Правила жизни – Луганск


415

Мы продолжаем проект «Правила жизни – Луганск», в котором пытаемся узнать, чем руководствуются в жизни наши знаменитые земляки. В этом номере наш герой – народный артист Михаил Голубович, художественный руководитель Луганского академического украинского музыкально-драматического театра. Он родился на Черкасщине, но судьба связала его творческую биографию и личный путь с Луганском

В детстве зимним утром лежишь в хате на печи – рядом, зараза, кот лежит, развалился. Ему ни в школу не идти, ни дрова рубить не нужно, дорожки от снега не расчищать. И я мечтал быть котом, чтобы ничего не делать.
Послевоенные годы. Голод, разруха. Пастухи посылали меня к железной дороге, по которой шли эшелоны с солдатами, «цыганить» у бойцов махорку. Очень ярко все помню. Состав проплывает мимо, теплушки открыты, а я стою в пилотке, показываю «закурить дай», они мне бросают махорку, сахар, изредка консервы американские.

После окончания учебы в институте театрального искусства имени Карпенко-Карого должен был ехать по распределению в Чехословакию, потому что изучал чешские диалекты. Но на дворе был 1967 год, канун Пражской весны, и меня просто не пустили.
Первое впечатление от Луганщины – проезжаю Коммунарск (Алчевск), все небо затянуто разноцветными дымами от меткомбината, думаю, куда я еду?

Много раз мог уехать из Луганска, звали и в Харьков, и в Москву, особенно когда стал играть в кино. Но остался – не могу плюнуть в душу людям, которые меня приняли. И никогда об этом не жалел.

Для меня пример в жизни – актер Донатас Банионис, который был звездой советского кино после фильма «Мертвый сезон», но продолжал работать в маленьком театре литовского города Паневежис.
Меня всегда поражали интересные люди. Здорово, когда встречаешь хорошего человека, а не проходимца какого-то, такая энергия появляется, вера в жизнь.

Войти и выйти из сценического образа – это как родительское собрание в школе. Вход бесплатный, выход платный. Надо резко остановиться, но попробуй лошадь остановить на скаку. Спектакль закончился, аплодисменты отгремели, а ты все еще там, живешь жизнью своего героя.

417

Раньше все кинозвезды – это же были театральные актеры. Сегодняшние же звезды, я не в упрек молодежи, но из сериала в сериал переходит актер – пустота. Если встречается мощный талант, то точно играл в театре.
Если режиссер в кино знает, что он хочет от тебя, ты даешь это. Роман Балаян, Сергей Параджанов – вот они знали, что хотели от актера. У маститого режиссера весь фильм уже в голове.

Когда Сергей Параджанов сидел на зоне в Луганской области, я ездил туда, «перетирал» со «смотрящим». Говорил, что надо защитить Параджанова, спасти его. Он смотрит на меня – и будто не видит. Послушал пахан меня и одно слово сказал: «Лады». Потом узнаю из письма, что Параджанов устроен на зоне начальником пожарного поста.

Лучшую роль назвать сложно. Вкладываешь же в каждую кусок сердца, души. За два часа проживаешь жизнь персонажа, сжигая себя.
Играл в спектакле бомжа-алкоголика, который узнает, что под его именем похоронили замерзшего собутыльника. По пьесе он должен был выпить, чтобы оправится от потрясения, перед тем как объявиться соседям, родителям, его уже схоронившим. А я выливаю на сцене протянутую рюмку, зал встречает на ура. После спектакля снимаю грим, переодеваюсь в нормальную одежду, на улице ко мне подходит старушка, протягивает две карамельки и мелочь. Говорит: «Спасибо тебе, сынок, видишь, бросил пить – и одеваться лучше стал». Разве эта старушка, она не понимает, что это спектакль? Понимает, но, видно, зацепило что-то свое, видно, такая проблема есть в семье.

Мечтаю сыграть последнего кошевого атамана Запорожской Сечи Петра Ивановича Калнышевского. Это личность огромного масштаба, глыба. Герой турецкой кампании, награжденный высшей наградой империи – орденом Андрея Первозванного, был по оговору Потемкина брошен Екатериной Второй в заточение, на Соловки. Там просидел в яме 28 лет. Умирает на 113 году жизни!
Тимошенко я не верю. Вот Ахметов, он декларирует свое богатство, строит стадионы. А у Юлии Владимировны в декларации только двухкомнатная квартира. Это же неправда!

416

Я не могу разделять себя как актера и руководителя театра. Я одинаково волнуюсь, когда приступаю к репетициям и когда думаю о том, что у театра не закончен ремонт.

Один моих из любимых фильмов – это «Коммунист». Потрясающая работа актера Евгения Урбанского. Невероятная энергетика.
Не люблю в людях неискренность. Я это чувствую на энергетическом уровне. Бывает, пообщаешься с человеком пять минут, будто всю жизнь его знаешь. А бывает, общаешься час, два – и как с бетонной стеной, видно, что человек наглый, циничный.

Когда видишь подтверждение дружбы, просто крышу срывает. Когда у меня был юбилей, пришел человек, которому я когда-то помог, о чем и сам уже забыл, и человека этого вспомнить толком не мог, а он подарил мне большую сумму денег. А вот когда при губернаторе Данилове меня отовсюду выгнали, люди, которым я делал добро, перестали со мною здороваться – их я вычеркнул из жизни.

Надо пахать, иначе ничего не будет. Это в любой профессии так. А в актерском ремесле – тем более.

Добавить комментарий