Остров не/везения


413Конфликт, который сегодня разгорелся в Украине, поразительно схож с тем, что происходило на Кипре почти полстолетия назад. Маленькое островное государство, где любят хранить свои деньги украинские толстосумы, с 1974 года разделено на две части. «Реальная газета» побывала на острове, разузнала об истоках конфликта, о том, что киприоты думают о ситуации в Украине, и видят ли они сходства с событиями 40-летней давности у себя на родине

Мы расположились в просторной деревенской таверне вдоль дороги, следующей из Ларнаки в русифицированный Лимассол. Пожилой грек-официант, по совместительству – владелец заведения, поинтересовался, не из России ли мы. Услышав, что мы из Украины, он поведал, что его жена – этническая русская из Львова, и за ситуацией в нашей стране он внимательно следит. Выслушав наше видение того, что происходит на самом деле, он высказал свое, причем безальтернативное, мнение: Путин будет творить в Украине все, что захочет, пока окончательно не расколет страну, забрав ее русскоязычную часть себе.

– Мы это все уже давно прошли, 40 лет минуло с момента турецкой оккупации, а дело так и не сдвинулось с мертвой точки, – поведал нам киприот.

Краткая история конфликта

В 1960 году Кипр получил независимость от Великобритании. В этом же году был подписан Договор о гарантиях независимости Кипра, согласно которому гарантами целостности страны выступили Греция, Турция и Великобритания. Вот и первая параллель с Украиной и Будапештским меморандумом 1994 года.

А теперь самое интересное. В результате государственного переворота и свержения действующего на тот момент президента Макариоса в 1974 году к власти на острове при поддержке правившей тогда в Греции хунты пришла группа радикалов. Это было оценено турецкими властями как первый шаг к объединению Кипра и Греции с возможной перспективой этнических чисток по отношению к туркам-киприотам. Снова дежавю.

Турецкая армия высадилась на острове и в ходе боевых действий поставила под свой контроль около 35% площади острова. Турецкие войска в ходе второй фазы вторжения заняли 38%
территории острова и установили линию раздела. По утверждению турецкой стороны, занятие трети территории острова объясняется тем, что турки-киприоты составляли на тот момент около 35% населения Кипра. Эта цифра оспорена греческой стороной, считающей, что турки-киприоты составляли около 18% населения. И снова все, как по учебнику.

Высадка и этническая чистка, произведенная турецкими войсками, привели де-факто к разделу острова на две части, населенные турками и греками соответственно, и, уже во вторую очередь, к реставрации правительства Макариоса. Хотя турки воспользовались именно отстранением Макариоса для своей интервенции, после высадки они перестали признавать его президентом Кипра.

В знак протеста против неспособности структур НАТО остановить конфликт, Греция выходит из этой организации. В ходе раздела острова из турецкой части Кипра бежало до 200 тыс. греков, из греческой – до 30 тыс. турок. В результате, столица южного Кипра Никосия оказалась разделенной на две части – греческую и турецкую, несколько городов в районе демаркационной линии стали городами-призраками – покинутыми и безлюдными.

После почти двухлетнего затишья, 11 февраля этого года, вновь начался официальный диалог между греческой и турецкой общинами Кипра. В переговорах, проводимых под эгидой ООН, стороны надеются выработать новую систему, позволяющую создать на Кипре федеративное государство.

Как видите, аналогии с ситуацией в Украине поражают. И, к сожалению, ничего хорошего они нам не сулят, ведь в военных столкновениях тогда погибли сотни людей с обеих сторон.

Страна евроскептиков

– Евросоюз – это проект Германии, они всем здесь заправляют, – говорит таксист из Ларнаки. – Они скупают во всех странах самые ценные активы и навязывают нам свою валюту – евро. Вам не стоит поддаваться Германии, лучше быть с Россией.

После этого заявления я впал в ступор. Ни в одной стране ЕС вы никогда ничего подобного не услышите.

– А что хорошего в России? – спросил я у таксиста с непонятными наколками на руках.

– У них много денег, – со знанием дела ответил мне киприот.

Германию не любят во всем ЕС, это правда. Немцы жестко лоббируют интересы своего бизнеса по всей Европе, большая часть подрядов на инфраструктурные проекты достаются именно им. Не менее рьяно они продвигают и свою валюту – евро. С каждой новой страной, входящей в еврозону, Германия становится все богаче и могущественнее.

Киприоты разделились на два лагеря. Одни жалеют о вступлении в Евросоюз и хотели бы из него выйти. Другие – признают, что введение евро было ошибкой, Евросоюз, как политико-экономическое объединение их не устраивает, но выходить они из него не хотят, надеются на его модернизацию.

Как ни странно, у крошечного Кипра есть существенный рычаг давления на всесильную Германию. Если они откажутся от евро, их примеру последуют все страны Средиземноморья, и весь немецкий валютный проект рухнет. Этим они время от времени шантажируют Ангелу Меркель, но далеко не всегда успешно.

Кризис

Последние десятилетия Кипр привлекал мировых инвесторов выгодными налоговыми ставками и лояльным отношением к происхождению денег, приходящих в его банковскую систему. Иными словами, страна закрывала глаза на отмывание в ее банках денег со всего мира, и особенно с постсоветского пространства.

Так, на маленьком Кипре появился огромный банковский сектор, притом, что население страны – меньше миллиона. Сумма вкладов физических лиц в банках острова составляет около 35 млрд евро. Кроме того, там сосредоточено более 21 млрд евро вкладов юридических лиц. Еще 11,5 млрд сберегают международные финансовые институты. Всего – около 68 млрд евро вкладов, треть из которых – иностранных инвесторов.

В разгар банковского кризиса прошлой весной СМИ сообщали, что крупный луганский сельскохозяйственный холдинг «Агротон» аккумулировал на счетах кипрских банков около $4,5 млн, более половины из которых он потерял в результате реструктуризации банковской системы.

О причинах банковского кризиса на Кипре написано очень много. Если совсем просто, то в результате мирового финансового кризиса инвесторы начали спешно выводить деньги из солнечного Кипра. И, как оказалось, у киприотов ничего кроме банков в экономике и нет. Ну, не может банковский сектор страны в разы превышать ее ВВП, иначе будут проблемы.

Если же говорить о последствиях этого кризиса, то они вовсе не такие апокалиптичные, как может показаться из сообщений СМИ. Да, на острове много пустующей недвижимости, а безработица среди населения составляет около 17%. Тем не менее, каждая киприотская семья имеет 1-2 автомобиля. Молодежь практически поголовно учится в Британии и одевается в брендовых бутиках.

Как сообщил «Реальной газете» студент из Мариуполя Евгений Бурлака, проходящий стажировку в неправительственной организации в Никосии, за полгода он ни разу не видел на улицах бродяг.

– До кризиса киприоты обедали в ресторанах каждый день, после – пару раз в неделю, – поделился своими наблюдениями Евгений.

Русский фактор

Лимассол – город с древним портом, замком крестоносцев и античным древнегреческим театром. Сегодня его неофициальное название – Лимассолград. В городе проживает около 40 тыс. русскоговорящего населения из постсоветского пространства.

Когда мы подъезжали к городу с восточной его части, мой друг киприот обратил внимание, что почти все виллы, расположенные по обе стороны шоссе, принадлежат русским. Действительно, холмы над Лимассолом являются обителью многочисленных великолепных дорогих особняков, обозревающих море. Многие из этих роскошных вилл покупаются благодаря непрозрачным оффшорным инвестициям. Их цена исчисляется суммами от нескольких сотен тысяч евро до десятков миллионов, в то время, как местные жители жалуются, что приток «денежных» русских взвинтил цены на недвижимость.

В городе работает русскоязычная радиостанция, газета, театр, который называется «Светлица». В остальной части Кипра, где русскоязычное население оценивается примерно в 50 тыс. человек, выходит еще одна русская газета, 7 журналов, имеются 4 школы и еще 15 учебных заведений разного уровня. В Лимассоле много русских магазинов (Russian shops), однако все товары в них производятся по лицензии в Германии. Вот такой немецкий протекционизм.

– Я лично знаю русского, который купил виллу в горах ближе к центру острова более чем за 20 млн евро, – говорит Мариос, общественный деятель из Никосии. – В этом дворце есть абсолютно все. Он живет там пару недель в год и платит за дом сумасшедшие налоги.

В целом русских тут не очень любят, но терпят, как своеобразное неизбежное зло, которое своими финансовыми вливаниями не раз спасало национальную экономику от коллапса. По мнению аналитиков, следующие в очереди на роль спасителей – китайцы.

Олег Чанкотадзе