, ребята, снимем мой концерт: в прекрасном зале, с прекрасной аппаратурой, светом… Все за мои деньги». Но меня спросили – а кто будет в гостях? Я начал перечислять, и меня сразу перебили: «Нет, мы не согласны, если не будет Киркорова, Баскова»… Своих, в общем. Предложили: «Отдайте им свои песни, они их споют, и мы это покажем». А я говорю: а мне какой смысл? Конечно, Киркоров возьмет мою песню, с удовольствием – он сам писать не умеет. Но я хочу, чтобы для исполнения моих песен приглашали меня. Тем более, что я еще в совершенно нормальной творческой форме: все мои песни звучат даже в тех же тональностях, что были написаны 30 лет назад.

– В ранних интервью Вы рассказывали, что раньше заработать музыкой было очень сложно. Как сейчас с этим обстоит дело?

– Ничуть не менее сложно. Есть те, кто зарабатывает, и те, кто не может. И у нас, и на Западе. Единственное, что у нас было всегда перекошено, так это результат труда. Мы выпускали пластинки, диски… Но ничего с них не получали. Разговариваешь с западным артистом: «Что ты делаешь?» – «Выпускаю диски, с этого живу. Он стоит 1,5-2 доллара при выпуске, за 15 я его продаю. 13 долларов с копии – можно жить. Мне хватает – зарабатывать и платить налоги».

У нас так нельзя – выпустить диск стоит 1,5-2 доллара, и на Горбушке (рынок в Москве, – прим. ред.) он продается за те же 1,5-2 доллара. Вот и конец всей экономики. А экономика диктует правила поведения. Важен продукт, который продается. А все наши артисты продают себя – лицо, фейс, а не песни.

– Вас сегодня практически не увидишь на экране: ни в «Голубых огоньках», ни в разнообразных «Субботних вечерах»…

– Как раньше были устроены «Голубые огоньки»? В них сидели люди, которые слетали в космос, или вырастили самый большой урожай, к ним подходили артисты, жали руку и пели для них. А сейчас Киркоров поет для Баскова. Медиа-империя замкнулась на самой себе. Никто не поет того, что заслуживало бы упоминания, пошло бы в народ. Так же и все комедианты – они направлены на себя. Империя живет своими проблемами, сама себя прославляет и о себе же снимает фильмы.

– Вы сейчас следите за творчеством коллег? Может быть, хотели бы спеть в дуэте?

– Я всю жизнь очень любил авторов. Всегда считал, что создать что-то новое – в сто раз сложнее, чем затем реализовать это или исполнить. Но сейчас хорошие авторы поняли, что их труд не оплачивается и не поощряется, и перестали писать. А зачем мне писать песню, если она никому не нужна? Последний раз меня вырезали с новой песней из программы «Давайте обедать» на Первом канале. Безобиднейшая песня – но вырезали, на всякий случай. Думают так: вот сейчас он споет хорошую песню, а потом зритель еще захочет хороших… Я даже вывел формулу существования всей медиасистемы: расплоди бездарностей – и на их фоне твоя посредственность покажется талантом.

– Часто обсуждаемый вопрос: вторична ли постсоветская эстрада по отношению к западной?

– У нас сейчас во всей культуре начинают вводиться стандарты – мы почему-то стараемся понравиться им. Да, мы могли бы понравиться Западу, но со своей культурой, своим языком, видением мира – а не с подражанием. Но мы этого не делаем – не популяризируем! Я считаю, что нужно поднимать свою культуру. Не нужно снимать блокбастеров – снимайте кино, и оно будет интересно. Не стремитесь написать мировой англоязычный хит – напишите песню, и она останется в нашей культуре.

– Каким Вы видите дальнейшее развитие эстрады, музыкального направления?

– Я не могу смотреть на культуру в отрыве от экономики. Если будут предприняты соответствующие идеологические, политические, экономические шаги – тогда все можно будет повернуть в любом направлении. Нужно настроить управление культурой и задать вектор движения. Сейчас вся медиаимперия нацелена на то, чтобы развлекать. Любым способом отвлекать народ от проблем в стране. Что угодно делайте – лишь бы вас смотрели и не думали о том, что что-то у нас не так. Изменить это направление – и все изменится.

 

Справка

Юрий Лоза, певец, поэт, композитор

Родился 1 февраля 1954 года в городе Свердловске (ныне Екатеринбург). В 1971 году после окончания десятилетки поступил в Казахский государственный университет. Служил в армии на Дальнем Востоке в ракетных войсках стратегического назначения. В 1977 году гастролировал в составе различных филармонических коллективов. В 1983 году перебрался в Москву, в конце года начал играть и петь в группе «Зодчие» вместе с В. Сюткиным, параллельно выпуская по авторскому магнитоальбому в год. С 1987 года начал официальную сольную карьеру. Пик популярности пришелся на 90-е годы. В последнее время с развитием социальных сетей Лоза вновь обратил на себя внимание, уже в качестве колумниста.

 Беседовал Андрей Аношин

Добавить комментарий