Перелом совести


678Хуже всего, что имена пострадавших, а главное – подробности, от которых разрывается сердце, мы не можем опубликовать. Люди пишут в редакцию о том, чего натерпелись от травматологов, какие заоблачные суммы им пришлось платить за протезирование – и в то же время просят не публиковать ничего, что могло бы указать лично на них: «А если мне придется потом снова туда? Они же мне не окажут помощь»…Однако обращения в редакцию заставили нас заняться темой. Что же на самом деле происходит в луганской травматологии?

Ответ, который мы предвидели

Здесь нельзя просто изменить имя пациента: каждая травма – уникальна, так что вычислить жалобщика будет легче легкого. Почему люди боятся? Лечение еще не завершено. Есть вероятность, что придется снова обращаться к тем же самым эскулапам. Потому что больше некуда – это предел, так сказать, возможностей: отделение травматологии областной больницы.

Да, во всех случаях травмы тяжелые, сложные переломы. Но суммы!.. Мы точно знаем минимум об одной семье, которой пришлось продать квартиру, чтобы оплатить лечение. А сколько еще таких пациентов остается молчать?

Не будем сейчас акцентировать внимание на таких мелочах, как медикаменты, которые людям указали в списке «необходимых», а затем не использовали. Главное, люди пишут, что в других областях металлические конструкции, которые используются в травматологии, стоят в разы дешевле.

«Врач написал, что нужно, мы пошли в аптеку. Потом с этим чеком пришли, нас взяли на операцию. Там был огромный пакет лекарств, туда же имплантанты входят».

Имплант в этом случае был подобран, видимо, неправильно, через несколько месяцев он сломался. Пришлось делать новую операцию, правда, за нее взяли уже меньше…

Аптека, куда посылают всех пациентов отделения травматологии (точнее, их родственников – сами пациенты не особо-то ходят, как правило), – это аптека под названием «Пульс». До недавнего времени ее пункт находился прямо в областной больнице на втором этаже. Когда коммерческие аптеки вместе с прочими частными медструктурами облздрав «попросил» из коммунальных медицинских учреждений, «Пульс» тоже выехал. Правда, недалеко: головной офис аптеки находится буквально напротив облбольницы, даже адрес имеет почти такой же – ул. 50-летия Обороны Луганска, 14. Только к номеру прибавлена буковка «-П».

Что же за аптека такая?

Поиски в Интернете результат дали быстрый и не совсем неожиданный.

Выяснилось, что «Пульс» – это не официальное название. В документах значится, что аптечный бизнесмен по этому адресу – физическое лицо-предприниматель Ивченко Андрей Валерьевич.

Андрей Ивченко – профессор кафедры травматологии, ортопедии с ЛФК Луганского государственного медуниверситета. Впрочем, в контактной информации на сайте «Золотые страницы» указан электронный адрес ivchenkod@poisk.lg.ua. Как можно догадаться, «ivchenkod» – это главный травматолог области Ивченко Дмитрий Валерьевич, родной брат Андрея Валерьевича, и тоже профессор той же самой кафедры. Которой заведует Ивченко Валерий Константинович – до последнего времени ректор Луганского медицинского университета.

С учетом курса доллара

Разговор с Андреем Ивченко у нас получился любопытный. Действительно ли протезы и металлические конструкции, которые используются в травматологии, стоят у нас в области дороже, чем в других регионах?

– Ну, это вопрос не ко мне – я же не торгую, не продаю. Как они в аптеке есть – так люди их и покупают, – стал объяснять Андрей Валерьевич. – Мы людям дали, какие металлоконструкции нам нужны – они в аптеку пошли и купили. Нам приносят – мы их ставим. А где их люди берут… Мы же их не у себя продаем.

Дальше выяснилось, что пациент, оказывается, оплачивает «в Киев» – это касается, по словам Андрея Ивченко, и травматологических имплантов, и протезов суставов. Люди будто бы покупают все это напрямую у оптовых поставщиков! Непосредственно у импортеров!

– Чтобы поставить один имплант (здесь – эндопротез сустава. – Авт.), человек оплачивает в Киев, а к нам этого импланта приходит 15 видов. И из них я выбираю тот, который ему нужен, а все остальные уходят обратно в Киев.

Правда, затем, когда мы перешли к теме выбора протезов, профессор Ивченко все же сбился на «цены у нас». Имелось ли в виду только «в нашем регионе»?

– Если цементное протезирование (оно предпочтительней пожилым людям), – протез стоит около 2 тысяч долларов, если бесцементное – около 3 тысяч, – объяснил порядок цен профессор Ивченко. – Разница в зависимости от производителя – когда 300 долларов, когда 500. Я не сказал бы, что цены у нас сильно отличаются от других городов. Цены на импланты диктуем не мы, а киевляне. Как они скажут: с учетом курса доллара.

Как же эта «оплата киевлянам» согласуется с потоком людей, которые идут за металлоконструкциями и эндопротезами в аптеку «Пульс» – то бишь к физическому лицу-предпринимателю Андрею Валерьевичу Ивченко?!

Блистательная карьера

Всего лишь три года назад, в конце 2010 года, сеть аптек ФЛП Ивченко А.В. состояла из трех точек, информирует сайт Госслужбы по лекарственным средствам. Собственно головной офис – «Аптека №1» на упомянутой ул. 50-летия Обороны Луганска, 14-п; аптечный пункт №1 этой аптеки на втором этаже областной больницы и аптечный пункт №2 – в Краснодонской центральной горбольнице.

Как раз в травмпункте ЦГБ проходил интернатуру и работал пару лет по ее окончании до 2000 года Дмитрий Ивченко. Здесь можно сделать лирическое отступление о блестящей карьере Дмитрия Валерьевича. В декабре 2000 года он поступил в аспирантуру по специальности «ортопедия-травматология» в родной медуниверситет. В 30 лет в 2003-м он защищает кандидатскую, в 33 года становится доцентом, в 37 лет – профессором кафедры травматологии и ортопедии. А впоследствии – главным травматологом области.

С научными успехами совпадали и коммерческие удачи. Так, из «Вестника государственных тендеров Украины» №6 (227) от 13 февраля 2006 г. мы узнаем, что ФЛП Дмитрий Ивченко выиграл тендер на поставку лекарств Фонду соцстраха от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний. Сумма небольшая, но приятная – 588 тысяч 146 гривен. Через год, в марте 2007-го, Ивченко Д.В. поставляет тому же фонду лекарства и изделия медицинского назначения на сумму 648 тысяч 659 гривен.

Примерно между 2007 и 2010 годами аптеки перешли к младшему брату Дмитрия – Андрею Ивченко.

К декабрю 2012-го сеть состояла уже из пяти точек. Среди пополнения был аптечный пункт в Северодонецке, где как раз стал начальником горздрава Роман Водяник, с семьей которого Ивченко, как говорят, связывают некие отношения.

«На территории хирургического корпуса открыта аптека «Пульс», принадлежащая областному травматологу Ивченко (друг семьи Водяников). Только там приобретается хирургический материал для операций. По устному указанию Р.Водяника, все врачи обязаны направлять больных только в эту аптеку. При отказе больного, следует отказ врача в оказании хирургической помощи».

Это цитата из письма, направленного в том же 2012 году в адрес высшего руководства страны, а также Генпрокурора Виктора Пшонки и министра здравоохранения Раисы Богатыревой. Судя по всему, тогда проверяющим не удалось найти подтверждения фактам, но документ наверняка взяли на заметку.

Примечательно, что подобные вести долетали периодически и из Свердловска. В тамошней центральной горбольнице пациентов за материалами для операций посылают в аптечный пункт, который принадлежит Татьяне Ивченко. Вы будете смеяться, но начальник свердловского горздрава тоже носит фамилию Ивченко, а отчество у него – как и у экс-ректора медуниверситета – Константинович. Зовут Константин. И резиденция К.К. Ивченко –
в той самой ЦГБ.

Настоящей цены не узнать

Система выстроена так, что за имплантами для травматологии, да и для протезирования суставов, на которых специализируется семья Ивченко, обратиться, по сути, некуда, кроме их аптек. Другие сети, которые могли бы составить конкуренцию, не берутся за этот спе-цифический вид товаров. Какие могут быть обороты, если всех больных все равно посылают в так называемый «Пульс»?

Соответственно, цены «монополист» может ставить практически любые.

Особенность этого бизнеса еще и в том, что обычный человек ни за что не узнает, сколько на нем наварили. Оптовых цен в открытом доступе нет. Мы прошерстили сайты поставщиков: ассортимент есть, цен – нет.

– Это беспокоят вас из Луганска. Аптечная сеть ЧП такой-то, – звоним одному из крупнейших оптовых поставщиков, в компанию «Восток-Медсервис». – Мы хотели бы заняться продукцией по травматологии – пластины, спицы, стержни, шурупы. Можно ли получить прайс от вас?

– Прайс вы не получите. Конкретный заказ на электронку – и получите ответ. А «дайте мне цены по всем» – это несерьезно. Если вы не хотите делать заказ, значит, вы хотите получить просто прайс.

– А если я просто хочу узнать цены?

– Нет, нет. Потому что много конкуренции, я не знаю, кто вы, зачем оно вам надо. Конкретный заказ – конкретный ответ. Нет конкретного заказа – нет конкретного ответа.

Конкуренция – странное объяснение подобной секретности. Здесь неизбежно возникают мысли о том, что дело нечисто.

– Мой тесть сломал плечевую кость две недели назад, – рассказывает луганчанин Павел. – Сначала обратился по месту жительства, в области. Ему сказали, на операцию потребуется 10 тысяч гривен. Приехали в Луганск, ему поставили спицу за 7 тысяч. Заплатили травматологам. Сам понимаешь – вариантов нет. Деньги докторам отдали, они сами все сделали. Это же товар такой, что просто в аптеке не купишь. И сколько он стоит на самом деле, не выяснишь, цены не сравнишь.

По мнению некоторых экспертов, цены на эндопротезы в Луганске по сравнению с Киевом и Днепропетровском завышены иногда вдвое, иногда – больше. Протезы суставов, которые можно найти в Украине по 8 тысяч гривен, в Луганске предлагают, начиная от 16 тысяч. Травматологические импланты также продают втридорога. Накрутка доходит до 1000 процентов! Скажем, шуруп, который в России стоит в эквиваленте 24 гривны (3 доллара), наши травматологи (читай – через аптеку «Пульс») продают по 256 гривен. Так ли это на самом деле – хорошо бы, чтоб сказала вслух компетентная комиссия.

Недавно глава Госинспекции Украины по контролю за ценами Александр Киселев, комментируя заоблачные цены импортных лекарств, сказал:

– В моем понимании, для эффективного контроля за ценами на медпрепараты нужны некоторые законодательные новации – тотальный контроль цен на импортные лекарства, регулирование торговых наценок и установление предельного уровня цен на определенный перечень препаратов. Да, возможно, это жесткое регулирование, однако вопрос цен на медикаменты – стратегически важен, и тут не до игр.

Вероятно, жесткое регулирование торговых наценок стало бы решением и для пациентов травматологии. Беда лишь в том, что «вода течь найдет»: если не разбудить в медиках совесть, они найдут другие способы обобрать людей, которые оказались в беде…

Власть в курсе – Ивченко уже отстранен

Когда мы обратились за комментарием в Департамент здравоохранения Луганской областной госадминистрации, оказалось, что там уже в курсе проблемы. Возмущенные пациенты писали не только в газету, но и в органы власти.

– У нас сейчас на рассмотрении целый ряд таких жалоб, – говорит заместитель директора Департамента Инна Фесенко. – Люди жалуются на неподъемные для них цены протезов, металлоконструкций, используемых в травматологии, указывают на то, что в других регионах цены на такие же товары значительно ниже. В связи с этими жалобами с 13 февраля 2013 г. отстранен от должности внештатный областной травматолог Ивченко Дмитрий Валерьевич – до окончания расследования. Мы создали компетентную комиссию, чтобы выяснить, почему так происходит.

 

Справка

Вспомним скандалы

– В феврале 2009 года был отстранен от должности главный врач Луганского областного онкодиспансера Леонид Чибисов. Под его руководством, как установила комиссия облздрава, в учреждении проводились многочисленные махинации. Больным ставили заведомо ложные диагнозы с целью взять деньги за ненужные операции и другое «лечение», которое плачевно сказывалось на здоровье. Чибисов вскоре уехал в Киев, где попытался устроиться главврачом одной из горбольниц, но долго в кресле не усидел. Сообщений о наказании бывшего главврача ЛОКОД не поступало.

– В конце февраля 2011 года на имя председателя Луганского облсовета Валерия Голенко пришло письмо от жительницы Троицкого района, которая пожаловалась на «бесплатное» лечение в отделении реанимации для новорожденных Луганской областной детской больницы. Галина Ступак родила двойняшек, состояние детей было тяжелым. Их отправили в отделение реанимации Луганской областной детской больницы. Родителей уверили, что лечение новорожденных будет бесплатным. В результате один ребенок не выжил, а для лечения второго – девочки – врачи предоставили «счет» на несколько тысяч гривен. После огласки и скандала было возбуждено уголовное дело, а главный врач Василий Ткаченко написал заявление об уходе. Заведующую отделением новорожденных Ларису Дараган уволили на основании выводов комиссии, отраженных в акте служебного расследования.

© Александр Белокобыльский, специально для «РГ»