Подземный Луганск


424

 

Удивительно, но раз за разом проходящие в Луганске инвестиционные форумы никак не обратят внимания на наиболее очевидный проект, который бы принес не только серьезные прибыли и невероятную капитализацию, но и в один миг выдвинул бы Луганск в число туристических центров Украины

 

Разговоры о том, что под нашим городом параллельно существует «запретный Луганск», для достаточно большого количества посвященных никогда не были тайной. Более того, даже в СМИ неоднократно пересказывались различные версии и байки об истории и секретах городских подземелий, иногда даже с топографической привязкой к совершенно конкретным улицам, объектам и историческим зданиям.
Однако никто до сих пор не пытался все эти разрозненные сведения систематизировать в инвестиционное обоснование и, главное, перевести из развлекательной плоскости «это интересно» в брутальную конкретику «что со всем этим счастьем делать?».

Прикладная топография

Если отбросить лирику и перейти на сухой язык аналитики, то окажется, что все многообразие баек и городских легенд жестко укладывается в прокрустово ложе структуры подземного Луганска, которая четко делится на три вида:

* Первый: инженерные проходы и коммуникации (бункеры, бомбоубежища, подземные переходы etc.) военно-государственного и служебного назначения, а также гражданской обороны, информация о многих из которых практически наверняка относится к категории государственных или ведомственных тайн.
* Второй: исторически сложившиеся искусственные подземные ходы и подземелья, обширные зачастую подвальные комплексы исторических зданий и объектов, а также проходы и каналы между ними.
* Третий: подземные галереи и ходы на базе заброшенных мергельных выработок, а также культурно-исторические объекты, появившиеся в этих подземельях позднее.
На сегодня с высокой степенью достоверности можно говорить о реальности следующих подземных объектов Луганска:
* Подземная улица, проходящая под проезжей частью ул. Октябрьская и Карла Маркса. Создана в старом купеческом районе якобы путем дооборудования старой мергельной выработки. Входит в комплекс подземных коммуникаций, концентрирующихся в исторической зоне бывшего Патронного завода. По слухам, сегодня эта коммуникация находится под юрисдикцией вневедомственной охраны милиции. Кто контролирует подземные активы Станкостроительного объединения «Завод имени Ленина» – неизвестно.
* Обширные подвальные комплексы с богатой историей находятся под зданием ныне сгоревшей 7 поликлиники (до этого бывший «дом Васнева», Гимназия, ЧК, НКВД, Гестапо, УМВД). Также известно, что от подвалов «дома Васнева» тянется обустроенная в прошлом сеть подземных тоннелей (не менее трех). Возможно, что как минимум один из проходов замыкается с разветвленным подвальным комплексом, расположенным в группе зданий Областное Управление МВД – Дом Техники (бывший храм).
* Инженерные проходы между зданиями областной администрации и эвакуационной галереей, проложенной до драмтеатра. Там же находится комплекс бомбоубежищ, входящий, по-видимому, в юрисдикцию управления Гражданской обороны и МЧС.
* Инженерный проход от подвалов Луганского областного краеведческого музея до пл. Борцов Революции (возможно, он соединяется с подземной улицей Октябрьская – Карла Маркса).
* Система подвалов комплекса зданий областной детской больницы, лечебные корпуса которой ранее связывались с пищеблоком технологическими подземными переходами.
* Подземная галерея, проложенная от подвалов бывшего ДК «Железнодорожников» до побережья р. Луганка в Парке 1 мая.
* Обширные подвальные комплексы могут располагаться под рядом зданий т.н. «старого центра».
* В центре города находится немалое количество законсервированных бомбоубежищ, системно строившихся в советскую эпоху в математической пропорции к проценту городского населения.
* Общеизвестно о наличии заброшенных мергельных выработок в Каменнобродском районе, а также о наличии там заброшенной подземной церкви и подземных объектов, создание и использование которых датируется периодами Революции и Гражданской войны.

Прикладная конспирология

Вероятно, большая часть этих подземных объектов является засекреченной, и на них так или иначе распространяются положения о государственной тайне и многочисленные ведомственные циркуляры. Многие ведомства рассматривают объекты, попавшие с развалом Союза в их распоряжение, как некие законсервированные активы и, скорее всего, просто не знают, как их конвертировать в реальный капитал. Однако для изъятия таких активов в «общее пользование», очевидно, потребуется серьезная политическая воля. Именно поэтому люди, видевшие эти объекты воочию, совсем не спешат поражать зрителей своими откровениями с телеэкранов. В таких условиях, соответственно, не могут не рождаться различные конспирологические версии.

Наиболее известная гласит, что неспроста на спутниковых снимках Google исторический центр Луганска размыт – нет снимков с высоким разрешением. А ведь именно аэросъемка на сегодня является приоритетным методом археологических изысканий – с высоты прекрасно видны скрытые под землей объекты. Недетского куража конспирологам добавляет и тот факт, что линия границы резкости сервиса Google Map начинается в аккурат от здания, где ранее располагался бывший магазин «Птица», напротив площади «Борцам революции» – как раз в том самом месте, где, по утверждениям, и начинается подземная галерея, лежащая под улицами Октябрьская – Карла Маркса.

Прикладные сравнения – Луганск

Любой инвестиционный проект начинается с главного – с идеи: «что сделать такого, чтобы потом стричь с этого купоны, желательно, щедро и как можно дольше». Применительно к подземным ходам и объектам до недавнего времени в нашей стране подход был либо, условно говоря, «исторический», либо примитивно «прагматический». В первом случае создавали культурно-исторические объекты, такие, как музей-заповедник Киево-Печерская Лавра или Аджимушкайские каменоломни под Керчью. Во втором случае просто сдавали бывшие бомбоубежища в коммерческую аренду для выращивания, к примеру, шампиньонов.

Однако и первый, и второй варианты, с точки зрения серьезного инвестиционного подхода, имеет достаточно низкий КПД. Примером максимально эффективного коммерческого использования ресурса подземных коммуникаций для достижения наивысшего финансового результата на квадратный кубометр подземной площади может послужить, не удивляйтесь, как раз наш Луганск. Именно здесь был реализован проект по реконструкции подземного перехода улиц Советская-Оборонная и создания торгово-развлекательного центра на пересечении двух магистральных артерий города с пропускной способностью в среднем до 60 тыс. человек в день.

Однако этот значительный по местным меркам проект в силу своей узкой коммерческой направленности не стал ни мощным PR-трамплином для своего создателя, ни культурной точкой на карте города, ни жемчужиной туристической привлекательности Луганска.

Прикладные сравнения – Львов

Совершенно другой подход демонстрирует Львов, занимающий после столицы в Украине второе место по привлекательности для внутреннего и внешнего туризма. Именно Львов отличается наиболее новаторским подходом к теме создания подземных туристических маршрутов в нашей стране. Так, например, в ходе личного общения 18 февраля прошлого года заместитель Львовского городского головы по гуманитарным вопросам Василий Косив (он отвечает, в частности, за «промоцію міста») утверждал, что Львов на воплощение проекта создания подземного маршрута получил грантов ЕС и помощи городской общины на сумму 446 тыс. евро. Для сравнения, аналогичный проект в польском Жешуве (туристический маршрут у которого получился вдвое короче львовского) обошелся городской казне в 2,5 млн евро.

Результат налицо: Львов является лидером на Украине по росту количества туристов. Сегодня его посещает более миллиона человек в год. Городской голова Андрей Садовый прямо говорил, что каждый турист в среднем оставляет в городе чуть более 450 долларов. Его слова подтверждает и официальная статистика: город стабильно зарабатывает на своей популярности до полумиллиарда долларов в год, что составляет более 16% от его ВВП.

Прикладной опыт

Европейские тенденции однозначно свидетельствуют о том, что на сегодняшний день общепризнанным трендом является создание туристических маршрутов по подземным городским коммуникациям.
Для наглядности, покажу схематично: под зданием «А» находится разветвленная сеть подвалов бывшей городской ратуши, ныне коммерческого банка; под зданием «В» – монашеские кельи и трапезный зал Францисканского монастыря, являющегося сегодня музеем архитектуры; под зданием «С» – пыточные застенки жандармских казарм, переоборудованных в торгово-развлекательный центр, а от подвалов здания «D» тянутся ходы заброшенной каменоломни, в которой лет триста уже никто ничего не добывает.

Что делают наши продвинутые европейские коллеги, найдя перечисленное сочетание, как в случае с нашими гипотетическими «АВСD»? Первое, они находят инвестора, который готов вложить деньги в долгосрочный проект, получать серьезную прибыль и, главное, стать обладателем более чем серьезной капитализации государственного, а то и мирового уровня. Второе, они подключают к этому проекту муниципальные и государственные финансовые средства, а также другие различные ресурсы, тем самым становясь совладельцами этого объекта, изначально превращаемого в холдинг, и участвуют в получении своей доли всевозможных бонусов. Третье, они приступают к системной реализации проекта, где одни разрабатывают техническое обоснование, другие пробивают тоннели между объектами, третьи создают новые музейные коллекции и пишут новые городские легенды.

Через пару лет появляется новый туристический маршрут, сочетающий в себе подземные церкви и культурные реликвии, исторические места и мини-музеи, познавательные маршруты и диковинки, киноконцертные залы и площадки, магазины и сувенирные лавки, а также кафе, бары, кофейни и заведения национального фастфуда. За два-три часа маршрута турист прикоснется к великому и к истории, отдохнет, перекусит, накупит сувениров и вернется счастливым в одну из гостиниц города, — тем самым оставив в  его казне некое количество денежных знаков, а в душе – любовь и уважение к этому городу, как к одному из духовных и культурных центров страны.

Прикладное конструирование

Для запуска такого проекта в Луганске необходима, прежде всего, воля – нужен Чингисхан, к ногам которого положат ключи от подземного, а с ними – и всего остального города. Ведь очевидно: публичный «отец» этого проекта станет живой легендой Луганска.
В целом же реализация проекта видится как составляющая из трех этапов.

VIP составляющая: принципиальное согласие национальных элит на запуск такого проекта в Луганске; плюс волевое «решение» вопроса секретности и ведомственной собственности с последующей инвентаризацией доступных под проект подземелий и подземных коммуникаций.
Техническая составляющая: разработка маршрута (или нескольких маршрутов), а также создание в нем перечня исторических, культурных, коммерческих объектов и проектно-сметной документации.

Гуманитарная составляющая: создание  фондов для новых музеев, реконструкция мифологии, реализация комплексной PR-программы проекта.
Для понимания важности гуманитарной составляющей – один факт: в Луганске есть пяток крупных музеев областного масштаба, куда, кроме организованных экскурсий школьников, никто не ходит. В условиях XXI века наши музеи продолжают функционировать в методологиях века XIX. А вот во французском Лионе, к примеру, где населения примерно столько же, сколько и у нас, расположено свыше четырехсот картинных галерей, биенальных площадок, музеев и прочего. И это только касаемо изобразительного искусства. Все это благолепие – частные заведения, и, значит, они априори не убыточны, коль уж существуют, а не закрыты.

Очевидно, что сами по себе, без создания культурной начинки, подземные ходы никому не интересны. Во Львове при строительстве подземных маршрутов сразу были «обретены» утерянные средневековые саркофаги и прочие древности. А у нас, к слову, революционная подземная типография при Климе Ворошилове работала, да катакомбная церковь в Камброде при «красном терроре» исправно служила – а никто и ни гу-гу.

Прикладные бонусы

Свое исследование я начал с инвестиционной составляющей этого проекта. Вот на теме бонусов и закончу.
Реализация подобного проекта позволит достичь сразу нескольких значимых целей.

Человек, который будет позиционирован как «отец» этого проекта, навсегда войдет в историю города, а также получит колоссальный электоральный ресурс. Весьма спорному по реальным достижениям Алексею Данилову хватило одной достроенной им эстакады, чтобы навсегда поселиться в сердцах луганчан.
Люди, реализовавшие этот проект, получат в собственность несколько новых улиц в старом центре города вместе с пакетом бонусов в виде туристических маршрутов, частных музеев, историко-художественных галерей и памятников, культовых объектов, ресторанов, кофеен, бутиков, сувенирных лавок и прочих доходных мест. В целом, такой объект будет иметь более чем серьезную капитализацию, сопоставимую по стоимости, как минимум, с пятком таких торговых центров, как, например, комплекс подземного перехода «Советская–Оборонная».

Луганск впервые начнет путь к реальной трансформации из постиндустриального депрессивного захолустья в один из туристических центров Востока Украины.
Ну, а я пока застолблю за собой авторское право на этот инвестиционный проект коммерческого освоения луганских подземелий.

Глеб Бобров

Добавить комментарий