Профессия – антиквар


12Таинственный мир антикваров всегда будоражил воображение непосвященных. Секреты ремесла до недавнего времени антиквары держали при себе. Приподнять завесу попытался луганский эксперт Виталий Чужба, написавший книгу «Как стать антикваром». Успешный арт-дилер, работающий как в Украине, так и за ее пределами, решил поделиться эксклюзивной информацией с «Реальной газетой»

 

 Как не быть кинутым

– Я написал книгу «Как стать антикваром. Покупаю мусор, получаю антиквариат». Делаю трилогию – заканчиваю вторую книгу, она будет называться «Безопасность антикварного бизнеса. Семь раз прикинь, один раз кинь». Третью назову «Антидилер. Никого убивать не придется» – советы, как вести себя покупателям с дилерами, чтобы те их не обманули.

Вообще тема безопасности антиквара для меня животрепещущая. Я сам пострадал от наших органов, прошел через все это. На мне сейчас висит уголовное дело со сроками от 7 до 12 лет. Но то, что я сейчас разговариваю с вами, – свидетельство того, что я понимаю в безопасности антикварного бизнеса. Я открыл первый антикварный магазин в Луганске, в который стояли очереди блатных, крутых, кидал и всех остальных. И, как видите, выжил в этом мире.

Моя первая книга – это сборник из 300 советов для человека, открывающего для себя мир антикварного бизнеса. Я адресую их антикварам из небольших городов, которые могут столкнутся с теми же проблемами, что и я.

Коррупционер – друг антиквара

– Мир антикваров очень закрыт. Никто ничего не рассказывает публично, потому что все боятся. И на это есть причины.

Основную массу антиквариата потребляют коррупционеры, которым надо вложить все свои накопления так, чтобы в случае чего можно было сказать: «Мол, покупал из зарплаты по одной золотой монетке. Я ж не виноват, что они показали 2000% рост за последние десять лет».

В Луганске в этом плане впереди планеты всей оказалась фалеристика. Здесь большие деньги вкладываются в рынок орденов и наград.  Я сам начинал деятельность антиквара в 1993 году с наград, покупал их на рынке, но мне они не нравятся, не греют душу, холодные они какие-то. Кто-то за них кровь проливал, а кого-то за них убивали. Я в них разбираюсь, я могу ими торговать,  но для меня они в крови. Хотя через руки и проходили по-настоящему редкие, эксклюзивные вещи, за которые сейчас можно было хорошо поднять, но я не оставлял себе ничего.

Я консультирую людей, которые расстаются с деньгами в пользу антиквариата, но как они их заработали, они мне не объясняют. Деньги любят тишину. О конкретных суммах и людях говорить не готов, иначе точно посадят.

Не все то золото, что блестит

– Нумизматика на первом месте во всем  мире. Компактная, высокоценная, несущая на себе высокую историческую и культурную нагрузку. Сейчас взлет интереса к античным монетам, их выкапывают массу. С 1982 по 1991 год нашли 2 древнерусские монеты. Они поступили в музей. А в этом году было продано более тысячи древнерусских монет.

При этом древние монеты практически никто не подделывает. Во-первых, трудно, во-вторых, маленький, узкий рынок сбыта, на нем работают специалисты. В-третьих,  их не продашь много.

Подделать одну монету стоит дороже, чем стоит такая монета. Это просто невыгодно.

Гораздо проще фальсифицировать живопись. Например, легко подделывают русских модернистов начала ХХ века – Гончарова и Ларионова. Мне приносят их периодически. Была история – принесли, говорят: нам задолжали 50 тысяч долларов, мы не знаем, сколько стоят эти картины. А эти картины, подлинники, стоят по 300 тысяч долларов каждая, а они принесли их целых пять.

Антиквары ленивы и нелюбопытны

– Люди не хотят учиться, никто не хочет ничего читать. Все представляют профессию антиквара так – я буду сидеть ждать, пока мне принесут Рембрандта, и я на нем разбогатею. А на самом деле этот бизнес требует постоянного обновления знаний. А половина наших антикваров не умеют пользоваться электронной почтой. Они не бывают в музеях, они не посещают выставки, они не посещают аукционы. У меня есть знакомый, его называют «Жопа». Он любую монету берет, посмотрит и говорит:  «Жопа!».

Почему? Говорит: «Я таких монет в жизни не видел, занимаюсь с 1962 года». А я у него спрашиваю: «Где ты был за пределами Луганска?» Лично я следую философской доктрине: «Человек столько раз человек, сколько стран он посетил». А Григорий Сковорода говорил: «Людина стілки разів людина, скільки мов вона знає».

Сегодня идет глобализация рынка – я могу купить товар, когда мне его принесли в магазин в Луганске, купить на аукционе в Нидерландах или купить на eBay в сети Internet. Мне это несложно. У меня свободный английский и французский, читаю на немецком, немного на голландском, свободно говорю на польском и украинском. Вдобавок мне присылают каталоги 20 аукционных домов.

Поэтому я не боюсь конкуренции. Я могу работать в Германии, Франции, Голландии, России, да все равно где.

Закон что дышло

Наше законодательство – непрозрачно, закон разворачивается в любую сторону. Мы отрезаны от всего мира таможнями на основании статьи 201 Уголовного кодекса «Контрабанда» – «незаконное перемещение через территорию Украины культурных и исторических ценностей». Если в России ввоз не регламентируется, там принят закон о ввозе культурных ценностей, то у нас ни вывезти, ни ввезти ничего нельзя. Законодательство осталось неизменным с советских времен.

У меня бизнес четко  делится на две части – бизнес за пределами страны, бизнес внутри Украины. Наше законодательство устроено так, что тебе позволяют работать как бы не замечая, пока ты не вырастешь, а тогда тебя прихлопнут. Я приезжаю в Германию, и на вопрос о цели визита говорю, что я нумизматический дилер, и ко мне нет вопросов. Если такое скажу при въезде в Украину, мне будут смотреть на границе во все места, не провез ли я чего незаконно. Вся моя переписка с заграницей вскрывается – например, пакеты с аукционными каталогами. Как во времена НКВД.

Продолжение следует

За пределами настоящего интервью остался огромный пласт информации от Виталия Чужбы. В дальнейших выпусках «РГ» мы поговорим о будущем частного художественного музея луганской изобразительной школы, о будущем провинциального искусства и путях его развития, о защите своих сбережений инвестициями в антиквариат и о многом-многом другом…

Константин Скоркин

 

Добавить комментарий