Поездка в Бахмут


117Предлагаем вниманию читателей выдержки из дневника немецкого доктора медицины Йогана Антона Гильденштедта, который с мая по октябрь 1774 года исследовал местность нынешней Луганской области. В своем дневнике он описывает места, на которых ныне расположены Артемовск, Луганск, а также рассказывает историю заселения нашего края. Эту часть дневника перевел член союза краеведов Украины, архитектор Николай Ломако

 

Солеварение

23 и 24 августа

Соляные колодцы Бахмута. Между цитаделью и левым берегом реки Бахмут построена солеварня, внутри нее находятся оба колодца, из которых берется рассол для выпаривания. Главный источник называется Кирилловским. Его глубина 3 сажени 5 вершков. Рассол отстаивается в течение несколько недель, чтобы рассол установился на 2 сажени и 5 вершка в нем; выше никогда не растет, и все же некоторая утечка из колодца есть.

Рассол должен быть таким крепким, чтобы в нем плавало яйцо. Тогда аптечная мера в 27 унций дает 1 унцию 7 драхм и 45 гран остатка. На колодце установлены 12 насосов, которые приводятся в движение машиной с конным приводом, как в Торе.

Из большого крытого бассейна рассол по трубам направляется в стоящие вокруг варницы, у продольных стен которых лежат деревянные корыта из больших выдолбленных бревен, в которых собирается рассол и по надобности выпускается в сковороды.

Солеварни. В Бахмутской солеварне в течение последних 20 лет действовало до 60 сковород, последние 2 года – только 50, а этим летом – только 30. В каждом сарае стоят по 10 сковород. Сарай имеет 32 сажени в длину, 4 в ширину, 1 сажень в  высоту и две трети сажени под крышей.

Печь имеет высоту 6 футов, из них 5 футов в земле и 1 фут над землей.

На 4 куб. саж. дров  при 4 работающих в Бахмуте получают с каждой сковороды за 24 часа от 120 до 125 пудов соли, то есть вдвое больше, чем в Торе. Поэтому со сковороды взимается и вдвое больший налог, а именно, 20 рублей за 24 часа и 27 с половиной копеек за машину. В течение 24 часов 6 раз снимают соль и каждый день – нагар. Рабочие получают при варке для казны по 1 копейке за пуд, а для частных лиц – 2 рубля жалования и полтинник на питание. Дирекция местной соляной конторы, которой подчиняется и Торская, называется Бахмутская заводская соляная контора, директором является подполковник Иван Васильевич Шабельский, местный житель, в прошлом полковник Бахмутского казачьего полка.

Жители частично купцы, частично солевары, частично пикинеры, причем последние до сих пор живут в Маяках и Торе, пока им строят  новые деревни на реке Бахмут и на реках Кривой Торец, Казенный Торец и Булавин Колодец. В Бахмуте в день Петра и Павла и первого сентября проводятся ярмарки.

 

Особенности заселения края

 

26 августа, проехав еще 6 верст на юго-восток, достигли истоков рек Сатки и Лугань, текущих в разные стороны, после 6 верст на юго-восток достигли истока реки Россоховатая, от истока же мы поехали к устью, а оттуда вдоль реки Булавин Колодец 12 верст на  восток, до устья ручья Ольхового, который берет начало на юго-востоке и впадает с левой стороны в реку Булавин Колодец, в этом углу Новороссийским правительством осенью прошлого года создана слобода,  в которой в настоящее время проживает 20 семей раскольников из Польши. С началом войны они пришли из Польши в Елизаветградскую провинцию, оттуда они были перемещены в Ново-Павловск на Миусе,  а осенью прошлого года их обратно поселили здесь. Эти люди живут в течение 5 лет в неопределенности.

Из раскольнической слободы на Булавине Колодце путешествие продолжилось далее, дорога лежала 8 верст к востоку на высоте между долинами рек Булавин Колодец и Ольховатая, к ее истокам, оттуда 6 верст на восток, в район истока реки Миус, и на север к источникам реки Белая Лугань, и там еще 8 верст на  северо-восток к слободе Белинка, лежащей на левом берегу реки Белая Лугань, которую также называют просто Белая. Эта дорога шла по ровной степи, на вершинах холмов у истоков Булавина Колодца виднелись камни песчаника, имеющие явно искусственное происхождение, как и на холме у истоков Ольховатой и Миуса, три статуи типа Пасхи, выполненные из плотного песчаника, обращенные лицом к востоку. Слобода Белинка заселена 4 года назад руководством Новороссийской губернии из раскольников, которые переселены сюда из города Стародуб, потому что там не хватает  земли, 150 семей расположились между рекой Белая и балкой Чернухин Буерак.

В 35 верстах ниже на той же реке и северо-восточнее находится слобода Белая, в которой живут 100 семей малороссиян, поселенных майором Шевичем.

28 августа. Из Ново-Павловки, в которой мы провели ночь, мы пошли 20 верст на NNO с некоторыми изгибами по высокой плоской степи, до слободы Малая Екатериновка, которую также называют Ивановкой. Она расположена у истока впадающей в Лугань реки Ольховой, было в ней 100 домов. Она заселена 4 года назад майором Штеричем малороссиянами из  различных областей. От Малой Екатериновки в 5 верстах к северу лежит слобода Штеричевка, а еще в 5 верстах юго-западней – слобода Кряковка (Kreyakovka), они лежат в двух долинах притоков реки Ольховой. Обе принадлежат майору Штеричу, их он заселил в 1767 году малороссиянами, для чего ему Новороссийским правительством  были выделены земли за территорией Бахмутского гусарского полка, предполагая заселить ему 200 домов, но поселили в первой слободе 80 и во второй 20 домов.

Из Малой Екатериновки прямой дорогой до Большой Екатериновки, считай, только 10 верст к западу, до слободы Белинка, где я был вчера, 25 верст, до частной слободы Белая, которая в 40 верстах ниже Белинки, находящаяся на той же реке Белая Лугань, 30 верст. В ней находится 80 крепких домов, она была заселена 12 лет назад сыном генерала Шевича в назначенном для его гусарской роты округе, а затем перешедшая по брачному контракту к майору Штеричу. Наконец, в 20 верстах на ONO  от Малой Екатериновки, ниже у речки Ольховой, у устья впадающей в нее с правой стороны речки Ореховой лежит слобода Ольховая, которую 12 лет назад заселил полковник Шевич малороссиянами. Здесь 100 семей подданных Штерича. Есть церковь. В середине, между слободой Малой Екатериновкой и Ольховой, при впадении в левую сторону реки Ольховая речки Васюковой (Wassyikowijr), которая имеет двойное название, может быть создана из малороссиян частная слобода гусарских офицеров, сообщили мне.

Балка Луганчика не крутая и только 10 саженей в глубину. В этой балке между песчаником много источников, которые поддерживают хорошую речную воду в Луганчике. Эта слобода Петро-Павловка 5 лет назад заселена майором Штеричем малороссийскими добровольцами, в ней 200 домов. Но по распоряжению правительства Новороссийской губернии они должны быть выселены, а на их место приехать русские из Севской провинции. Их в то время находилось до 1500 душ мужского населения. От Петро-Павловки мы ехали 15 верст по высокой правой стороне Луганчика, вниз по течению на ОNО до слободы Кузькина (Kuskina), которую так же называют Луганчик, в ней до 40 домов. Она заселена малороссиянами 10 лет тому назад майором Шевичем.

 

Станица Луганская

 

29 августа. На Луганчике по бокам долины выходы мела до устья Донца. В хуторе Киричева не было лошадей, последний раз мы меняли их в Петро-Павловке. Далее в устье балки Крещевой на Луганчике стоял Вуичев хутор, а через две версты – хутор Рашковича, отсюда мы прошли еще 2 версты на север вдоль Луганчика, до его устья оставалось 4 версты. Мы поднялись на вершину в направлении севера и, проехав 5 верст, остановились в устье Лугани на берегу Донца, на левом берегу последнего располагалась донских казаков Станица Луганская. Все хутора на Луганчике находились на левом берегу. На правой стороне Луганчика расположился хутор Вании, священника (протопопа) Бахмутского гусарского полка. Поэтому хутор называли Протопоповским. Ему также принадлежала населенная малороссиянами, основанная 10 лет тому назад слобода на 80 домов, находящаяся около 2 верст ниже устья Луганчика на правой стороне Донца, называемая Протопоповская, или Суходольская. Протопоп Вания получил от Сената разрешение на владение этой землей в области донских казаков за границами Бахмутского гусарского полка. Но 5 лет назад в 15 верстах ниже полковник Рашкович, офицер Бахмутского полка, самовольно основал в районе Макарова яра слободу из добровольцев малороссиян, в которой до 100 домов. Эта земля, как известно, принадлежала донским казакам.

Против Станицы Луганской теперь можно переехать Донец верхом и в экипаже – здесь ходят 2 парома из выдолбленных бревен, соединенных досками, перетягиваемые по канату. Я переправился, чтобы осмотреть ярмарку, которая проводится в этой станице в последнюю неделю августа. Здесь представительное собрание купцов из Черкасска, крепости Дмитрия Ростовского, из Воронежа, Белгорода и из жителей округи. Здесь торгуют лошадьми, рогатым скотом, овцами, которых пригоняют особенно донские казаки и прилегающие к Черкасску и Дмитриевской крепости татары и калмыки. Они со своей стороны покупают у русских купцов  готовую одежду, деготь, водку, юфть, сафьян и холсты. Окрестные земледельцы привозят пшеницу, шерсть, лук и другие овощи и покупают одежду, изготовленную частью из деревенского полотна, частью из китайской хлопчатой бумаги, сапоги, кушаки, шапки и частью деревянную или железную домашнюю утварь, веревки, телеги, колеса, хомуты. Для торговли стеклом, тонкими хлопчатобумажными и шелковыми изделиями и москательными товарами было лишь несколько лавок.

Осмотрев все это, снова вернулся на правый берег Донца, где меня ожидал мой экипаж. Он стоял в основанном  полковником Шевичем хуторе из 20 домов, заселенных малороссиянами. Он находился на низком песчаном берегу на правой стороне против Станицы Луганской, где у него есть винокурня. Здесь также не удалось достать свежих лошадей, и мы потащились на тех же, еще 5 верст до слободы Терны, которая лежит на правой стороне Лугани в нескольких верстах выше ее впадения в Донец и тоже принадлежит полковнику Шевичу, который несколько лет назад поселил здесь 40 семей добровольцев малороссиян.

 

Сербский след

 

30 августа. Мы остановились в слободе Терны (Terny); утром мы, наконец, получили, со многими трудностями, четырех свежих лошадей. Тогда мы поехали 10 верст к западу, по правой стороне долины реки Лугань до ближайшей 10 роты Бахмутского гусарского полка, или шанца Каменнобродского (Schanz Kamenoi Brodskoi), к которому переехали по мосту через Лугань (Lugans) ниже устья реки Ольховая (Olchowaja), впадающей в Лугань с левой стороны.  На половине этого пути можно было бы видеть на левой стороне Лугани (Lugan), то есть в 6 верст ниже этой роты, вторую роту этого же полка, или шанец Вергунской (Schanz Wargunskoi), который почти полностью выгорел в предыдущем году.

От шанца Каменобродского (Schanz Kamenskoi Brodskoi) я проехал 15 верст на WNW, через возвышенность, которая отделяет Лугань от Донца, до расположения девятой роты, шанца Жолтоярского (Scholtoiiarskoi). От него выше по течению Донца  еще 6 рот, ниже только один, а именно шанец Красноярский (Krasnojarskoi) в 5 верстах от устья Лугани. Так на всем Донце 8 рот. В Жолтоярском шанце только 80 домов, но ранее осмотренный Каменнобродский имеет 127 домов, можно считать в среднем 100 домов в каждом шанце, только первый на Донце шанец Серебрянский (Serebrjanskoi),  как исключение, должен иметь 300 домов. Почти в каждой роте церковь. Между шанцами расположены различные частные слободы и хутора офицеров полка, которые отображены в рапорте Штерича.

До 1753 г. эта область, на которой теперь  гусарские роты и  частные слободы, между прочим, была не достаточно заселена. В 1751 году, освободившись от императорской королевской службы, генералы де Прерадович (de Pereradowitsch), Шевич (Schewitsch) и Хорват (Chorwat) c частью населения выехали в Киев. До этого в области Тимишоара и Венгрии они командовали на турецкой границе сербскими гусарами в шанцах и укрепленных городках. Венгры потребовали от правительства предоставить эту страну, которую занимали сербы, себе. Правительство с этим согласилось. Сербы посчитали, что это было оскорбительным, потому что они освободили эту страну от турок.

Они попросили и получили разрешение покинуть империю. И их лидеры со своими семьями и другими офицерами увели 100 сербских гусарских семей в Киев. Здесь они стояли почти два года, снимая квартиры, ожидая указа. Генерал Хорват (Chorvat), как уже было сказано ранее, со своими переселенцами  выбрал область между Днепром и Бугом на польской границе по Тасмину (Tasmin), Выси (Vis) и Синюхе (Sinucha), под названием Новая Сербия (Nowaja – Serbija). А генералы де Прерадович и Шевич на правой стороне Донца, от устья реки Бахмут до устья реки Луганчик (Lugantschik),  включая реку Лугань со всеми ее притоками, между границ запорожских и донских казаков, под именем Славяно-Сербия (Slawens – Serwien). Генералу де Прерадовичу для 10 рот достались лучшие земли в верховье Лугани и Донца, а генералу Шевичу нижние земли, лежащие на Донце и Лугани, и Луганчика, последняя служила границей донских казаков, также для 10 рот. В первой половине оставлялась земля, предназначенная для крепости Бахмут, а во второй половине следовало выбрать место у истоков Миуса, Луганчика и Ольховой для крепости меньшего размера. Осенью 1753 года генералы пришли со своими людьми в эту область и сумели пережить жестокую зиму, и с  началом весны 1754 г. для 20 рот стали строить слободы с широкими и ровными улицами. Первые поселенцы постепенно дополнялись жителями из Венгрии и Сербии. Но более всего из Малороссии, для заселения частных офицерских слобод.

Эти 20 рот просуществовали 10 лет. Когда в 1764 году была создана Новороссийская губерния, значительные изменения произошли в Славяно-Сербии и Ново-Сербии – они были ликвидированы. Бывшая Новая-Сербия стала Елисаветградской провинцией Новороссийской губернии; а Славяно-Сербия – частью Бахмутского городового уезда Екатерининской провинции той же губернии. Из 20 рот был создан Бахмутский гусарский полк, четвертый по счету. Дополнительно в Бахмуте расквартировались 16 рот кирасирского Самарского гусарского полка, созданного путем слияния несколько лет назад Молдавского и Македонского полевых гусарских полков. Последний был создан только в 1756 г. из черногорцев, которые пришли с митрополитом Петровичем  в Новую-Сербию, и которые были переселены в местечки Омельник (Amelnik) и Манжелеевку (Manscheleevka) на квартиры в 1757 году, но уже во время прусской войны.  Таким образом, Бахмутский гусарский полк  был значительно усилен. Еще полк получил увеличение за счет 100 молдавских семей, выведенных майором Штеричем после войны и расселенных по ротам.

До создания Новороссийской губернии город Бахмут относился к Воронежской губернии, а в уезде проживало много малороссиян, из которых и был создан Бахмутский казачий полк. В 1764 году он стал называться Луганский пикинерный полк, роты которого расположились по рекам: Бахмут, Торец, Булавин Колодец и Крынка.

——————————————————————————————

Прямая речь

Николай Ломако, архитектор, член союза краеведов Украины

Цель данной статьи – показать, что путешествие, представленное харьковскими учеными как «Дневник путешествия по Слободско-Украинской губернии академика Санкт-Петербургской Академии наук Гильденштедта в 1774 г.», есть всего лишь фрагмент  путешествия по Новороссийской губернии  из раздела «Поездка в Бахмут».

Качественный перевод поездки в Бахмут сделала М.Н. Салтыкова в 1891 году. У Салтыковой из «Поездки в Бахмут» был исключен раздел путешествия южной частью Бахмутского уезда, т. е. период с 22 по 31 августа. Эти 9 дней путешествия полностью не переводилась, по крайней мере, мне их отыскать не удалось. Анализируя перевод Салтыковой, я заметил, что город Тор переведен как Славянск, хотя достоверно известно, что на 1774 г. он не мог быть с таким названием, в Славянск он был  переименован только в 1785 году. Вот такая деталь натолкнула на мысль, что надо смотреть оригинальное издание на немецком языке. Текст оказался набранным готическим шрифтом, что составило дополнительные трудности в переводе. Здесь я представляю вам на суд мой собственный перевод.

 

Добавить комментарий