Русская мова


834Языковой вопрос в Украине – вопрос политический. Эту прописную истину буквально на днях еще раз доказала «Свобода», зарегистрировав проект закона, согласно которому предлагается усилить присутствие украинского языка на радио и телевидении, доведя цифру до 50%

Откровенно говоря, заявления и подаваемые «Свободой» законопроекты редко становятся настоящим информационным поводом. Обычно их роль – вызвать бурную вспышку в медийном поле, спровоцировать очередной выброс ненависти и собрать сливки с социальных сетей и в блогосфере. Их «языковую инновацию» ожидает, с огромной вероятностью, та же судьба – законопроект не примут. Тем более, на поверку, предлагаемые нардепами от «Свободы» нормы уже давно действуют (см. графу «Экспертное мнение»), так что и обсуждать нечего. Но зато у нас есть другой, интересный повод для разговора – насколько в действительности важен языковой эфирный вопрос, и как с ним дела обстоят в Луганске?

Родная речь по заказу

Украинцы уже привыкли, что к языку в стране относятся, как в знаменитом анекдоте про коммунистов и колбасу: «Я не понял, они что ее, с собой носят?».

Чехарду с языком начал и закрепил законодательно пришедший в 2005 году к власти Виктор Ющенко. Его «волны украинизации» включали в себя и увеличение количества эфирного времени для украинского языка, и откровенное ущемление прав русскоязычного населения. В то же время языковую карту, в качестве антипода «украинофила Ющенко», подхватили регионалы. С тех пор, с 2006 года, одним из главных лозунгов бело-голубых было придание русскому статуса второго государственного. Выборы-2006, 2007, 2010… Даже после победы на парламентских выборах-2012 и получения практически полной власти в стране все, на что сподобились регионалы – придание в части областей русскому статуса регионального языка. Но нововведение лишь усложнило ситуацию: сегодня не всякий юрист сможет с уверенностью сказать, действует ли данный закон или нет. Вся документация на предприятиях, во всяком случае, по-прежнему подается в Киев на украинском языке.

Политтехнологи легко объясняют «языковые» ходы ПР: а зачем на самом деле давать русскому языку государственный статус, если этот козырь можно просто показывать, «светить» перед каждыми выборами?

Рынок все покажет

Если отбросить политические игрища, единственным объективным регулятором языка в эфире остается рынок. Он сам показывает, что востребовано, нужно и интересно зрителю. Согласно данным исследований, в частности, проекта «Обзор состояния украинского языка», в прайм-тайм на телеканалах страны 44% программ выходят на русском, 28% – украинском, и еще 28% – двуязычны. Соучредитель движения добровольцев «Простор свободы» Тарас Шмайда рассказал, что подобные исследования проводятся ежегодно: активисты мониторят наиболее рейтинговые украинские каналы («Интер», ТРК «Украина», «СТБ», 1+1, ICTV, «Новый», 1 Национальный) в выходные дни и прайм-тайм. При этом «доля» украинского языка увеличилась на 4% по сравнению с мониторингом прошлого года. Подобная ситуация – с радиостанциями. В эфире 6 наиболее рейтинговых «кнопок» («Хит-FM», «Русское радио», «Ретро», «Люкс», «Шансон», УР-1) украинские песни в прайм-тайм звучат всего в 3,4% случаев. Абсолютный рекордсмен – русскоязычная музыка, занявшая 60% от общего контента станций.

Луганский акцент

На Луганщине же, вопреки распространенному мнению, ситуация с языком не столь однозначна – у нас существует большой языковой разрыв между сельским и городским населением. Так, согласно переписи, якобы почти 90% сельского населения области пользуется украинским языком, в то время как свыше 95% жителей Луганска родным назвали русский. Наши телеканалы несколько лет назад, оказавшись между Сциллой принудительной украинизации и Харибдой зрительского неинтереса, смогли выйти из ситуации без относительных рейтинговых потерь. А наиболее смотрибельный канал Луганщины, ИРТА (по данным мониторинга, опубликованного компанией RCI) смог даже приумножить свою долю. В редакции канала признаются, что опасались потерять зрителя, но в итоге пришли к выводу, что главное – не язык, на котором вещает канал, а качество самого телепродукта. На него ориентируется зритель – главный судья всех телеканалов, и он решает, интересно это смотреть или нет. А политики могут и впредь тасовать свою замусоленную в изнуряющих политических боях языковую карту.

Экспертное мнение

Евгений Самохвалов, шеф-редактор отдела новостей ООО НТРК «ИРТА»

Инициатива «Свободы» – не новость для украинских телеканалов. Телеканал «ИРТА», например, соблюдает эту норму уже на протяжении нескольких лет. Каждый телеканал, когда получает лицензию на вещание, подписывает документы, в которых четко прописано, что в эфирном времени должно быть не менее 50% украинского языка. Так что подготовленный законопроект – не больше, чем пиар.

А то, что не все каналы соблюдают эту норму, – думаю, это должно быть на совести редакции. Существует регуляторный орган – «Національна рада з питань телебачення і радіомовлення», которая занимается этими вопросами. В Луганской области есть ее представитель – Андрей Привальцев, и во время мониторингов он четко фиксирует – есть нарушения, либо нормы соблюдены. Поэтому я не вижу смысла во введении какого-то особенного, дополнительного квотирования.

Касательно необходимости государственного регулирования думаю, что теле- и рынок радиовещания сами разберутся, что транслировать. К тому же, у каждого канала в лицензиях строго определено – сколько русского, украинского, а в Крыму – татарского языка может быть в эфире. Есть и четкое квотирование по жанрам: 2,5 часа новостей, полчаса детских программ, полтора – развлекательных…

Когда мы переходили на украинский язык, думали, что потеряем зрителя. Но, как показала практика, не только не потеряли – зрителей даже прибавилось. Все зависит от качества подачи информации, не от языка. Люди, живущие на Украине, прекрасно владеют украинским языком. Даже те, кто не разговаривает на нем, отлично понимают, что говорят журналисты и дикторы. Все зависит от качества продукта.

В дальнейшем, думаю, тема языка всегда будет политической картой, которую продолжат разыгрывать как сторонники украинского, так и их оппоненты. Так случилось, что страна уже давно раздроблена на две части, и разрешения ситуации пока не предвидится.

Андрей Аношин