Правила жизни – Луганск


35С этого материала «Реальная газета» начинает проект «Правила жизни – Луганск».

В нем мы попытаемся узнать, чем руководствуются в жизни наши выдающиеся земляки

 Наш первый герой – фотохудожник, признанный «зубр» луганской фотожурналистики Николай Сидоров

 

Мой первый фотоаппарат «Смена – 8М».  Здесь я не оригинален. Многие фотографы начинали именно с него. Помню, как снимал концерт вместе с фоторепортером Михаилом Солнцевым. Я как начинающий профессионал был увешан техникой, а коллега был с одним аппаратом «Смена – 8М». В результате у меня получились одни размытые снимки. А Миша Солнцев сделал прекрасные фотографии. Это был наглядный урок.

Снимок, после которого я понял, что фотография дело моей жизни, был сделан в 1995 году.  Я делал съемку на похоронах парня, с которым мы вместе росли. В кадре его отец и брат стоят обнявшись под дождем, на их лицах скорбь. Над ними держат зонтики двое совершенно равнодушных людей – они как бы в кадре, но сами безмерно далеки от чужого горя. Очевидна пропасть между ними. Этот снимок впоследствии победил на престижном японском конкурсе «Жизнь вместе».

Все просто: любое произведение искусства имеет  две фундаментальные составляющие – форму и содержание. Это-то и отличает настоящий снимок от барахла, которое наводнило Интернет. Форма, композиция – это понятия  незыблемые, им можно научить, а вот содержание – это внутренний мир человека, который снимает и, пропуская через себя, реализует свое видение в готовом кадре.

Никогда не касаюсь модели руками. Фотограф должен объяснить словами то, чего он хочет от человека, которого снимает.

Стараюсь никогда не снимать горестные моменты – катастрофы, взрывы, трупы.  С одной стороны, это жареный, востребованный кадр, с другой, – неэтично фотографировать людей в момент их горя. В мирной жизни для меня это недопустимо. Другое дело, например, война.

Я  не фотографирую ню. Есть великие мастера, как Хельмут Ньютон, Ян Саудек, которые так подняли планку, что ее уже никто  не возьмет. А наполнять интернет пошлятиной… Нет, это не мое.

Заглядывать в чужие трусы, как это делают папарацци, мне неинтересно. И вообще, какой смысл снимать знаменитостей, когда есть масса простых людей, достойных того, чтобы их запечатлели.

Хороший  фотограф – это порядочность, образованность (начитанность, широкий кругозор) и профессионализм (владение техникой).

К  фотографам-свадебщикам – двойственное отношение. Если фотографии сделаны на высоком уровне – это хорошо, если фотограф просто хочет срубить бабла – это плохо. Я сам не люблю снимать свадьбы, только если хорошие знакомые попросят, или за бешеный гонорар. К тому же я не верю в искренность большинства нынешних брачующихся, – у них на уме один пафос, а не чувства.

Рамки профессионализма в эпоху цифровой техники и инстаграма не размылись, а напротив, стали четче. Другое дело, если непрофессионал берется за профессиональную  работу – это беда.

Я  не фотографирую котиков. Хотя одна из первых удачных работ – это был как раз кот.

У Аксенова в книге «Скажи изюм» есть отличные цитаты про мистику фотографии: «Тайна эмульсии непостижима» и  «Фотография есть связь реального тела с астральным».

Я не чувствую себя летописцем эпохи, скорее меня интересует повседневность.  Как сказал великий фотохудожник Анри Картье-Брессон: «Фотография сама по себе не способна изменить мир, но способна рассказать о том, что нужно изменить
в этом мире».

Хочу закончить серию «Руки», в которой пытаюсь через фотографии рук рассказать о человеке.

Фотографы, работами которых восхищаюсь, – Стив Маккари, Эми Виталь. Есть великие снимки:  например, работа Роберта Капы «Смерть республиканца». Великие снимки не вызывают зависти, а подстегивают к действию.

Мечтаю победить на конкурсе фото года World Press Photo – престижнейший международный конкурс, в котором регулярно участвую.

Мой лучший кадр, наверное, еще не сделан.

———————————————————————————————————————————

Избранные работы Николая  Сидорова
———————————————————————————————————————————

28

30

29

32

Добавить комментарий